12 лiпеня 2024, Пятніца, 13:45
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

Судилище над Санниковым: Люди в зале кричат «Позор!»

147
Судилище над Санниковым: Люди в зале кричат «Позор!»

(обновлено) 6 мая возобновился процесс по делу кандидата в президенты Беларуси Андрея Санникова.

Вместе с кандидатом в президенты судят также активистов Илью Василевича, Федора Мирзоянова, Олега Гнедчика и Владимира Яроменко.

Кандидат в президенты обвиняется в организации массовых беспорядков 19 декабря 2010 года. Уголовное наказание по данной статье (ч.1 ст.293) предусматривает до 15 лет лишения свободы.

Василевича, Мирзаянова, Гнедчика и Яроменко обвиняют по ч. 2 ст. 293 УК (участие в массовых беспорядках). Обвиняемым грозит наказание в виде лишения свободы от 3 до 8 лет.

Вчера стало известно, что депутат бундестага от партии «Зеленые» Марилуизе Бек выразила опасение, что Андрею Санникову грозит «катастрофический тюремный срок». Она назвала Санникова «особым бельмом на глазу Александра Лукашенко».

– В Европе нет другой страны, где царит такой необузданный произвол и попирают демократические, а значит, и европейские ценности, — заявила немецкий депутат.

5 мая судья Наталья Четверткова попыталась продлить заседание до 22.00. В 18.30 она объявила пятиминутный перерыв и предложила продолжить рассмотрение дела: якобы у суда ограничен доступ к видеоаппаратуре и использовать технику можно только поздно вечером.

Андрей Санников заявил протест, сказав, что они находятся в суде с 8 утра без перерыва и пищи и не в состоянии следить за ходом процесса в таких условиях. Поэтому судья вынуждена была перенести заседание на следующий день.

18:40

Объявлен перерыв до 10 мая. Заседание возобновится в 10 часов. Адвокаты заявили ходатайство о дополнительном допросе Ирины Халип и Дмитрия Бондаренко. Вопрос о возможности удовлетворения ходатайства будет рассмотрена 10 мая.

17:30

Битье стекла началось, когда люди только начали подходить к памятнику Ленину, кто-то уже это сделал. «Это как-то странно делалось», - говорит свидетель.

«На крыльце Дома правительства стояло несколько неизвестных людей, окруженных со всех сторон видеокамерами, и били стекла», - говорит Кабанчук .

«Была устная договоренность между кандидатами, что решение о сценарии площади будет приниматься на самой площади. Призывов к погромам, поджогам, захвату Дома правительства не было».

17:15

Следующий свидетель Вадим Кабанчук, индивидуальный предприниматель из Заславля. Его когда-то судили за граффити в Столбцах. Один из первых белорусских политзаключенных.

Кабанчук говорит, что он прибыл на Площадь в 20 часов. Был на крыльце Дворца культуры профсоюзов. Следил за аппаратурой и за общим порядком. Он работал в команде Рымашевского.

Кабанчук говорит, что Статкевич призвал пойти к Администрации, и люди начали движение. Призывов разойтись он не слышал - очень громкой была музыка на Площади. К прорыву цепи милиции на Октябрьской площади призвали неизвестные с наушниками в ушах, говорит Кабанчук.

17:00

Следующий свидетель - Иван Шульжиц, также инспектор ГАИ. Свидетель Шульжиц говорит, что не видел в руках митингующих никаких предметов, кроме флагов. Не слышал он и предупреждений о том, что акция не разрешена. Агрессии людей он не заметил.

16:45

Следующий свидетель еще один сотрудник ГАИ Александр Гуковский.

16:30

Скаборовский заявил, что 19-го декабря люди пошли на проспект Независимости, разорвав цепь сотрудников ГАИ, но среди тех, кто выталкивает его на проспект, кандидатов в президенты не было. Других правонарушений он не видел во время шествия.

16:35

Еще одного инспектора ГАИ Минска Андрея Скаборовского также допрашивают по поводу выхода демонстрантов на пр. Независимости 19-го декабря. Допросы представителей ГАИ довольно однотипные.

