29 марта 2023, среда, 7:33
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Бочечная недостаточность

1
Бочечная недостаточность

Российский бюджет впервые испытал мощное влияние санкций.

Санкции на российские углеводороды начали достигать своей цели. Поставки в Европу почти полностью прекратились, а цены на российские сорта нефти резко упали. В декабре это привело к рекордному месячному дефициту бюджета — 3,8 трлн рублей. Выполнить план по доходам удалось во многом за счет единоразовой выплаты «Газпрома» в 1,2 трлн рублей.

Но кого захотят «потрясти» власти в этому году? Тем более что главный удар еще впереди: эмбарго на российские нефтепродукты вступает в силу в феврале. «Новая газета Европа» попыталась оценить, сможет ли Россия финансировать войну в 2023 году с учетом растущего санкционного давления.

Санкции правда подействовали?

Да. Российская нефть начала быстро дешеветь в декабре. По итогам месяца средняя цена барреля Urals составила 50,4 доллара за баррель (падение продолжилось и в январе). Некоторые партии продавались за 37 долларов за баррель. Предыдущие три месяца Urals торговалась дороже на 20–25 долларов.

Цены на нефть других сортов тоже снижались: средняя цена эталонной марки Brent в декабре была на 10 долларов ниже, чем в октябре. Но Urals подешевела гораздо сильнее: разница в цене c Brent превысила 30 долларов, хотя с ноября по август разрыв составлял 22–24 доллара. До российского вторжения в Украину Urals был дешевле всего на 1–3 доллара.

Спред между Urals и Brent увеличился примерно на 10 долларов сразу после того, как 5 декабря вступили в силу новые санкции. Основная причина падения стоимости Urals, помимо снижения мировых цен, — это европейское эмбарго, отмечает в разговоре с «Новой-Европа» президент Института энергетики и финансов (ИЭФ) Марсель Салихов.

По оценке ИЭФ, скидка Urals к Brent достигала 37 долларов за баррель. Рост дисконта связан преимущественно с ростом стоимости фрахта (оплаты танкеров) до конечного потребителя, считают аналитики института: из балтийских портов в Индию — 31 день, в Роттердам — 7 дней и 3–4 дня в Польшу. Кроме того, это плата за риск, на который идут перевозчики российской нефти. Стоимость фрахта «зашита» в скидку, поясняет Салихов.

Кроме Urals Россия экспортирует и другие сорта нефти. В частности, восточносибирский ВСТО, который идет в основном в Китай. Он продолжает торговаться без какого-либо существенного дисконта к цене Brent, отмечают в ИЭФ. Но его доля невелика, 70–80% физических поставок нефти — это подешевевший Urals, говорит Салихов.

При этом объемы экспорта нефти из России по морю пока не показывают устойчивого тренда к снижению. За последние четыре недели морские поставки нефти были в среднем на уровне второй половины 2022 года, писал 23 января Bloomberg. Потоки российской нефти перенаправились в Азию — в основном в Индию и Китай, поясняет Салихов.

— Российским компаниям приходится искать других покупателей, их, возможно, привлекла большая скидка, — говорит он.

На годовых результатах декабрьское падение сказалось не очень сильно. По итогам 2022 года добыча нефти в России выросла на 2%, экспорт — на 7%, рассказал вице-премьер Александр Новак.

То есть бюджет пока выдержал этот удар?

По итогам декабря в бюджете образовался рекордный месячный дефицит в размере 3,8 трлн рублей. Дело не только в эмбарго: расходы бюджета в декабре подскочили примерно в три раза. Это связано с тем, что многие бюджетные траты переносятся на конец года.

При этом за предыдущие месяцы накопился профицит (557 млрд рублей). Средняя цена Urals в январе-декабре 2022 года сложилась в размере $76 за баррель — на 7 долларов больше, чем в прошлом году. За счет этого российский федеральный бюджет выполнил годовые планы по доходам.

Доходы бюджета в прошлом году составили 27,8 трлн рублей — на 100 млрд больше плана. Нефтегазовые доходы за год выросли на 27,9%. Все остальные — на 0,1%.

Важно, что в нефтегазовые доходы вошли дивиденды и от рекордной прибыли «Газпрома». Кроме того, правительство провело изъятие у того же «Газпрома» денег, которые он заработал еще до войны. В виде налогов на добычу полезных ископаемых госкомпания заплатила дополнительно 1,2 трлн рублей — половину своей прибыли за 2021 год.

А вот расходы бюджета всё равно оказались на 2,2 трлн выше, чем планировалось. Минфин пересматривал оценку дефицита три раза. В конце сентября ожидался дефицит 1,3 трлн (0,9% ВВП). 8 декабря ведомство еще пересмотрело прогноз, повысив оценку дефицита до 2,9 трлн (2% ВВП).

