27 красавiка 2015, панядзелак, 18:32

Лоббизм для чайников

172

Оля Стужинская - тихая девочка, тихо сидящая в Брюсселе, вдруг стала мега-звездой белорусской политики.

Как говорил великий и ужасный Энди Уорхол, "каждый имеет право на 15 минут славы". Оля свои "15 минут" заслужила; даже, я бы сказал, отработала.

Офис "За демократическую Беларусь" -- это, собственно, сама Оля и есть. Точнее, зарегистрированная ей структура в Европарламенте, который она в одиночестве и представляет. Очень удобно -- внутри структуры нет противоречий, да и бюджет на одного делить всегда приятнее. В интервью Еврорадио она все время говорит "мы", не называя больше ни одной фамилии. По итогу выясняется, что эти самые "мы" подготовили письмецо с 25 фамилиями, которые руководство ЕС должно удалить из списка невъездных.

Опыта публичной дискуссии у Стужинской нет никакого, поэтому в интервью, кроме попытки спасти хоть какой-то фрагмент своей репутации, она противоречит сама себе. На вопрос Еврорадио "Помимо офиса "За демократическую Беларусь", какие еще организации и политики в Европе поддерживают ваше мнение?", она отвечает следующее:

"Многие представители экспертного сообщества начали писать сейчас о неэффективности визовых санкций. Но белорусских политиков просто не было в последнее время в Брюсселе. А это новый этап переговоров по визовым спискам, потому что это было озвучено только в середине января в Европарламенте. Но фамилий назвать я не могу".

Почему "не могу"? Это засекреченные люди? Или их просто не существует в природе? Или они раздербанили деньги, полученные за лоббирование, но оговорили, что их имена под этой инициативой светиться не должны?

На самом деле, ситуация до неприличия проста. 24 фамилии в списке лишь прикрывают ту одну, ради которой все затевалось. Владимир Пефтиев, чей доступ к его собственности в Европе закрыт, сегодня активно занимается вопросом своей "европейской реабилитации". Первым его "грантополучателем" стала бывшая заместитель главного редактора "Советской Белоруссии" Анна Шадрина, которая попыталась через суд оспорить лишение права на въезд в страны ЕС. Теперь -- Оля Стужинская, которая предположила, что ее аргументация выдержит общественную дискуссию на эту тему.

Банальность аргументации -- тут уже даже разговор не о подленьком проталкивании интересов отдельных мерзавцев за мзду. Разговор шире -- о том, кто сегодня представляет Беларусь в евроструктурах, влияя на принятие решений. К примеру, у голландцев это два принца -- Константин и Фризо, работающие в еврокомиссии; у нас -- Оля Стужинская, которая выдает следующие сентенции:

"Самое простое — сказать, что в Беларуси все плохо, все негативно, и поэтому будем дальше вводить санкции. Я думаю, что это не помощь демократии. Нужно искать более эффективные инструменты — вот о чем идет разговор. Нужно также учитывать, что альтернативы сегодняшнему руководству страны на данный момент у нас нет. И в то же время гражданское сообщество и политические партии должны как-то развиваться, использовать возможности, которые дает Евросоюз. Мы должны учитывать также процессы ускоренной итеграции с восточным соседом — Евросоюз в принципе тогда вообще исчезает с карты для Беларуси. Эти вопросы нужно решать! Нужно смотреть шире, видеть картину в целом. А уже потом более детально смотреть на списки и лица".

По-сути, это монолог Надежды Ермаковой о зарплате в 500 долларов, только в его европейской транскрипции. Это, как говорится, "если смотреть шире, видеть картину в целом".

Николай Халезин

падзяліцца