1 сакавiка 2024, Пятніца, 10:26
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

Конец Московского патриархата

14
Конец Московского патриархата

Как Украина ударила по филиалу ФСБ в рясах.

Украинские власти во главе с президентом Зеленским вступили в жесткую конфронтацию с филиалом ФСБ в Украине – УПЦ (МП). Служба безопасности провела серию обысков в монастырях и храмах московского патриархата, возбудив десятки уголовных дел против коллаборантов в рясах, Киево-Печерская Лавра перешла в ПЦУ, а СНБО принял радикальные решения, которые уже в ближайшем будущем существенно изменят религиозный ландшафт страны - и совсем не в пользу московских попов. Почему власть только сейчас плотно взялась за УПЦ МП, а по сути филиал РПЦ, и закончится ли эта история концом московского патриархата в Украине - разбирался «Апостроф».

Смена курса

Первые годы каденции президент Зеленский вообще не идентифицировал московский патриархат как угрозу национальной безопасности. Вспомним, как спустя всего несколько дней после своей инаугурации гарант встречался с главами церквей, среди которых был и глава УПЦ (МП) митрополит Онуфрий. А Иван Баканов – бывший глава СБУ (прямая квота президента), открыто признавался, что является прихожанином московского патриархата. Но похоже в ОП этот факт никого не смущал.

«Соответственно и в церкви никто не считал Зеленского своим прямым и опасным врагом. Вот Порошенко, благодаря политике которого стало возможно получение томоса ПЦУ – другое дело. Он постоянно был объектом информационных атак. А к Зеленскому основная претензия была скорее в том, что он не отменил неудобные для УПЦ законы, принятые в каденцию Порошенко», - пояснил «Апострофу» источник близкий к УПЦ (МП).

Все изменила большая война. Но не сразу.

Первые месяцы широкомасштабного вторжения власть будто бы не замечала, что духовный лидер московского патриархата Гундяев буквально «благословлял» убивать украинцев. На УПЦ (МП) давили только журналисты, местные власти и общество. В результате московским попам в Украине пришлось зашевелиться – переизобрести на Соборе якобы независимость от РПЦ и поменять устав церкви, убрав оттуда формальные упоминания об РПЦ. Но немного поскрести все эти изменения, и окажется, что УПЦ (МП) просто решила всех намахать.

Во-первых, провозглашенная независимость оказалась фейковой, ведь Грамота Патриарха Московского и всея Руси Алексия II от 27 октября 1990 года, на основе которой УПЦ (МП) якобы переизобрела свою самостоятельность, на самом деле ничего такого не предполагает.

«Украинская Православная Церковь, соединенная через нашу Русскую Православную Церковь с Единой Святой Соборной и Апостольской Церковью», - сказано в тексте Грамоты. Ну и где же тут разрыв с Москвой?

А, во-вторых, новый устав оказался мутным как вода на московских болотах, ведь до сих пор УПЦ (МП) не опубликовала его на своих официальных ресурсах.

И тогда свое слово наконец-то сказала власть и к разоблачению филиала ФСБ активно подключилась СБУ. Сначала были обыски и объявление подозрения в разжигании религиозной вражды митрополиту УПЦ (МП) Ионафану. Потом обыски в Киево-Печерской лавре и вручение подозрения священнику, на службе у которого прихожане молились за Россию. Также силовики наведались в гости в Свято-Кирило-Мефодиевский женский монастырь на Закарпатье, Черновицко-Буковинскую епархию и так далее. И в ходе каждого из обысков СБУ что-то находила: то кипы русскомировского литературного мусора, то российское гражданство у иерарха, то большие суммы денег, в том числе, в рублях.

И вишенка на торте. По словам спикера Православной церкви Украины Евстратия Зари, Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра зарегистрирована как монастырь в составе ПЦУ. Также решением Синода Блаженный Митрополит Эпифаний назначен возглавлять монастырь как юридическое лицо.

Все эти события сформировали впечатление, что власть просто решила точечно разобраться с коллаборантами, вне зависимости от их статуса и прикрытия рясой.

«Есть реакция СБУ на конкретные случаи и конкретных людей. Да, это происходит сегодня. Никакого тотема защиты у них нет - это точно. Мы не вмешиваемся. Но и защиты у них не будет, должны отвечать, как любой человек», - подтверждает президент.

Но позже оказалось, что во власти признают проблему не в коллаборантах под омофором УПЦ (МП), а в существовании на территории Украины московского патриархата в принципе.

Жесткие решения

Так, 1 декабря на заседании СНБО были приняты радикальные решения:

- разработка законопроекта о запрете московского патриархата в Украине;

- экспертиза устава УПЦ (МП) на предмет связей с РПЦ;

- проверка правовых оснований пользования имуществом на территории Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника;

- выявление и противодействие подрывной деятельности российских спецслужб в религиозной среде.

Также стало известно о введении персональных санкций в отношении деятелей УПЦ (МП): «кошелька» этой структуры Вадима Новинского и наместника Киево-Печерской лавры митрополита Павла (известного в народе как Паша-мерседес).

А это уже не просто реакция на «конкретные случаи и конкретных людей». Это уже больше похоже на реальное желание свернуть фсбшную лавочку, обосновавшуюся под видом церкви.

«Если там систематический коллаборационизм, то не может быть только индивидуальной ответственности. Вся религиозная организация должна нести ответственность. Если у нас политические партии несли ответственность, телеканалы, то чем же отличается церковь? Ничем!» - говорит «Апострофу» религиовед Юрий Черноморец.

Но почему власть начала реагировать именно сейчас, на девятом месяце войны?

