1 февраля 2023, среда, 13:07
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Корова в переходе

20
Корова в переходе
Ирина Халип

Начальник колонии ржал: нашла кому писать.

Александр Лукашенко – серебряный призер в рейтинге антидоверия украинцев. До «золота» ему осталось всего три процента (какая-то роковая цифра для него, ей-богу). Чемпион, понятное дело, Путин – ему не доверяют 97 процентов украинцев (очень хотелось бы посмотреть на оставшиеся три, но это наверняка родственники Медведчука и друзья шальной юности Януковича). Лукашенко – 94. Это результаты последнего социологического опроса, проведенного в Украине по заказу центра «Новая Европа», опубликованные два дня назад.

А всего лишь год назад, согласно результатам такого же социологического опроса, Александру Лукашенко доверяли 36 процентов украинцев – больше, чем Байдену и Макрону (им тогда не удалось и до 30 процентов дотянуть). А это уже не три и не шесть, не родственники Медведчука, а миллионы граждан демократического государства. В Беларуси вовсю бушевали репрессии. Тысячи белорусов садились в тюрьмы, десятки тысяч бежали из страны, сотни тысяч удаляли Телеграм из смартфона перед выходом на улицу и оглядывались, прежде чем сделать шаг из подъезда. Тем не менее в Украине Лукашенко все еще оставался вполне популярным. Его, конечно, не воспринимали всерьез, зато беззлобно шутили и охотно употребляли осточертевшие белорусам выражения: «Ну как там ваш батька? Он по-прежнему там у вас всех ператрахивает? Не, ну прикольный мужик, чего вы его не любите?»

Наверняка каждый белорус имеет в своем активе не один подобный диалог, когда приходилось объяснять благодушно настроенному собеседнику из соседней страны, что батькой никто в Беларуси Лукашенко не называет, поскольку белорусы любят и уважают собственных родителей, а самозванцев не признают. Что ничего «прикольного» в нем нет. Что утверждение «зато у вас нет олигархов» безнравственно изначально, одним этим «зато». Что не существует никакого социального государства. Что подземные переходы для крупного рогатого скота – это миф, придуманный явно не в Беларуси (ох, сколько раз я срывала голос до хрипоты, доказывая украинцам и россиянам, что у нас коровы и овцы не ходят дисциплинированными стадами по подземным переходам!). Что «колхозы и заводы сохранил работающими» - это не про него. Что бесплатное качественное здравоохранение – это анекдот похлеще подземных переходов для скота. Что в Украине шестой по счету президент, а у белорусов Ермошина с компанией. Но никакие словесные аргументы, никакие примеры, цифры, фамилии не могли пробить снисходительно-симпатизирующее отношение к Лукашенко. Открыть людям глаза смогли лишь летящие из Беларуси на Киев ракеты.

Но нам-то, белорусам, неужто нужны бомбы, падающие на наши дома? Мы разве без них не в состоянии понять, что Лукашенко нельзя доверять даже сумку помочь донести, даже деньги за проезд передать водителю, даже папку с документами подержать? Я не знаю, сколько мегатонн должно быть заложено в бомбе, которая заставит всех понять это окончательно. Мне бы не хотелось, чтобы этот урок преподавали снаряды. Все время надеюсь, что нашего исторического опыта достаточно.

А если недостаточно – вот вам самый свежий пример: София Сапега, которой отказали в помиловании. Александр Лукашенко даже с Путиным ее арест обсуждал, после чего Макей заявлял, что после суда девушку помилуют или передадут России для отбывания наказания. А ведь Макей от себя лично не говорил ничего и никогда, если кто забыл. Защита Сапеги даже приговор не обжаловала, чтобы помилование состоялось как можно скорее. Родственники заплатили 167 500 рублей – всю сумму компенсации «морального вреда», назначенную судом. В колонии администрация написала положительную характеристику – там ведь тоже думали, что раз Макей говорит, да Лукашенко с Путиным обсуждает, да все газеты пишут, то вопрос фактически решенный, и не стали создавать лишние проблемы. Адвокат Софии говорил, что еще до конца года (прошлого, разумеется) его подзащитная выйдет на свободу. И вот – отказ в помиловании.

А кому и этого недостаточно – вот вам история политзаключенной Елены Мовшук. Ее еще в ноябре 2021 года вызвал начальник колонии и заявил, что она «в списке на помилование». Сам лично продиктовал текст прошения. Елена написала под диктовку и надеялась, что раз сам начальник зоны говорит про какой-то список на помилование и диктует, что нужно написать, значит, есть надежда, что ее, многодетную мать, все-таки освободят. Елене отказ в помиловании прислали ровно через три недели после того, как она это прошение написала.

Кстати, а помните, был еще такой персонаж – Воскресенский? Из камеры СИЗО осенью 2020 года он мгновенно прыгнул на экран БТ, с Лукашенко был на дружеской ноге, тот ему в эфире обещал: если ты, мол, готов головой ответить, то буду освобождать этих отморозков, так и быть. Елена Мовшук начальнику колонии сразу сказала, что Воскресенскому писала, просила. Начальник ржал: «Нашла кому писать!» И в этом я склонна с ним согласиться. Но на месте начальника колонии я бы и на попытки достучаться до Лукашенко точно так же реагировала: нашли кому писать.

Нет-нет, это я вовсе не про родственников политзаключенных, которые решили поговорить с Лукашенко как цивилизованные люди, после чего он непременно начнет освобождать узников. Ничего подобного, никаких аналогий, просто вспомнились по случаю истории о дисциплинированных белорусских коровах, переходящих дорогу по специально для них построенным подземным переходам.

Ирина Халип, специально для Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».