1 декабря 2022, четверг, 20:54
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Любители на цены не смотрят»

4
«Любители на цены не смотрят»

Как белорус после 30 лет в шоубизнесе начать выращивать перцы.

Юрий Слепцов большую часть жизни занимался шоу-бизнесом, а теперь выращивает в своих теплицах страшно острые перцы и производит эксклюзивные крафтовые соусы под брендом Farm Hot Pepper. В его фан-клубе — гурманы со всего мира. Предприниматель называет себя «завернутым» на этой теме и работает над тем, чтобы она стала модной в Беларуси. О том, как делать бизнес на крафтовом продукте, — в проекте «Про бизнес».

Эксклюзивная тема

В 2019 году Юрий с женой Галиной купили дом под Лидой, чтобы было где отдохнуть в окружении природы, на берегу реки.

— У меня всегда была насыщенная жизнь: шоу-бизнес, торговая компания, дизайнерская компания… От огородов я всегда был очень далек. Но когда купили домик, решил посадить на участке несколько перцев — всегда любил острое. И они очень активно росли, — рассказывает Юрий. — Я заинтересовался этим вопросом и обнаружил, что по всему миру существует огромное количество сообществ любителей острых перчиков, это целая большая культура. Люди не только выращивают перцы, производят крафтовые соусы, но и проводят различные шоу, фестивали. И меня эта тема зацепила — сейчас я занимаюсь ей 24/7.

Через год супруги решили масштабировать свое дело и высадили около 1200 кустов перцев. На первом этапе идея была такая — коллекционно выращивать различные сорта.

— На старте мы посадили около 80−90 сортов. Они оказались совсем разными по своим цветам, формам, возможности выращивания. И еще — по остроте, ароматике, вкусовым качествам. Акцент сделали на декоративные сорта, которые можно выращивать дома на подоконнике, — их у нас было около 30 видов.

«Попсовые» перцы нас не интересовали: есть красивые сорта, но они продаются в магазинах по бросовым ценам, ими никто не занимается.

Мы же планировали продавать эксклюзивные сорта, выращенные в гроубоксах — специальных коробках, оборудованных термодатчиками, вентиляторами, освещением, питательной землей.

Но это очень недешевая история: все хорошо просчитали и поняли, что на этом не заработаешь. И мы оставили свою коллекцию только для имиджа.

Когда к нам приезжают люди, их очень впечатляет огромное количество сортов перцев. Это фантастическое зрелище.

Семена по доллару за штуку

— В основном острые перцы выращиваются в Мексике, Индонезии, Австралии, южных штатах США, Италии. Это — стабильная жара. Создать для растений похожие условия очень сложно. У некоторых сортов вегетативный период доходит до 250 дней. Поэтому мы смотрим в сторону того, чтобы сделать большую круглогодичную оранжерею.

При правильном подходе перцы могут давать очень хорошую урожайность. Наши коллеги из России, соревнуясь с англичанами, вырастили куст 2,5 метра высотой и1,5 метра шириной — с него они собрали 24,3 кг перцев, это очень много. Но там научный подход — профессиональные добавки, очень крутая агротехника, идеальные условия, обученный персонал. У таких людей мы приобретаем семена.

В сезон на свои небольшие теплицы Юрий тратит на семена около 300−500 рублей ($ 120−200). В среднем упаковка семян (от 5 штук) в зависимости от сорта стоит до $ 5. Самые дорогие — суперхоты (они же — самые острые). Но, говорит фермер, у таких сортов и стоимость плодов зашкаливает.

Например, килограмм перцев знаменитого сорта Каролина Рипер в Финляндии продается по 120 евро. Он занесен в книгу рекордов Гиннеса как самый острый перец в мире: жгучесть — 2 миллиона единиц по шкале Сковилла.

— А вообще нет такого прибора, чтобы определить остроту перца, слишком сложная технология, — рассуждает Юрий. — Сортов-«двухмиллионников» очень много, причем у них разные ароматики, совершенно разный вкус. Наша идея — вернуть первозданность вкуса конкретных сортов перцев и познакомить с ним белорусов.

«Отжимать сок, а не перебивать перец в пюре»

Сейчас Юрий производит из своих острых перцев такие же острые крафтовые соусы. И они — super hot и, по словам фермера, совершенно эксклюзивные.

— Крафтовые соусы обычно делают так: около 90−95%в соусе — томат, манго или другие недорогие составляющие, а дорогим острым перцем состав только «подбадривают». Мы же берем определенный сорт перца, отжимаем сок и к нему добавляем только соль, бальзамический уксус и фруктозу. В этом отношении коллекция Redhotpepper уникальная: каждый флакончик — это отдельный сорт перца. Такой продукт — как элитная нишевая парфюмерия.