«Потому что есть общественный запрос, - поясняет «Апострофу» политолог Алексей Голобуцкий. – Плюс, когда ты каждый день просишь наращивать санкции против России, а у тебя в центре столицы находится ячейка России, которая активно функционирует, то это по меньшей мере странно. Это идеальное прикрытие для шпионской сети. Монахи, священники, «божьи люди» везде ходят, везде появляются, а влиять на них сложно, ведь это религиозная община. Есть запрос вот и все».

В УПЦ (МП) настаивают, что активность власти – вмешательство во внутренние дела церкви, которая вообще то отделена от государства согласно Конституции. Однако по словам экспертов, ни о каком вмешательстве речи здесь не идет.

«Есть государственная политика, а есть религиозные вопросы. И в случае, когда та или иная институция нарушает законы государства и угрожает национальной безопасности, то нет разницы какого она патриархата, кому она подчиняется. Соответственно против такой институции совершаются определенные юридические действия, вплоть до отмены регистрации, - говорит «Апострофу» политтехнолог Ярослав Макитра. – Обыски — это уже финальная стадия. А до этого целый ряд деятелей этой церкви были коллаборантами, были задержаны. Целый ряд религиозных общин освящали российских военных, переходили на их сторону. То есть у нас есть факты, зарегистрированные юридически, которые свидетельствуют, что эта конкретная структура работала против государства Украина. В данном случае речь идет, по сути, о филиале ФСБ, который действует в Украине. Как он себя называет, имеет он томос или нет, какая его каноничность – это уже внутренние религиозные вопросы самих церквей».

«Речь ведь не идет о том, что принадлежность к определенной православной конфессии является проблемой и нужно перейти в другую конфессию. Нет, оставайтесь православными, но в виде той религиозной организации, в которой вы существовали раньше - вы уже не можете существовать. Это все равно, что на нашей территории существовали бы части российской армии, ячейки «Единой России» или ЛДПР. Такого не может быть», - добавляет Юрий Черноморец.

«Гонимая» церковь

Но! Очевидно, что резидентура рашистов так просто сливаться не станет. Как и у «второй армии мира», главным достоинством, которое вменяет себе УПЦ (МП) – это количество. У московского патриархата до войны было наибольшее количество приходов, храмов и монастырей, а это, по их словам, миллионы граждан. И если УПЦ (МП) примерит на себя одежды гонимой церкви, уйдет в подполье, да еще и кинет клич среди своих сторонников «стоять на смерть за истинную веру», то вероятно религиозной вражды не избежать. Стоит только вспомнить, какими потасовками и драками сопровождались некоторые переходы приходов из УПЦ (МП) в ПЦУ после обретения томоса. А если это начнется одномоментно по всей Украине? Эта потенциальная опасность волнений в обществе всегда и удерживала власть от радикальных шагов в решении проблемы московских попов. Что же изменилось сейчас? Или на самом деле все не так критично и в реальности козыря поднять восстание у московского патриархата нет?

«СБУ открыла уголовные производства в отношении одиозных фигур московского патриархата, например тот же Ионафан. И не последовало никакой серьезной реакции, даже внутрицерковной, не говоря уже о привлечении паствы. И это был маркер и признак того, что эта структура не готова к серьезному сопротивлению государству Украина. Кроме того, УПЦ (МП) все же неоднородная. В ней достаточно проукраински настроенных священников, которые занимают полностью проукраинскую позицию. Да, их не большинство, но они есть», - отмечает Макитра.

«У нас очень сильно преувеличено значение религии в обществе. Если посмотреть на исследования по странам Европы, то процент религиозных людей у нас, например, ниже, чем в соседней Польше. Кроме того, у нас религиозность больше имитационная: сходить в храм на Пасху или Рождество - и все. А у людей старшего поколения, которым московские попы в селах вбивают в головы русский мир, нет такой социальной организации, которой хватило бы для протестов. Да, раньше ОПЗЖ собирала по городам и селам людей и привозила их в Киев на эти крестные ходы. Но сейчас кто будет этим заниматься?», - резюмирует Голобуцкий.

Кроме того, вспомним «пробные шары», которые забивали местные власти, запрещая деятельность УПЦ (МП) в регионах. Да, легитимность таких решений оставляет желать лучшего, но никаких народных волнений они не вызвали. Наконец, у ОПЗЖ также была миллионная паства среди украинских граждан, но исчезновение фракции с политической карты страны прошло абсолютно бесследно.

Но если нардепы все же примут закон о запрете московского патриархата, не отразится ли это на отношении к Украине Евросоюза? Это ведь еще один миф, который эксплуатируют в УПЦ (МП).

«Только что это же самое сделали в Латвийской Республике (Сейм принял закон о независимости церкви, – «Апостроф»). Нет страны ЕС, где была бы предоставлена такая абсолютная свобода, как в Украине. Мы имеем большой люфт для принятия любых законов в этой сфере. Какой бы мы сейчас закон ни приняли относительно московского патриархата, всегда найдутся страны ЕС, где есть аналогичное законодательство», - уверяет Черноморец.

В итоге, когда московский патриархат все же станет вне закона в Украине, у приходов УПЦ (МП) останется не много вариантов, чтобы держать связь со Вселенским православием: либо диалог с ПЦУ, либо раскол.

«А это уже их проблемы. Государство не может и не должно никого принуждать к единению с ПЦУ или к расколу. Пожалуйста, обращайтесь к Вселенскому патриарху, другим поместным предстоятелям, проводите консультации по поводу вашего желаемого статуса», - резюмировал Черноморец.

Напісаць каментар 14

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках