25 лiпеня 2024, Чацвер, 3:33
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

Этот Казахстан сломался

6
Этот Казахстан сломался

Чиновники из Казахстана боятся разозлить Путина.

За неделю до выступления российского артиста Максима Галкина в Казахстане концертные площадки, на которых должно было состояться мероприятие, внезапно заявили о том, что у них сломана сцена (в Алматы) и необходима срочная замена труб в районе (в Астане). Именно поэтому все мероприятия до 10–15 октября просто отменяются. Учитывая, что приезду Галкина и ряда других российских артистов, нелояльных Кремлю, казахстанские власти противостоят уже не в первый раз, в случайность ремонтных работ поверить очень нелегко. Но еще никогда республиканская власть не выглядела так комично и одновременно бледно. Корреспондент «Новой-Европа» Вячеслав Половинко объясняет, чем так пугает Галкин власти Казахстана.

В Казахстане существуют две параллельные культуры «отмены» российских артистов. С одной стороны, «народная» волна: возмущенные тем, что звезды поддерживают войну в Украине, жители Казахстана устраивают максимально удачные кампании по дискредитации — и артисты в итоге просто не приезжают. Так, в республику отказались ехать Полина Гагарина, Лариса Долина, Григорий Лепс, команда КВН «Камызяки» и несколько других исполнителей более мелкого масштаба. Чаще всего для «отмены» хватает просто сетевого террора, когда аккаунты артистов и их продюсеров атакуют нелестными комментариями простые казахстанцы, но в случае с «Камызяками», например, была создана целая петиция за отмену, набравшая больше 10 тысяч подписей. Для Казахстана это очень много, но там и повод был для общества значительнее: лидер «Камызяков» Азамат Мусагалиев — этнический казах, пусть и из Астраханской области, поэтому его поездка в оккупированную часть Украины с концертом была для казахстанцев особенно обидной.

С другой стороны, существуют попытки запретить выступление нелояльным Кремлю артистам или артистам с антивоенной позицией (чаще всего это одно и то же) со стороны республиканских властей. Попытки обычно эти выглядят максимально нелепо. Наиболее показательной стала история с концертом группы «Би-2» в Семее, гонорар от которого музыканты собрались отправить семьям пострадавших от огромного лесного пожара в Абайской области (при его тушении погибло 14 работников лесного хозяйства, у которых не было ни масок, ни защитного оборудования, ни даже батареек в рациях). Незадолго до выступления «Би-2» местный депутат Эльзира Жунусова написала, что концерт надо отменить, поскольку он «неуместен»: общенациональный траур только прошел, и родственники погибших будут против.

Местный акимат (мэрия) прислушался к голосу депутата — и отменил концерт. Но потом люди вновь высказали большое возмущение — и акимат, якобы уточнив у семей погибших, не заденет ли концерт их чувств, выступление вернул.

В целом в «культурном» противостоянии между казахстанским обществом и властями обычные люди ведут сейчас с разгромным счетом.

Но есть один артист, в отношении которого чиновники делают всё, чтобы его концерты ни в коем случае не состоялись.

Этот артист — Максим Галкин.

Несколько месяцев подряд Галкину, по его словам, не давали разрешения на выступление в Казахстане, ничего при этом толком не объясняя. «Какие-то выдуманные причины, кулуарные запреты. То останавливалась продажа, то нет. Я понимаю: наверное, чем-то я так страшен властям Казахстана, что прямо так испугались проведения моих концертов. На данный момент фактически негласный запрет на проведение моих концертов», — рассказывал сам артист в публичном обращении к поклонникам. В итоге после очередной волны возмущений концерты всё-таки разрешили (официально их и не запрещали, просто в день, когда хотел выступать Галкин, во Дворце Республики в Алматы должен был якобы состояться концерт ко Дню учителя). Чиновники заявили, что никаких ограничений ни на выступления, ни на шутки нет, но журналисты «Радио «Свобода»» со ссылкой на свой источник выяснили, что за негласным запретом концертов Галкина мог стоять посол России в Казахстане Алексей Бородавкин. По словам журналистов, это была его личная просьба. Официальных подтверждений этой версии, разумеется, нет, но она вполне похожа на правду, учитывая, что Бородавкин в хороших отношениях с самим Касым-Жомартом Токаевым (оба — и посол, и президент — кадровые дипломаты).

Концерты в итоге должны были состояться 8 октября в Астане и 9 октября в Алматы. Но не тут-то было. На помощь властям пришли коммунальные и экстренные службы. И в итоге Центральный концертный зал «Казахстан» закрывается с 4 по 10 октября из-за того, что коммунальщики решили поменять водопроводные трубы в районе, поэтому в здании не будет питьевой воды. А в Дворец Республики в Алматы 30 сентября срочно нагрянули специалисты Департамента по чрезвычайным ситуациям, которые выяснили, что сцена в здании сломалась и до 15 октября выступать на ней решительно невозможно. Руководство обеих площадок ограничилось постами в инстаграм и ушло в глухую оборону (астанинский концертный зал и вовсе отключил комментарии к посту).

Организатор концертов Галкина в Казахстане продюсер Алексей Пучков в шоке. «В связи с тем, что акимат города Астаны и ЦКЗ «QAZAQSTAN» прекрасно знают, что ранее отмена данного концерта вызвала широкий общественный резонанс, данное заявление в социальных сетях, сделанное за неделю до концерта, без уведомления организатора и согласования отмены либо переноса с ним, будет расцениваться как намеренная попытка срыва концерта.

А иначе как понять, что заявление везде опубликовали, а организаторов не уведомили, перед публикацией постов альтернативных вариантов решения вопроса — не предложили, комментарии в инстаграм сразу же закрыли?» — возмутился Пучков. Кроме того, добавляет продюсер, еще в пятницу, 29 сентября, в Алматы было всё в порядке со сценой. «Наши юристы уже этим занимаются», — говорит он.

Как «друзья» Москвы из Центральной Азии подстраивают свою политику под условия войны: основная тактика — отмалчиваться или просто не мешать. Но есть нюансы.

Такое паническое поведение чиновников, свойственное в целом казахстанской власти по другим поводам, можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, они рассчитывают, что второй кампании возмущения не будет (хотя в этот раз, по словам организаторов, проданы почти все билеты, и часть зрителей едет из других городов — возмущение, таким образом, неизбежно). Во-вторых, хотя запрета на политические шутки в стране нет, на самом деле он есть, особенно когда дело касается российской власти. Галкин — «иноагент» в России, он резко высказался против войны, а за полтора последних года артист на своих концертах «прошелся» по такому количеству российских политиков и пропагандистов, что его выступление в Казахстане сродни прямой насмешке лично Путину в лицо. В республике выступали другие «иноагенты» и люди с антивоенной позицией, но и Земфира, и ДДТ, и «Сплин» не позволяли себе резких высказываний именно в адрес конкретных персон (максимум — отдельные выражения вроде «жопы президента»). Галкина же невозможно проконтролировать. И, не сумев придумать убедительный повод для запрета концерта, власти теперь бросают все силы, чтобы выступление не состоялось «по техническим причинам».

Кажется, однако, что есть и третья причина. Осенью в Казахстан должен прилететь Владимир Путин. В Костанае в ноябре состоится ежегодный Форум приграничного сотрудничества двух стран, и российский президент может стать одним из главных его действующих лиц (если не «отменит» сам себя: в последнее время Путин отвечает далеко не на все приглашения, как будто чего-то боится). И выступление публичного противника Кремля перед приездом российского лидера, с точки зрения и пропаганды, и трусоватых казахстанских чиновников, — это уже даже не насмешка, а открытый плевок в лицо.

В данный момент власти Казахстана попали в классическую шахматную «вилку»: каждый следующий шаг сделает только хуже. Настоять на новом переносе концерта — получить безумно плохую прессу не только в Казахстане, но и далеко за его пределами (Галкин — слишком заметный артист, чтобы просто так его «прокинуть»). Разрешить концерт — очень сильно испортить отношения с Москвой, для которой, похоже, это тоже дело принципа. А еще у «вилки» есть и третий зубец: Галкин может попробовать приехать и устроить концерт перед этими площадками, а не внутри них. Да, это очень нелегко устроить, это ведет к разного рода издержкам, но моральная победа этого стоит. Не говоря уж о том, если власти Казахстана начнут перекрывать улицы и подходы к этим концертным залам, — такой комический номер не придумает даже сам Галкин.

До даты первого концерта осталась ровно неделя. Второй звонок для казахстанских властей уже прозвенел.

Напісаць каментар 6

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках