4 февраля 2023, суббота, 18:12
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Политолог: Кремль готовится к перевороту, русские генералы ищут «лазейку»

9
Политолог: Кремль готовится к перевороту, русские генералы ищут «лазейку»
Виктор Небоженко

Важным сигналом стало размещение ПВО на крышах в Москве.

На одиннадцатом месяце с начала полномасштабного вторжения России в Украину власти Кремля вдруг решили показательно усилить собственную безопасность. В частности, на крышах зданий нескольких российских ведомств появились системы ПВО «Панцирь-С1».

В интервью «Главреду» политолог и социолог, директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко рассказал о том, для чего россияне размещают эти комплексы, готовит ли Россия удары по «центрам принятия решений» в Украине, а также могут ли удары Украины по РФ заставить россиян выйти на улицы.

- В России стали массово устанавливать системы ПВО на крышах ведомственных зданий. Почему россияне это делают, причем настолько топорно?

- Та же причина, по которой в РФ их устанавливают, не дает им победить Украину. Сознание любого российского генерала, чиновника, работника работает так, чтобы не получить нагоняй, не сесть в тюрьму и не нести ответственности. Мол, лучше перестраховаться и что-то предпринять. В этом, прежде всего, чувствуется характерная деталь как российского массового сознания, так и сознания элит. И если завтра какой-то украинский беспилотник упадет на окраине Москвы, то российским генералам будет чем отчитаться. То есть, во-первых, они таким образом страхуются на случай, если украинцам удастся прорвать оборону вокруг Москвы.

Напомню, что в 1987 году немецкий пилот-любитель Матиас Руст преодолел всю противовоздушную оборону Советского Союза и приземлился неподалеку от Красной площади. И с тех пор у генералов, да и у всех военных России комплекс неполноценности – они даже сейчас говорят, что, мол, не дай бог прорвется какой-то украинский самолет так, как это сделал Руст. С Красной площадью тогда, конечно, ничего не произошло, но генералитет очень сильно пострадал. Потому что тогда полетели головы около 25 генералов Советского Союза вместе с маршалом. Нынешним генералам уже все равно, что произойдет – в РФ боятся ответственности. Как и тогда в СССР, российские генералы теперь так же отчитываются перед Путиным. Мол, мы провели мобилизацию, послали в Украину солдат, солдаты погибли. Теперь берут «зэков», их отправили под Бахмут и Соледар. Они там тоже погибли, но мы же, дескать, выполнили задание.

Во-вторых, это необходимо, чтобы милитаризировать Москву. А это сделать гораздо сложнее. Дело в том, что Москва – это единственный мегаполис в РФ, и именно там будут происходить события, связанные с переворотами, убийствами, погонями. Когда Россия начнет закипать, все это начнется в Москве, а не в Санкт-Петербурге или Грозном. Так устроена российская история – все происходит в столице.

Сейчас россияне не могут нагнать в Москву танки, которые бы стояли на стороне Путина, привезти оружие, поэтому в этот раз начали действовать иначе: мол, кругом украинцы, поэтому нам нужно усиливать военное присутствие в Москве. Ведь если не дать таких объяснений, в столице начнется паника, и москвичи начнут задавать вопросы.

- То есть россияне не готовятся ни к каким атакам?

- Нет, они этим страхуются от внутренних бунтов, демонстраций, военных переворотов. От выяснения отношений на улицах между чеченцами и Росгвардией. В Кремле понимают, что все это может начаться в любой момент.

Всему миру не хватает не украинских побед, а конфликтов внутри российского руководства. И это руководство понимает, что такие конфликты обязательно хлынут на улицы Москвы. А так уже стоят установки ПВО. То есть это делается также и для того, чтобы психологически приучать москвичей к присутствию военных. А дальше – один шаг до военного положения, которое россияне могут объявить в любой момент. Иначе у них просто нельзя, и потому нужен какой-то повод (а его нет). Значит, надо создать событие, чтобы за полгода приучить население к тому, что появление БТРов и вооруженных патрулей на улицах Москвы – это нормально.

- Учитывая то, что Россия водрузила «Панцири» на зданиях Минобороны, МВД, может ли она со своей стороны решиться на удары по украинским «центрам принятия решений»?

- Россияне давно пытаются это сделать, но у них ничего не выходит. Вы думаете, они не хотели бы отправить ракеты в Верховную Раду или Офис президента?! Конечно, хотят. Вспомните, когда ракеты взрывались возле парка Шевченко в Киеве. И это как раз было попыткой выйти в центр города, это делалось специально. Россиянам очень важно показать мировому сообществу развалины украинского Кабмина. Потому если хотя бы один украинский дрон прорвется в Москву, лучше всего, чтобы он нанес удар по башням Кремля или Мавзолею. То есть чтобы удар повлек за собой символический ущерб. Как с Крымским мостом – мост-то работает, но символически произошло развенчание неуязвимости России.