16:15

Следующий свидетель - Анатолий Даненков, старший инспектор ГАИ Минска. Свидетель рассказывает, о том, как сотрудники ГАИ пытались остановить многотысячную демонстрацию 19 декабря на проспекте Независимости. На ту же тему допрашивают еще одного сотрудника ГАИ Ивана Шидловского.

15:40

Следующий свидетель - Николай Демидович, водитель автобусного парка номер 5. Свидетель управляет автобусом номер 1. Свидетель говорит, что вечером 19-го, он вынужденно ушел с маршрута, так как по проспекту двигалась колонна.

Свидетелей-водителей отпустили на работу. В суде они находились с 10 часов, допрашивали их несколько минут.

15:30

Следующий свидетель Николай Алексиевич, водитель четвертого автопарка. Свидетель говорит, что 19-го декабря работал во вторую смену на 69-м маршруте автобуса. Говорит, что около 21 часа ему инспектор ГАИ жестом показал ехать по другому маршруту. Что происходило на проспекте Независимости, он не видел, просто выполнил распоряжение ГАИ. Говорит, что люди в салоне высказывали ему недовольство. Судья спрашивает, в связи с чем был изменен маршрут, свидетель говорит, что он не знает.

15:15

Следующий свидетель Петр Чернобаев, главный механик предприятия «Белвестсервис». 19-го занимался обеспечением безопасности движения на проспекте Независимости в Минске, так как работал тогда в ГАИ. «Вечером получили команду выехать на проспект Независимости в районе улицы Ленина. Сказали, что люди прорвали цепь сотрудников ГАИ и вышли на проезжую часть. Видел за 5-7 метров кандидатов Санникова, Статкевича и Уса, которые просили их пропустить, Усс предлагал сделать его генералом, если пропустит. Позже кандидаты обошли сотрудников ГАИ и пошли дальше.

Чернобаев говорит, что на проспекте движение было закрыто от улицы Купалы и к мосту за Площадью Независимости. Речей на митинге на Октябрьской не слышал, говорит, что была громкая музыка. Автомобилей со звукоусиливающей аппаратурой, с которых якобы предупреждали граждан, что митинг незаконный, что надо разойтись, он не видел и таких призывов не слышал. Сильно звучала музыка. Атмосфера на площади была спокойной. Фактов нарушения законности, кроме несанкционированного митинга, свидетель на Октябрьской площади не видел. Кто начинал движение по проспекту, свидетель не знает.

Чернобаев говорит, что после того как люди пошли по пр. Независимости, поступила команда от начальства сотрудникам освободить проспект. С Санниковым свидетель лично не общался, тот вел себя без агрессии, говорит бывший сотрудник ГАИ.

14:45

Суд допрашивает свидетеля Ольгу Калиновскую. Работает на частном предприятии директором. Сказала, что знает подсудимого Владимира Яроменка, который снимал у нее квартиру. Заключила договор и отдала ключи 17 декабря 2010 года. В 2011 году Владимир заплатил коммунальные услуги и отдал ключи. В квартире в отсутствие нанимателя видела визитки Рымашевского, спальный мешок. Зашла в квартиру, потому что его телефон не отвечал. Потом узнала, что он в тюрьме.

Мирзоянов поинтересовался, зачем вызвали этого свидетеля. Судья нервно ответила, что это ее решение.

14:33

Следующий - Александр Ксендзов - пришел на суд в черной спецназовской одежде. Ксендзов сообщил, что у него митингующие якобы хотели забрать щит и дубинку, сорвали шлем, ударили в плечо и голову. Свои его оттащили назад - после чего вернулся в строй. Ксендзов обращался за медицинской помощью, судебно-медицинскую экспертизу не проходил. Диагноз не помнит.

14:20

Масальский говорит, что сотрудников милиции было 800 человек. Говорит, что не видел использования спецназом ПР («полка резинавая» - пояснил он на просьбу судьи). Говорит, что видел на Площади какое-то пламя, невысоко, на уровне груди, небольшое. «Не знаю, что это такое, может тряпку подожгли».