В итоге он оказался еще выше: за год бюджет недополучил 3,3 трлн рублей (2,3% ВВП). Это может говорить о том, что резкое падение цен на нефть стало неожиданностью для Минфина.

Для государства важны не только мировые цены на нефть, но и то, сколько рублей в итоге удастся зачислить в бюджет. Это зависит от курса национальной валюты.

В декабре баррель Urals стоил 3,3 тысячи рублей, подсчитал телеграм-канал MMI, основанный нынешним директором департамента денежно-кредитной политики Центробанка Кириллом Тремасовым. Это минимальное значение с конца 2020 года. При этом в бюджет на следующий год заложена цена 4,8 тысячи рублей за бочку. В 2022 году на пике ее стоимость превышала 9 тысяч рублей.

Авторы канала также подсчитали «реальную» стоимость бочки Urals за вычетом инфляции. По этому показателю она находится на минимальных за 10 лет значениях. Такая же цена была в 2016 году, еще ниже опускалась только на короткий срок в начале пандемии. По мнению Салихова, такой расчет адекватно отображает потери для российского бюджета.

Можно же использовать резервы?

Чтобы компенсировать дефицит бюджета, Минфин размещал облигации федерального займа (ОФЗ) и расходовал Фонд национального благосостояния (ФНБ). Всего за год из Фонда потратили 4 трлн рублей. Более триллиона ушло на поддержку госкорпораций через покупку акций и облигаций. Среди таких компаний — РЖД, «Аэрофлот», Росавтодор. За год «ликвидная» часть ФНБ (неинвестированная в проекты) сократилась до 6,1 трлн.

Название «ликвидная» для неинвестированной части ФНБ осталось из прошлого: после введения санкций против ЦБ доллары, евро, фунты, йены на его счетах заморожены. Чтобы их «потратить», средства из ФНБ виртуально вычитают и печатают рубли. Главной валютой ФНБ стал юань, который будет играть важную роль в компенсации дефицита бюджета.

Это единственная иностранная валюта в ФНБ, не попавшая под санкции, объясняет ведущий экономист по развивающимся рынкам Oxford Economics Татьяна Орлова.

— Больше проводить валютные интервенции нечем, тратить особо нечего. Есть еще золото, но на него Запад наложил санкции. Продавать его можно только в дружественные страны. Оно не очень ликвидно, могут начать действовать вторичные санкции, поэтому Китай не особо стремится покупать наше золото по этим причинам, — говорит Орлова.

По данным на конец года, в ФНБ хранилось 309 млрд юаней — около 3,1 трлн рублей, что составляет примерно половину ФНБ.

В середине января ЦБ сообщил, что начнет продавать юань из ФНБ. Их направят на компенсацию недополученных нефтегазовых доходов, пояснил Минфин. Это будет происходить в соответствии с новым бюджетным правилом. По нему установлен целевой план по нефтегазовым доходам в размере 8 трлн рублей в год. Недостаток будут компенсировать за счет продажи валюты из ФНБ.

— Начались валютные интервенции именно сейчас потому, что цена на нефть ниже заложенной в бюджет, доходы надо восполнять из ФНБ. Заодно это поддерживает рубль, чтобы он не продолжал ослабляться и не способствовал росту инфляции, — отмечает Орлова.

Минфин в январе собирается продать юаней на 54,5 млрд рублей, но признает, что сумма недополученных доходов может оказаться больше в связи с падением экспорта газа.

Как долго Россия сможет финансировать войну?

Сейчас строить уверенные прогнозы не позволяет то, что в феврале начнут действовать санкции на нефтепродукты, говорят Салихов и Орлова. По их оценке, это ударит по экспортным поставкам болезненнее, чем ограничения на сырую нефть, и приведет к снижению добычи нефти.

На Европу в 2021 году приходилось около половины российского экспорта нефтепродуктов. К примеру, почти весь мазут, производимый в России, шел в Европу, замечает Салихов. Всего в 2021 году Россия экспортировала нефтепродуктов на 70 млрд долларов.

Российские нефтепродукты более уязвимы перед санкциями, потому что у них сложнее логистика, объясняет Салихов.

— Средний танкер, который перевозит нефтепродукты, примерно в 3–4 раза меньше, чем танкер, который перевозит сырую нефть. Получается, логистика более дорогая. Основные сырьевые рынки для России сейчас — Китай и Индия, а у них своя переработка есть довольно большая. Им интересно покупать сырую нефть со скидкой и перерабатывать ее, — рассказывает он.

Как следствие, российские компании могут частично отказаться от переработки и будут продавать сырую нефть.

— Вполне возможно, что экспорт сырой нефти будет оставаться стабильным, но добыча будет сокращаться из-за снижения производства нефтепродуктов, — говорит Салихов.

Спрогнозировать примерный размер дефицита можно при помощи таблицы Минфина со сценарным анализом нефтегазовых доходов (в зависимости от объема добычи и цены Urals). Расчеты приведены исходя из курса 68,3 рубля за доллар.

Минэнерго США и Международное энергетическое агентство прогнозируют, что добыча в России снизится по итогам 2023 года с 10,7 млн баррелей в сутки до 9,5. Тогда при Urals по 60 долларов бюджет недополучит 600 млрд рублей, при 50 долларах — 1,6 трлн, при текущих 45 долларах — 2,2 трлн.

Росту дефицита также угрожают дополнительные расходы бюджета, в первую очередь, на войну. По подсчетам «Новой-Европа», в этом году на зарплаты мобилизованным и компенсации за ранение или смерть может потребоваться дополнительно 2–3 трлн рублей. Однако спрогнозировать это очень сложно.

— Мы не можем учитывать различные ужасные сценарии, эскалацию, новые волны мобилизации. Если ситуация будет ухудшаться, то придется закладывать более высокие военные расходы, — говорит Орлова.

Например, если расходы окажутся выше планов хотя бы на 1 трлн рублей, цены на Urals сохранятся на текущем уровне, а добыча упадет до 9,5 млн баррелей в сутки, это приведет к удвоению дефицита — с запланированных сейчас 2,9 трлн рублей до 6 трлн.

Это примерно равно сумме накопленных в ФНБ юаней и займов государства по ОФЗ в 2022 году. Чтобы покрыть такой дефицит, правительству придется либо продать все юани из резервов (то есть почти всю свою иностранную валюту), либо существенно больше занимать. В прошлом году Минфин и так занял через ОФЗ 3,3 трлн рублей — на 700 млрд рублей больше, чем годом ранее.

Чем еще власти будут «затыкать дыры»?

50 долларов за Urals — это довольно опасная цена для бюджета в текущей конструкции, поэтому правительству нужно будет принимать дополнительные меры, считает Орлова. Она допускает, что, если бы ЦБ не начал интервенции юанями, возможно, пришлось бы наращивать размещение ОФЗ.

— За большой объем ОФЗ приходиться платить большими ставками. Что тоже увеличивает нагрузку на бюджет. Это дорогая мера. Разумнее умеренное сочетание займов и трат из ФНБ, — говорит Орлова.

Если цены на Urals не вырастут, правительству, вероятно, придется существенно сокращать расходы бюджета уже во второй половине года или же в 2024-м, считает эксперт. По информации Bloomberg, пока правительство собирается сократить только 150 млрд рублей расходов, не связанных с обороной.

При этом у властей есть и другие способы найти дополнительные деньги. Например, они могут пойти по сценарию изъятия денег у «Газпрома».

— Еще есть кого потрясти. Вполне можно представить, что правительство соберет руководство крупных компаний и скажет: «Так, ребят, вы заработали кучу денег, делитесь», — говорит Орлова.

Война и нефть

Российская промышленность избежала краха в 2022 году за счет сырья и военных заказов. Дальше будет хуже

Несмотря на падение экспорта в Европу, и у самого «Газпрома» можно и дальше изымать некоторые суммы, считает Салихов.

— Сохраняется экспорт в Турцию, Китай. Две трети газа потребляются внутри. Сверхъизъятий и больших дивидендов не будет, но какая-то прибыль у «Газпрома» всё равно сохранится. Плюс на внутреннем рынке можно повышать цены на газ. Вот с 1 декабря правительство подняло их на 8%, — говорит он.

Власти уже утвердили изменение налогового законодательства, которое позволит собрать в следующие три года с нефтегазовых компаний еще несколько триллионов рублей. В частности, у «Газпрома» в год планируют дополнительно изымать около 600 млрд рублей. Также увеличивается налог на добычу полезных ископаемых и ставка налога на прибыль для производителей СПГ — с нынешних 20 до 34%.

Вдобавок к этому правительство хочет в этом году «мобилизовать» средства с производителей удобрений и угля при помощи разовых выплат и повышенных дивидендов, писал Bloomberg.

— Есть и другие секторы экономики, которые можно заставить делиться, например, обложить разовым налогом. Проще в какой-то момент это будет решать «по понятиям». Если это делать в разовом формате, это меньше ударит по желанию бизнеса вообще что-то делать в России, — считает Орлова.

Александр Широков, «Новая газета Европа»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».