21 лiстапада 2019, Чацвер, 2:34
Праўда пра «выбары»
Рубрыкі

Ловушка бедности

10
Ловушка бедности
Владимир Ковалкин
Фото: onliner.by

Потерянная пятилетка 2010—2015 грозит стать потерянным десятилетием для Беларуси.

Экономика страны совершила круговое движение и вернула нас практически в ту же ситуацию, в которой мы находились десять лет назад. ВВП в долларовом выражении стал ниже, чем в 2010 году, и тенденция к падению сохраняется, поскольку экспорт сокращается опережающими темпами. Многие из валообразующих флагманов промышленности, которыми гордилось руководство страны, находятся на мели. Они не только официально убыточны, но и с угрожающей скоростью накапливают просроченную задолженность. Государственный долг также продолжает расти, и Беларусь рискует попасть в ловушку бедности, выбраться из которой будет крайне сложно.

Ловушка бедности — это не гипербола, а конкретный экономический термин, обозначающий непростую ситуацию, в которую попадают страны со стагнирующей экономикой. Один из признаков ловушки бедности — огромные платежи по внешним долгам, занимающие значимую часть бюджета. Эти деньги приходится забирать у медицины и образования — вскоре проблемы начинаются и в данных отраслях, и тогда страна превращается в нечто африканское с плохим здравоохранением и образованием, неразвитой инфраструктурой и коррумпированным управлением. В итоге формируются условия, при которых государство не может выйти из кризиса без посторонней помощи.

ВВП в 2015 году упал ниже уровня 2008 и 2010 годов и составляет $54,8 млрд долларов в пересчете на среднегодовой курс по Нацбанку. По прогнозам МВФ, ВВП нашей страны в этом году упадет еще на 2,7%. Небольшой рост может начаться только после 2018-го и то только за счет так называемого «эффекта низкой базы», когда падение показателей достигает «дна» и начинается хоть какой-то минимальный рост. Хотя при этом наши власти смотрят на ситуацию оптимистично и прогнозируют рост ВВП в этом году на 0,3%.

Основная причина падения ВВП — уменьшение экспорта, который сегодня снизился также до уровня 2010 года. При этом сальдо внешней торговли продолжает оставаться отрицательным — мы как страна продолжаем импортировать больше товаров и услуг, чем продаем. Что характерно: самое большое падение экспорта пришлось как раз на промышленность. Получается, что, по сути, наши валообразующие флагманы тянут экономику на дно. Если сравнивать 2010 и 2015 годы, то сокращение экспорта по таким позициям, как химические волокна и нити, составило 20%, холодильники — 22%, тракторы — 25%, грузовые автомобили — 43%. При рассмотрении отдельно и более пристально категории «грузовые автомобили» мы поймем масштабы катастрофы: если в 2006 году за рубеж было продано 13,2 тыс. единиц, в 2013-м — 10,9 тыс., в предкризисном 2014-м — 8,8 тыс., то в 2015-м — 3,9 тыс., — итоговое падение за десять лет на 70%!

Тут стоит понять: хотя в немалой степени обвал показателей связан с проседанием «российского» рынка, основная проблема до сих пор заключается в низкой конкурентоспособности нашей продукции. Как сегодня показывает практика, белорусская продукция мало интересует покупателей из других стран: десятилетия модернизации так и не дали желаемых результатов.

Падение ВВП и экспорта привело к тому, что валютная выручка предприятий очень сильно сократилась, что отразилось на их финансовой устойчивости. Проблемы с платежами между юрлицами начались в 2015 году. Мы помним, что именно в это время Минфин выпустил валютные облигации для поддержки МТЗ и «Гомсельмаша», сделано это было для того, чтобы найти для данных предприятий хоть какие-то деньги. Но это не помогло — предприятия по-прежнему наращивают кредиторскую и дебиторскую задолженность: налицо срабатывание эффекта домино, когда долги по цепочке передаются от крупных предприятий их поставщикам.

Доля убыточных юрлиц по стране (включая и частный, и государственный секторы) за 2012—2015 годы выросла почти в 4 раза. При этом по итогам 2015 года почти у половины рентабельных организаций показатель этой самой рентабельности находится в рамках от 0 до 5%. Это значит, что в любой момент они могут стать убыточными. Если суммировать убыточные и низкорентабельные предприятия, то их доля вплотную приблизится к 60%. Что касается промышленности, то ситуация там практически катастрофическая: за первые два месяца 2016 года доля убыточных предприятий вплотную приблизилась к 50%.

Но еще лучше ситуацию в экономике обрисовывает рост просроченной дебиторской и кредиторской задолженности. Если с рентабельностью еще можно совершить некоторые бухгалтерские ухищрения, в результате которых не очень убыточная фабрика чудесным образом превратится в низкорентабельную, то с неплатежами такие вещи не проходят. Долги есть долги. Объем кредиторской задолженности предприятий за последние три месяца увеличился на 5,4% и достиг 372 трлн белорусских рублей.

Само по себе увеличение кредиторской задолженности не представляет опасности, когда в стране наблюдается экономический рост: предприятия увеличивают «кредиторку» пропорционально росту производства. Гораздо хуже, когда растет просроченная кредиторская и дебиторская задолженность: это означает, что предприятия не способны платить по долгам. А это происходит в нашей стране пугающими темпами: за последние шесть месяцев в реальном секторе данный показатель подскочил с 15,5 до 18,5%. Наиболее тяжелая ситуация традиционно складывается в трех крупных отраслях, в которых занято очень много людей, — сельском хозяйстве, где просроченная кредиторская задолженность составляет 31,6%, строительстве (20,7%) и промышленности (19,9%). То есть без поддержки государства эти отрасли уже практически не способны платить по долгам.

Стремительно растет задолженность за электроэнергию и теплоснабжение. За последние два месяца она увеличилась в 1,5 раза — с 7 трлн до 10,8 трлн. У многих предприятий просто нет денег, чтобы рассчитаться за топливно-энергетические ресурсы.

Все это, естественно, отражается и на кредитном рынке. Доля проблемной задолженности, по данным Нацбанка, выросла за год почти в 1,8 раза и к марту 2016-го составила 3,2%, что очень негативно сказывается на финансовой устойчивости банковской системы.

По проблемным долгам предприятий приходится расплачиваться налогоплательщикам. Так, в 2015 году Минфину пришлось исполнить гарантии правительства по внутренним кредитам на 6,9 трлн белорусских рублей, что в два раза больше, чем в 2014-м. Всего же на 1 января нынешнего года задолженность предприятий по исполненным гарантиям правительства составила 11 трлн рублей. Повторюсь: это деньги из бюджета, который пополняем мы с вами.

Все эти цифры красноречиво говорят о том, что в нынешних реалиях единственная возможность как-то изменить ситуацию — полноценные экономические реформы. К сожалению, уже даже не помогут полумеры. Наверняка процесс этих реформ будет болезненным для рядового населения страны. Но здесь стоит задуматься: что лучше — медленное и малозаметное «увядание» с вполне определенным печальным итогом или решительные действия, при которых может появиться перспектива того, что нам с вами удастся, наконец, вырваться из замкнутого круга.

Владимир Ковалкин, onliner.by