- В связи с этим, хочу уточнить. Если, как вы сказали, хотя бы один прорвется в Москву, как тогда будет реагировать Россия? Понятно, что будет очень много шума с их стороны, но будут ли какие-то практические действия?

- Никаких, кроме очередной попытки массового обстрела крупнейших украинских городов Украины. Ничего больше Россия сделать уже не может - ни ядерное оружие, ни баллистические ракеты ею уже не применимы. Россия же сражается «с НАТО и США», поэтому бомбить какую-нибудь Хацапетовку – не значит нанести удар по Вашингтону или Берлину. Ведь Запад больше не боится ядерной атаки на себя, а потому Кремль уже не достигает своей цели.

На самом деле, какими бы не были события на фронте, основной темой 2023 года будет ракетно-дроновая дуэль. Россия попытается нанести ущерб Украине, Украина – России, но у нас больше возможностей для этого. Россия, в отличие от Украины, материального ущерба не чувствует, но реагирует на символические удары. А они очень просты – Крымский мост, крейсер «Москва», бомбардировка украинскими дронами Кремля и так далее. Именно такие вещи сильно бьют по всем россиянам, от глубинки до первого лица. И эта дуэль будет не для мести, Украине стоит бить туда, где есть символические, важные для России места.

Важный момент – у Украины есть стратегия. И мы будем бить так, чтобы постоянно «опускать» в глазах мира Россию и ее армию. И это будет правильно.

- Если произойдут такие болезненные удары по российскому имиджу, как это отразится на режиме Путина?

- Очень сильно отразится. Политологии известны два типа общественного договора. Первый – когда власть говорит населению: «Вы не лезете в политику, а мы обеспечим ваше благосостояние». Двадцать лет Путин действовал именно так, но сейчас, когда началась мобилизация, не война и не «СВО», он нарушил этот договор. Такой же договор в 1990 году нарушила советская власть, в результате чего люди «пошли в политику».

Вторым типом договора в России руководствовались во времена Сталина: «Мы создаем вам безопасность, взамен вы не вмешиваетесь в политику». И если хотя бы одна украинская ракета достанет до Москвы, это будет означать, что Путин не может выполнить договор о безопасности среднего класса, элиты. Именно поэтому Путин уже четвертый месяц говорит о Крымском мосту, ведь это – символ отъема государственной собственности у одной страны и ее передача другой. Ведь Путину не так важен Донбасс, ему, прежде всего, нужен Крым.

По той же причине, кстати, ПВО устанавливают на Валдае, поскольку если украинские средства заденут одну из резиденций Путина, то в России сразу начнут говорить, что Путин прячется. А население и элита придут к выводу, что их тоже не могут защитить.

Вот почему Украине так важно попасть во что-то символическое и болезненное для российского военного сознания.

- Тогда, соответственно, есть вариант, при котором в России могут заговорить о смене режима?

- Нет. Но этим мы наносим миллионам людей удар по голове, чтобы они начали соображать несколько иначе. Это тоже важно. Потому что после ударов по России такой причинно-следственной связи у россиян не возникнет. Мы должны понимать, что сначала там произойдет какой-то внутренний переворот. Потому нужно избавиться от мысли, что население РФ поднимется и пойдет против Путина – все это будет происходить исключительно хирургически, искусственным путем внутри структуры. Убивать собственного царя - это не по-российски. Россияне не убивали ни Сталина, ни Хрущева, ни даже Николая ІІ. Ведь в случае с Романовыми, население было не при чем. Но восторга от свержения царя не было, и советская власть от этого не укрепилась. Людям был безразличен царь, но те, кто взяли власть в свои руки, прекрасно понимали, что им нужно укреплять свою власть.

Примерно то же самое будет и с Путиным – его уход будет громким, но население России при этом не будет пить шампанского и плакать.

Так же, как было с Чаушеску, расстрел которого сделали публичным, чтобы его приверженцы понимали, что любая борьба бессмысленна.

Потому если с Путиным что-то и произойдет, в РФ никто не выйдет ни в его защиту, ни против него. Более того, Путин и сам не может просить россиян о защите, ведь тогда он тоже разорвет общественный договор безопасности. И Запад, кстати, тоже это хорошо понимает, поэтому не требует распада России, а только смены режима власти внутри нее. И в этом смысле у нас с ними разные задачи.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».