9 декабря 2022, пятница, 1:29
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Андрей Пионтковский: Путина внезапно «зажали»

20
Андрей Пионтковский: Путина внезапно «зажали»

Пытаясь переиграть весь мир, глава Кремля загнал себя в ловушку.

Последние недели ознаменовались сразу двумя громкими событиями: частичной мобилизацией в России (в народе, - чмобилизация) и так называемыми «референдумами» на оккупированных территориях Украины. Истеричные шаги путина этим не ограничились, поскольку он возобновил старый добрый ядерный шантаж. И поскольку в США перешли от внутренних разговоров до публичных предостережений от ядерного удара по Украине, многие существенно насторожились.

С чем связана мобилизация и срочность «референдумов»? Решится ли Путин на ядерный удар по Украине? Стоит ли ждать протестов в России, и что может сказать Путин 30 сентября? Об этом в эфире программы «Руно. Война» на Апостроф TV рассказал известный политолог и публицист, уже много лет проживающий в США, Андрей Пионтковский.

– Есть разговоры, что Путин услышал от Индии и Китая просьбу закончить войну в Украине к ноябрю и разродился могилизацией. Так ли вы видите начало этой истории?

– Я не думаю, что там было требование конкретно в датах. Там было все намного хуже для путина. Все это путешествие в Самарканд оказалось шоком для него, он давно не вылезал из бункера. Все не заладилось с самого начала: не так встретили, не так посадили. Все лидеры от Моди и Си до последних постсоветских вассалов, к примеру министры Таджикистана и Туркменистана, относились к путину не так, как он привык. Демонстративно неуважительно. Начнем с того, что практически все они демонстративно опаздывали на двусторонние встречи с ним. Это он раньше любил заставлять королеву Елизавету, с которой мы все недавно простились, 15 минут ждать его в Букингемском дворце, Пап Римских по два часа. Теперь ему приходилось самому нервно расхаживать по коридорчику.

Но главное было не то, а содержание его бесед. Отправлялся он под звуки пропаганды «нас поддерживает большинство человечества». Это они брали население Китая – 1,5 млрд, прибавляли к ним 1,5 млрд индусов, и вот – большинство поддерживает. Так вот, неожиданно и Моди, и Си прочли ему довольно холодные лекции, как школьнику-второгоднику, о том, что в XXI веке себя так не ведут. И он был вынужден, помахивая хвостиком, уверять их, что «да, я понимаю ваши озабоченности и попытаюсь их рассеять» и так далее.

А кончилось все финальным обедом, с которого большие господа Си и Моди уехали, а альфа-самцом там был Эрдоган, сидевший на высоком кресле. И где-то под ним, на дальнем диванчике между фигурами Рахмонова и Лукашенко какой-то маленький незаметный человечек был зажат.

Эти чудовищные для путина унижения, конечно, его шокировали. Понимаете, никто не сговаривался, просто это было общее ощущение. От него воняло поражением. Приехал человек, потерпевший фундаментальное поражение на фронте под Харьковом. А проигравших на Востоке не любят, и это очень быстро демонстрируется.

И вот, вернувшись в Москву в этом состоянии шока, он как раз изменил свое поведение. Еще до отъезда в Самарканд все кремлевские чиновники категорически отрицали мобилизацию. Более того, помните, на открытии думы вылез на трибуну Зюганов и потребовал мобилизации? Его слово немедленно опровергли Песков, еще кто-то. Более того, его пресс-секретаря вытащили на экран «1 канала», и тот долго извинялся, что «вы неправильно поняли Геннадия Андреевича, никакая ни мобилизация, ни военная конечно. Он имел в виду экономическую, чтобы там заводы работали по три смены».

Что касается «референдумов», то основной пропагандист и проводник этих «референдумов» Турчак на прошлой неделе робко говорил, что может быть здорово было бы в день национального единства провести «референдум». Это 4 ноября. Но, вернувшись, Путин в ярости принял целый ряд самоубийственных решений, часть которых мы перечислили. Это мобилизация, которая впервые за 22 года его правления создала для него очень серьезную социальную проблему. Это наглейшая аннексия четырех областей Украины, которую он назначил, похоже, на 30 сентября. Они признают результаты этого так называемого «референдума».

И, наконец, резко возобновился этот ядерный шантаж. При чем он был завязан на эти «референдумы». Они построили какую-то дурацкую детскую конструкцию, которой хотели убедить весь мир. «Вот теперь Херсонская область – это наша территория, а у нас в доктрине записано, что мы должны защищать территорию ядерным оружием. Поэтому мы будем использовать ядерное оружие». Ну, на это очень жестко Вашингтон ответил.

– Я хотела бы вернуться ко встрече. Вы правильно заметили, что он был каким-то жалким, стучал ножками, был вынужден ждать своих коллег. Мы с вами часто говорим о том, что его большая машина лепит этот миф про альфа-самца, голый торс, медведи, я тут на истребителе. И тут другие коллеги демонстративно вытирают ноги об этот миф. Как вы думаете, насколько это ударило? Дипломатия – это же тонкий язык. Как вы можете описать одним-двумя словами, как его встретили?

– Понимаете, для него это особенно болезненно. Встретили его не как лидера могучего государства. Во-первых, его встретил не президент Узбекистана, а премьер-министр. Все эти знаки, протоколы как бы унижали его. И это у них происходило естественно, они же не собрались где-то в уголочке, давайте будем унижать путина. Просто приехал человек, проигравший войну. По нему начали ходить ботинками после того как размазали по стенке вторую армию мира Вооруженные силы Украины. В мире это мгновенно ощущается. При чем, на этом глобальном Юге или, как мы привыкли говорить, на Востоке, это даже более ярко, чем на Западе.

Приехал человек, проигравший войну, на которую он послал свою страну. Это уже не альфа-самец, а действительно самый что ни есть омега. Вернувшись, он принял безумные решения. До этого он искал какого-то компромисса, он нанял Эрдогана, чтобы тот договорился с Зеленским о каком-то прекращении огня, чтобы спасти путину лицо. То есть он соглашался, что он проигрывает, и нужно как-то приспосабливаться к реальности.

Но здесь он понял, что эта реальность невыносима для него, но это эмоциональный уровень. А существует еще аппаратно-логический аргумент. Он понял, что если с ним так обращаются лидеры глобального Юга, это же видят в Москве. Это же видят его соратники. Всегда в этих уголовных структурах, а российское военно-политическое руководство – это уголовная структура, действует правило: опущенный пахан уже не пахан. То есть его перестанут считать паханом уже и в России. А зачем он нужен, такой пахан, если об него вытирают ноги лидеры так называемого третьего мира? Он понял, что стремление к какому-то компромиссу логически приведет к тому, что его отстранят. Без него будет легче договариваться и с Западом, и с Украиной. И народу они могут объяснить, что товарищ Путин совершил ряд ошибок.

Он решил играть ва-банк: не искать компромисс, а резко обострять ситуацию, поднимать абсолютно все ставки. И он продолжает это делать не только первыми тремя решениями, а продолжает это делать каждый день. Смотрите, что они делают. Они взорвали «Северный поток» свой. Это укладывается в ту же схему «давайте заморозим Европу, чтобы они пришли с протянутой рукой к нам». До этого они очень скромно, шаловливо играли в эту игру, вышла турбина из строя. Они останавливали «Северный поток» на ремонт только, а теперь просто взорвали его. Чем еще можно насолить американцам? А вот я еще дам гражданство шпиону Сноудену.

Это эмоциональная реакция обиженного и униженного ребенка – вот его поведение в последние дни. И оно нарастает.

– Последняя ставка – это ядерное оружие. Эта тема звучала еще в марте, но последние дней восемь Байден, Блинкен, Салливан, кто-то еще со стороны США предупреждающе, специально публично выходил и говорил: «Не смейте, потому что ответ будет симметричным и катастрофическим». Я так понимаю, что плотность этих публичных ответов означает, что Америка воспринимает этот шантаж серьезно. Я права или нет?

– Скажем так, воспринимают его более вероятным, чем раньше, потому что видят, что человек безумен. И каждый день он это подтверждает. Катастрофичным ответ назвал Салливан, а Блинкен – ужасающим. То есть все эпитеты использовали. Этого не было никогда на таком уровне.

Я говорю во всех интервью уже несколько месяцев, и с вами мы говорили об этом, что на уровне военных контактов американские военные давно предупреждали своих коллег. То есть Милли и Остин предупреждали Герасимова и Шойгу, но это делалось по частным, закрытым каналам, что в случае ядерного удара по Украине Америка не останется равнодушна. Она нанесет сокрушительный удар. В том числе и путина коснутся эти обстоятельства.

Но впервые это было сделано публично на высшем государственном уровне. Три самых главных чиновника страны – президент, министр иностранных дел и помощник президента по национальной безопасности – сделали очень жесткие заявления. Это были не просто заявления. Это была беседа с корреспондентами, все это было сделано в воскресенье, специально для массовой аудитории. Корреспондент задал вопрос: «А вы уже разработали планы и протоколы конкретных ответов?». Да, но каков будет ответ, предпочитаем не говорить публично.

Я могу продолжить эту тему. Какие ответы они подготовили? Поручено было генералам в отставке, ряду дипломатов все это разъяснить. Они прорабатывали на военных играх все возможности ответов и пришли к единодушному и очень логичному выводу, что ядерный удар бессмысленный с военной точки зрения. Уничтожит Путин какой-нибудь украинский город – это чудовищное преступление, погибнут десятки или сотни тысяч людей. Но это не изменит ни решимости Украины воевать, ни решимости союзников поддерживать.

Они не будут делать такой глупости, они не собираются уничтожать Воронеж за такое преступление. Они сделают гораздо более болезненный удар – уничтожат вооруженные силы. В течение первого получаса будет уничтожен Черноморский флот и все базы, это вполне доступно. А в течение 2-3 дней они могут просто испепелить всю группировку российских войск, находящуюся на территории Украины.

У них же колоссальное конвенциональное превосходство. Смотрите, какие-то 14 HIMARS изменили всю стратегическую ситуацию в Украине и позволили украинской армии перехватить инициативу. А если будет 500 американских HIMARS и сотни американских самолетов, уничтожающих систему ПВО? Это наверняка было очень четко прочерчено в тех разговорах.

Что еще очень важно? Почему выступал и Салливан, и Блинкен? Мы с вами обсуждали, что две точки зрения существует в американской администрации. Более жесткая – у Блинкена и Остина. Они всегда говорили, что целью войны для США является победа Украины. И была более осторожная позиция Салливана: он говорил, что целью является не допустить поражения Украины. Так вот, их специально обоих выпустили, чтобы в Москве не оставалось никаких сомнений относительно твердой и абсолютно единодушной позиции американской администрации.

Это было в воскресенье. У меня есть профессиональная обязанность посматривать краем глаза российские телевизионные шоу. В понедельник там творились удивительные вещи. Дурочка Скабеева начала повторять эту типичную путинскую конструкцию: «30 сентября Херсон станет нашей территорией, а украинцы на нее нападут, попытаются переправиться через Днепр. Мы должны будем ответить ядерным оружием». Так на нее буквально заорали два военных эксперта, которые там присутствовали: генерал-лейтенант Бужинский и полковник Ходоренок. Они хорошо известны украинской аудитории, это русские империалисты, но они разумные люди и военные эксперты. Они буквально заорали и поправили ее, а фактически и путина. Она ссылалась на военную доктрину. Вы же помните фразу военного преступника Лаврова на Генеральной ассамблее. По-моему, это было в субботу, и это как раз было последней каплей, которая переполнила терпение американцев. Он сказал, что эти четыре области становятся нашей территорией, и на них переносятся все законы РФ и все ее доктрины, включая военную доктрину. То есть на то, что они называют «вооруженным нападением» на Херсонскую и Запорожскую область, они способны отвечать ядерным тактическим оружием. Так вот, эти генералы и полковники кричали: «Вы неправильно трактуете доктрину. Там написано, что Россия оставляет за собой право использовать ядерное оружие в случае экзистенциальной угрозы российской федерации. В случае угрозы самому существованию российской федерации. Разве переправа украинцев через Днепр и захват ими какой-нибудь деревушки или районного пункта представляет угрозу существованию России?». То есть эти очень серьезные предупреждения произвели впечатление.

Я не знаю уже, по чьему распоряжению действовали Ходоренок и Бужинский, тут уже невозможно просчитать. В бункере тоже царит хаос и конфликт. Или путин лично испугался и потребовал этого, или окружение путина, которое недовольно его вспышкой бешенства. Вы вспомните, что это его так называемое обращение к народу на целые сутки откладывалось, несколько раз объявлялось, а потом откладывалось. Ясно, что окружение его, видимо, пыталось остановить. С одной стороны, на телевизионных шоу они отъезжают от этой темы, нас неправильно поняли. А с другой стороны – поступили сообщения, что и «мобикам» там, и профессиональным военным на линии огня раздают йод на случай защиты против радиации. Является ли это частью безумного путинского шантажа?

Я согласен с американцами и всегда вам говорил, что считаю вероятность использования ядерного оружия крайне малой, по трем причинам. Первая – это не приносит никакого военного результата. Второе – за этим последует очень серьезное возмездие. Третье – применение ядерного оружия – это не нажать кнопку на столе. Это требует десятка офицеров линии командования, и не все согласятся в этом участвовать. И вот эта реакция генералов и полковников, которая проявилась на днях в публичном шоу, я не знаю, с ведома путина или с ведома его противника, подтверждает мой третий тезис.

Я по-прежнему считаю, что это маловероятно, но с другой стороны, мы наблюдаем в этом человеке явный признак безумия. Исключать это на 100% невозможно.

– Учитывая, насколько точными были прогнозы американской разведки в конце февраля, плотность этих предупреждений нас всех настораживает. С другой стороны, мне кажется, что Путин загнан в угол, и выхода нет. Ты грозишь ядеркой, американцы обещают «разъядерить» тебя в ответ. Теперь другой вопрос: он провозгласил «референдум», и с ним надо что-то делать. Пойдет обратно – свои прирежут.

– И с мобилизацией громадные проблемы. Во-первых, возникли громадные проблемы в нерусских регионах. Дагестан уже берется за оружие, а Чечня просто отказалась от мобилизации. У Кадырова есть своя собственная армия, он сам ей распоряжается как хочет. Он уже себя чувствует немного в постпутинской россии. Независимое государство, независимая армия. Вообще мусульманские народы как-то более активно реагируют, но энтузиазма-то нет никакого. 25 млн – количество военнообязанных, они собираются набрать миллион. Из этих 25 млн никто не знает, попадет он в эту лотерею или нет. Поэтому крайне отрицательно к этому относятся эти 25 млн военнообязанных и их семьи. То есть большинство страны.

– А как вы думаете, чем закончится эта история с «референдумами». НАТО, ЕС, Казахстан и даже Турция сказала, что не признает результаты.

– Да это вообще самая неинтересная тема. Кому какая разница, как они назовут эту оккупированную территорию? На них будет продолжаться война за их освобождение. Эту идиотскую конструкцию в голове, эти «референдумы» придумали для того, чтобы для себя или еще кого обосновать ядерный удар. Теперь это «российская» территория, по доктрине мы должны защищать российскую территорию, в том числе и ядерным оружием. Они же даже в этом соврали. В доктрине написано, что ядерное оружие можно использовать только когда есть угроза самому существованию российского государства, а не угроза, что украинская армия возьмет Лиман, например.

– А она его возьмет.

– Она и Лиман возьмет, надо дождаться освобождения Херсона. Я думаю, напряжение в России настолько велико, что это станет шоком. Даже взятие Лимана запустит все шоковые процессы.

Вы говорите, нет выхода. Выход напрашивается для путинской верхушки: объявить, что товарищ Путин заболел, он совершил ряд серьезных ошибок в украинском вопросе. Верхушка может выгнать из избы козла. У этих людей есть громадная проблема: как сохранить власть и собственность в терпящей поражение стране. Я им подсказываю: нужно выгнать козла и первым своим декретом отменить мобилизацию. Их сразу же полюбит 90% глубинного народа. Их оставят у власти, и Запад начнет с ними заигрывать.

– Могу ли я с вами подискутировать? Мне кажется, что в элите такие же безропотные бараны, которые сейчас безропотно идут в эти пункты мобилизации. Вы сказали про Дагестан, все остальные пункты молятся, плачутся, крестятся, умываются слезами и соплями и идут на убой. Они приходят, а им говорят: «Жгутов нет, одежду и еду вы покупаете сами».

– Прокладки берите у своих женщин.

– Да. И они безропотно говорят, что жизнь такая.

– Правильно один ваш президент говорил, как его книга называлась?

– «Украина – не Россия». Кучма.

– Да, мы разные народы.

– Так а где возьмется протест сверху, если снизу такие рабы?

– Речь идет о власти и громадной собственности. И потом, Путин становится более безумным с каждым днем. Послали какую-то подлодку взорвать «Северный поток». Новые безумные шаги он делает каждый день. Мне кажется, что есть разрыв: у него нет выхода, а у его окружения есть хороший выход. Это вселяет в нас надежду, что можно будет сравнительно без громадных жертв… То, что Россия проиграла войну, – очевидно.

Была очень интересная информация, может, вы подтвердите, о телефонном разговоре генерала Залужного с генералом Герасимовым. Мне кажется, генерал Залужный, если эта информация не фейк, выбрал очень достойный повод поговорить об очень серьезных вещах. Уже как бы тут с Путиным и политическим руководством России говорить бессмысленно. Может, о чем-то можно говорить с военными на понятном друг-другу языке. Кстати, они оба уважающие друг-друга профессионалы. Может, они обсуждали ту же проблему, которую обсуждаем мы.

– То есть военные, берите в руки власть, с вами нам будет легче договориться?

– Ну да. Ради чего мы убиваем друг-друга? Ради безумца, который каждый день выдумывает какую-то новую чудовищную… У меня такое ощущение, что мы на пороге каких-то очень серьезных событий. То есть такого замораживания до зимы, до весны не будет. Что-то очень быстро решится. В частности, Путин обещал какое-то выступление 30 сентября. А что он скажет в этой ситуации, когда все его карты оказываются битыми?

У меня есть такая робкая надежда, которая укрепляется с каждым днем, что 30 сентября станет для него тем же, чем для его большого учителя Адольфа Гитлера было 30 апреля. Помните, он тоже поднимал ставки, но 30 апреля у него осталась только одна ставка – принять яд вместе со своей подругой Евой Браун. Но путину придется делать это в одиночку. Я уверен, что Кабаева не согласится повторить подвиг Евы Браун.

– Когда он сдастся?

– Во Второй мировой войне несколько стран Латинской Америки объявили войну Германии 29 апреля 1945 года. Если у него будут точные сведения, что 30 сентября Путин готовится принять яд, 29 сентября он героически встанет на сторону Украины и скажет, что он всегда был на ее стороне и всячески ей помогал.

– Поговорим о той могилизации, которую проводит Путин, и как она проходит. Мне кажется, весь мир теряет челюсть. Сначала терял челюсть, как это вторая армия мира терпит поражение в Украине, а теперь с этого. Они бегут тысячами в Грузию, в Казахстан, на самолетах, пароходах, пешком, на самокатах. Это как-то повлияет на ситуацию внутри России?

– Конечно, повлияет. Вы правы, там все люди в бункере такие же отъявленные негодяи, как и Путин. Они так же жаждали уничтожения украинского государства, геноцида украинского народа. Но сейчас они поняли, что это невозможно. Перед ними стоит гораздо более важная и близкая им задача – сохранить власть и собственность. С каждым днем ясно, что для этого им нужно избавиться от путина и заработать любовь своего глубинного народа отменой мобилизации. А Западу они подмигнут сразу: «Смотрите, мы же для всего человечества оказали громадную услугу, избавили вас от опасного человека. Он был сумасшедший, больной, забудьте о нем. Оцените наши заслуги».

– Вы говорите про элиту, а я имею в виду простых, эти десятки тысяч. В Дагестане женщины ментов гонят, а тут… Диссонанс.

– Я представляю, как смеялись украинцы. Была одна сцена из Якутии, когда женщины окружили полицейских и водили вокруг них хороводы. В Украине полицейских окружили бы не женщины, а мужчины. И водили бы вокруг них не хороводы, а вели бы себя иначе. Две разных страны, что поделать.

События меняются каждую минуту. Поэтому серьезные внутриполитические изменения можно ждать только в ритме верхушечных переворотов, нежели массовой мобилизации. Это реальная вещь. Смотрите, те же самые таджики, киргизы как вылизывали путину все, что можно 20 лет? А сейчас они на встрече как вели себя? Опущенный пахан – не пахан. А он уже опущенный украинскими Вооруженными силами.

– Матвиенко сообщила, что не видит необходимости проведения внепланового заседания в связи с «референдумами». Что происходит?

– Это бардак и конфликт. Что значит не видит? Вот я только что говорил, что ему нечего говорить 30 числа, и он скорее выпьет ампулку с ядом. Оказывается, ваша соотечественница из Шепетовки со мной согласна. Что это значит? Кто она такая? Фюрер решил обратиться к нации, а какая-то алкоголичка из Шепетовки заявит, что это нецелесообразно. Вы понимаете, что происходит?

– Успей слить Путина первой. Так это называется.

– Что наши с вами разговоры делают? Прямо на глазах история творится. Меня эта Шепетовка поразила. То есть она подтвердила весь мой анализ. Еще раз повторяю: фюрер решил обратиться к нации, и какая-то девушка из Шепетовки считает, что это нецелесообразно.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».