То есть мы не идем в сторону коммерциализации, а сосредоточились на эксклюзивности.

Впрочем, из общей истории ферма Farmhotpepper тоже не стала выпадать. Поэтому в коллекции появились так называемые кетчупы. Это соусы, которые на 50% состоят из перцев и на 50% — из овощных или фруктовых соков.

— Самое главное в нашем продукте — сок перца. Выжать его непросто, — объясняет Юрий. — Чтобы не было контакта с металлом и, соответственно, окисления, нужны специальные соковыжималки — с высокоуглеродистым пластиком внутри. Такая соковыжималка с доставкой в Беларусь обходится примерно в $ 1 тыс. Гораздо рентабельнее и проще, как делают все, перебивать перцы в пюре. Но эффектнее и правильнее именно отжимать сок.

Еще одна статья затрат — упаковка для соусов. Ее решили заказывать из Китая: недешево, но именно то, что нужно.

— Это стеклянный флакон и алюминиевая крышка без обжима, которая не дает продукту протекать. В общей сложности за 700 небольших флакончиков мы отдали $ 500. В Беларуси можно купить тару дешевле, но обычно для соусов выбирают бутылочки с обжимом. Нужен хороший обжимный станок — это $ 2−3 тыс., а новые траты непременно скажутся на цене. Пластиковых крышек быть не должно: гурманы сразу чувствуют привкус пластика. Да и маленьких бутылочек не найти: тары по 100 мл в случае с нашим продуктом — слишком много. Так что для нашей концепции стекло маленького объема с алюминиевой крышкой — оптимальный вариант.

Дизайн этикеток разработал профессиональный дизайнер, по совместительству сын фермера Илья.

— В этом вопросе нам, конечно, очень повезло. Илья — крутой дизайнер, его работы можно увидеть не только на билбордах и в гипермаркетах Минска, но и в Англии, Германии, Австралии, США, Малайзии, Бразилии и многих других странах мира, — с гордостью рассказывает Юрий. — Сын с большим удовольствием разработал концепцию и дизайн этикетки. Упор сделал на визуальную узнаваемость и указанные на этикетке показатели. Также важный момент — личная подпись, гарантирующая качество своего продукта.

«Планируем сделать историю модной»

А как же относятся к таким острым соусам белорусы? Жгучая еда — это все же не про нашу культуру питания.

— Первыми дегустаторами стали наши друзья и соседи. Они были шокированы, что это не тот соус, который нужно наливать. На один прием достаточно маленькой капельки на язык или на губу. Потому и продаются соусы в минифлаконах — такого объема любителям хватает как минимум на полгода.

Сначала, поясняет Юрий, — вкусовая ароматика, потом острота. И в этот момент можно приступать к основному блюду.

— Наша задача была — сделать такой соус, который только подыграет основному блюду, украсит, даст дополнительное тепло и сопроводит его, как говорят шеф-повара.

Потом Юрий с супругой стали проводить дегустации среди незнакомых людей.

— Около 80% говорит, что вкусно, остальным сразу очень остро. Для нас это очень хороший показатель, потому что варка — непростой процесс. Важно правильно выстроить баланс, чтобы сначала чувствовался вкус, а уже потом — острота.

Вообще, говорит Юрий, всю эту историю он планирует сделать «очень модной».

— Интересно, что сейчас среди наших потребителей более активны девушки: им нравится продукт, они его с удовольствием пробуют. Но самое удивительное — это реакция детей от 10 до 14 лет. Они никогда не отказываются от дегустации, пробуют даже очень острые соусы. Потом еще друзей приводят.

Мы смеемся, что вот она, наша целевая аудитория. Только дожить бы до того момента, когда они вырастут.

Конечно, во время дегустаций производители острых соусов предупреждают об осторожности: жгучий перец нужно с осторожностью употреблять людям с болезнями ЖКТ, печени и почек, аритмией, стенокардией, гипертонией. Но у продукта есть и полезные свойства.

— Есть такое вещество капсаицин, которое содержится в перце, — в виде порошка оно используется в лекарствах от рака. Стоит огромных денег. Многие азиаты бросают перчинку в кипяток и целый день пьют эту воду. Поэтому у них очень сильный иммунитет. А еще перец разжижает кровь — вот тебе и профилактика инсультов. Считаю, что крепкое здоровье восточных людей во многом связано с употреблением жгучей еды. Хочется развить эту культуру и у нас.

«Любители на цены не смотрят»

Острые крафтовые соусы для Беларуси настолько необычный продукт, что чаще всего он готовится под заказ для постоянных клиентов.

— Любители на цены не смотрят, знают, что это очень дорого в производстве — поэтому дорого и в рознице. Но, конечно, такой соус не все могут себе позволить, — говорит Юрий.

В коллекции Farmhotpepper несколько линеек. Флакончики по 40 мл стоят около $ 20. Есть соусы mix — они состоят 50/50 из острых и суперострых перцев. Есть фруктовая линейка, где половина соуса — это фруктовый сок (из черники, голубики, ежевики, смородины и других ягод), еще половина — сок суперострого перца Каролина Рипер. И, наконец, чистые суперхоты, запредельно острые соусы — они самые дорогие: флакончик 20 мл обойдется приблизительно в $ 25.

— Сегодня для нас самая большая проблема: сложности с торговлей. Думаю, с этим сталкивается любой крафтовый продукт, — рассказывает создатель уникальных соусов. — Наши соусы не сертифицированы — не прошли нужных испытаний — и мы не можем появиться с ними в магазинах. Но самое важное, что мы и условия для получения разрешений фактически не можем выполнить.

В нашей коллекции сейчас 75 сортов, на каждый сорт нужно сделать сертификат. На испытания требуется предоставить не менее 3 л готового продукта по каждой позиции. А мы за сезон на полторы тысячи кустов получаем всего 7−10 литров сока. Потом по технологии выпариваем, и остается всего литров 5. По некоторым сортам у нас выход — всего 2−3 флакончика за сезон. Теоретически решить проблему можно, но требуются очень большие суммы денег и огромные площади с профессиональными теплицами. Пока у нас всего этого нет, но мы в начале пути.

Законодательство позволяет торговать продукцией личного подсобного хозяйства на рынках и ярмарках.

— Но если честно, ни то, ни другое нам не интересно, — говорит Юрий. — Это как продавать Rolls-Royce или Bentley на авторынке в спальном районе. Да, мы начинали с рынков — чтобы посмотреть, как люди реагируют на наш продукт. Людям нравилось. Но из 100 человек, которые дегустировали, только 10 покупали, — остальным дорого.

В основном наши покупатели — это любители острого. Есть круг постоянных клиентов. И есть люди, которые собрали из наших соусов свою коллекцию, — это наши почитатели.

В этом году мы сделали большой дегустационно-торговый тур по различным фестивалям — начиная от музыкальных, пивных, байк-фестивалей и заканчивая мероприятиями продуктовой тематики. Видим, что платежеспособная публика с удовольствием покупает наш продукт. Например, на байк-фестивале мы продали соусов на 750 рублей ($ 300). В среднем на фестивалях наша дневная выручка — 300 рублей ($ 120). Хотели бы поторговать на городских праздниках по стране, но без сертификатов это невозможно.

В планах — «дорогая игрушка»

Юрий Слепцов сетует, что сложности с легальной продажей крафтовых продуктов ограничивают его бизнес в развитии. Но радуется, что тема, которую он продвигает, набирает популярность.

— Нас уже узнают. Есть постоянные покупатели, есть повторные заказы. Многим людям нравится то, что мы делаем. И они постоянно интересуются нашими успехами — пишут, звонят. Такая моральная поддержка очень важна.

Есть и люди, которые готовы инвестировать в мое дело. Я отказываюсь, понимая, что мы сами себе можем быть инвесторами, если решится вопрос с сертификацией. Сами выйдем на все рынки и все в итоге будет в порядке.

Вообще, говорит Юрий, продукт он готовил с расчетом на рынки Европы, США, Австралии.

— Этого продукта нигде больше нет, и он очень эффектен. Мне многие оттуда пишут, просят прислать. Если бы получилось наладить поставки, мы бы очень быстро развернулись. Но пока наш продукт можно вывезти только в частном порядке, для себя. Наши соусы уже уехали в Израиль, Польшу, Эстонию, Германию, Россию.

При нынешних объемах производства выручка от продаж крафтовых соусов потенциально может составлять 5−8 тысяч евро за сезон.

— Эта сумма может потихоньку обеспечивать дальнейшее развитие, — говорит Юрий. — Нам нужна оранжерея с металлическим каркасом и стеклопакетами, с утеплением земли, отоплением, специальным освещением, вентиляцией. На конструкцию нужного мне размера — 12 на 20 метров — по предварительным расчетам, может потребоваться около $ 50−100 тысяч. Дорогая игрушка, пока не могу себе позволить. Но я уверен, что рано или поздно мы найдем решение, как двигаться быстрее.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».