14:10

Процесс возобновлен. Продолжается допрос спецназовцев. Масальский Сергей, боец спецназа. Масальский рассказал, что возле Дома правительства демонстранты якобы вытащили его из шеренги и втянули в толпу, ударили по голове - по шлему.

13:00

Объявлен перерыв до 14.10.

12:40

Моисеев говорит, что ему в голову попал кусок льда, бросали лед и камни, целились в лицо. После разгона обращался в больницу.

«Демонстранты, которые шли на прорыв действовали по сигналу, команде или по отмашке», считает потерпевший спецназовец Игорь Моисеев.

Сергей Анисько, родственник одного из подсудимых, сказал: «Прекратите этот спектакль. Это позор!» Судья удалила его из зала.

Тогда мать Мирзаянава Людмила громко заявила, что все это подстроено, что судья задает только выгодные обвинению вопросы. Ее также удалили из зала.

12:40

Следующий - спецназовец милиции Игорь Моисеев.

Он сообщил, что в день выборов до 23-х часов был на ул. Интернациональной в резерве в служебном транспорте. Поехал по команде на пл. Независимости, поскольку группа людей хотела пробиться в Дом правительства.

«В кратчайшие сроки мы прибыли туда и стали цепью за памятником Ленину. Основной боевой задачей было исключить попытки демонстрантов прорваться ко входу в Дом правительства».

«На Площади Независимости мне был нанесен удар, уверенно могу сказать, что это была арматура, потому что мне разорвали обмундирование, удар был чуть выше колена. Остался синяк. Скорее всего арматура была заточенная либо обрезанная». Кто ударил, установить не удалось.

«После этого люди напротив нас брались за руки, они знали, где у нас слабые места, куда можно ударить, они были подготовлены».

12:15

Следующий - милиционер Денис Булавацкий. Он рассказал, что на Площади Независимости спецназу якобы оказывали активное сопротивление, бросали лед, пластиковые бутылки, демонстранты били ногами в щиты, пытались вытащить из шеренги, на его глазах вытащили одного сотрудника и начали бить ... С него самого якобы сорвали каску и нанесли 3-4 удара в лицо.

12:00

Адвокат спрашивает, почему спецназовцы ушли от Дома правительства в первый раз.

Кашталанов отвечает коротко: «Команда». Почему была такая команда, он не знает.

Кашталанов говорит, что его ударили по бедру, возможно, черенком, при этом разбили телефон, который был в кармане. Отвечает, почему не явился на экспертизу к медицинскому эксперту по поводу своей травмы: «Не было времени».

Говорит, что якобы видел на Площади после разгона металлические прутья, бутылки с жидкостями, палки, черенки от лопат, ледоруб.

Кашталанов отпрашивается уйти из процесса в связи с необходимостью пойти в Московский районный суд. Защита и подсудимые против. Судья тем не менее его отпускает.

11:45

На вопрос Мирзоянова командир спецназа Кашталанов сказал: «Я не знаю, кто руководил моими действиями».

Адвокаты спрашивают, почему спецназ не задержал сразу тех, кто бил стекла.

«Если бы мы начали задерживать всех тех, кто бил, то у нас не осталось бы сил для охраны порядка. У нас была другая задача - обеспечить безопасность здания Дома правительства».

11:35

В процессе состоялся диалог Андрея Санникова с командиром спецназа.

Санников: Вы даете приказ применять дубинки или они сами?

Кашталанов: Бойцы сами решают.

Санников: Вы слышали, как люди кричали «Милиция с народом!»?

Кашталанов: Нет.

Санников: Почему вы не задержали тех, кто бил стекло Дома правительства?

Кашталанов: А мы сразу не задерживаем, у нас был приказ не допустить этих действий.

Санников: Кто давал такой приказ?

Кашталанов: Не могу сказать.

11:00

Следующий потерпевший Александр Кашталанов - заместитель командира полка спецназа. Пострадавший говорит, что 19-го декабря был в резерве, осматривал Октябрьскую площадь. «Площадь была занята вся или был залит каток - не обращал внимания».

«Нас переместили к Дворцу культуры профсоюзов, так как думали, что будет захват этого здания». Кашталанов руководил группировкой из нескольких рот.

«На крыльце Дома правительства была группа людей, которые хотели проникнуть в Дом правительства. Мы их отталкивали от крыльца».

«В момент, когда я вбежал на крыльцо, я почувствовал боль в левом бедре, но поскольку я выполнял задачу, то не придавал этому значения».

Рассказывает о попытках митингующих прорыва цепи спецназа, говорит, что митингующие якобы использовали огнетушитель, кидали в них бутылки, черенки, удилища ... «Наших сотрудников демонстранты прижали в угол со стороны Красного костела, избивали, забирали щиты ...»

Кашталанов рассказывает, как спецназ отрезал часть демонстрантов от остальных: «Кто хотел, мог выйти оттуда. Ну а остальных мы взяли в кольцо и погрузили на транспорт».

Командир спецназа говорит, что его подчиненные применяли дубинки только в тех местах, где были попытки прорыва цепи.

10:45

Судья заметила противоречия в показаниях Епифанава с его показаниями на предварительном следствии. Читает протокол допроса. В ходе предварительного следствия потерпевший говорил, что митингующие били спецназ ногами, вырывали щиты, сквернословили в их адрес. В один из моментов кто-то из толпы нанес ему удар в колено - в итоге получил ссадину правого коленного сустава, госпитализирован не был. «Что-то тяжелое вылетело из толпы и ударило мне в колено. Я боли вообще не чувствовал, какой предмет, не видел. Моя задача - выполнить приказ, и на боль я не обращаю внимание», - пояснил пострадавший. Адвокаты сделали замечание, что раньше он говорил, что его ударили, а теперь, что пролетел предмет, пострадавший путается ощутил ли он сразу боль.

10:25

Подсудимый Гнедчик спрашивает - на видео с Площади хорошо видно, что спецназ массово бил людей, а потерпевший говорит, что физическую силу не применяли: «Может, вам показать видео?» Пострадавший Епифанов настаивает, что он не бил никого сам и не видел, чтобы это делали другие спецназовцы. Отвечая на вопрос адвокатов, потерпевший признает, что ему удар мог случайно нанести и другой спецназовец во время движения. Поджогов не видел. На площадке перед Домом правительства видел только битое стекло, мусор, какое-то количество прутьев, «может 5, может, больше». Бутылок с зажигательной смесью не видел.

10:15

Свидетель-милиционер Епифанов говорит, что в «органах» работает с 2010 года. 19 декабря нес службу на Октябрьской площади в автобусе. «Наша задача была сидеть в резерве. Около 22.00 поступила команда выехать к Дому правительства. Потом была команда в боевом порядке выбежать и стать спиной к Дому правительства, в случае если пойдут люди - оттеснять». Физическую силу я не использовал. Не скажу, что были попытки прорыва, да, люди подходили, пытались трогать и отходили. Никаких предметов в руках митингующих не видел. Во время перехода к улице Советской получил удар по колену чем-то тяжелым. Я не знаю, кто это ударил, может, и митингующие».

10:10

Подсудимые и адвокаты против допроса подсудимых, так как, по их мнению, сначала нужно обсудить видеоматериалы, которые являются главными доказательствами по делу. Но судья решила приступить к допросу потерпевших и свидетелей.

Первый пострадавший - Анатолий Епифанов, милиционер спецназа.

10:01

Заявленные свидетели, которые пришли на процесс - Демидович, Чернобай и Калиновская.

10:00

Процесс возобновился. В зале подсудимые, родственники, западные дипломаты, правозащитники, а также 4 «пострадавших» спецназовца. Два задних ряда заняли активисты БРСМ.

Напісаць каментар 147

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках