13 лiпеня 2024, Субота, 4:22
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

Колесо без обода

2
Колесо без обода

Что стоит за публичным конфликтом Лукашенко и Пашиняна.

В прошлый четверг на очередном заседании правительства премьер-министр Армении Никол Пашинян напомнил Лукашенко о его заявлениях, сделанных во время визита в Азербайджан. В мае Лукашенко встретился с Ильхамом Алиевым и назвал войну в Карабахе «освободительной». В ответ Пашинян заявил, что ни один официальный представитель Армении не посетит Беларусь, пока страну возглавляет Лукашенко. Что касается членства Армении в ОДКБ, Ереван допускает свое участие в альянсе, если Лукашенко извинится перед армянским народом или если Минск выйдет из альянса. В итоге и Ереван, и Минск отозвали своих послов для консультаций, пишет «Новая Газета».

Еще одним поводом для роста напряжения в и так натянутых отношениях между Арменией и Беларусью стала опубликованная на прошлой неделе в американском издании Politico статья о том, что в период 2018–2022 годов Беларусь поставляла Азербайджану вооружение и оказывала военную помощь. Речь идет как раз о периоде обострения конфликта между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе. Поддержка Минска могла дать Баку преимущество во второй Карабахской войне. Журналисты издания изучили документы белорусского государственного агентства по экспорту вооружения и военно-промышленным предприятиям о заказах на современное артиллерийское оборудование для Азербайджана, а также переписку между двумя странами о согласовании закупки противотанковых комплексов «Гроза-С», беспилотных мобильных боевых станций для вооруженных сил Азербайджана.

Почти у всех стран в рамках ОДКБ и ЕврАзЭС время от времени между собой возникают конфликты. По мнению эксперта по Южному Кавказу, политолога Александра Искандаряна, организации, которые создаются вокруг России, имеют очень специфическую природу:

— В них существует одна страна — Россия, которая по территории, населению, военному и экономическому потенциалу превышает все остальные, вместе взятые, страны-члены таких организаций. Членство в этих организациях превращается в форму выражения лояльности России, и цель вступления государств в них заключается во взаимодействии с ней. Никаких других общих интересов, рисков, связей между ними нет. Они объединены в конструкцию, напоминающую колесо без обода, центром которого является Россия, и это рамка для взаимоотношений с ней. Между ними не могут не возникать конфликты. Это страны, у которых очень часто нет почти ничего общего, кроме постсоветского прошлого. Что касается нового витка обострений, это скорее «медийный шум».

Александр Искандарян считает, что в Армении после «бархатной революции» изменился стиль взаимоотношений в политике. До смены власти лидеры страны входили в политику либо «из окопа», если говорить о Карабахской войне, либо из чиновничьей среды. Предыдущее правительство Армении было довольно закрытым бюрократическим кабинетом, а все конфликты такого рода решались непублично. К примеру, история с продажей Россией вооружения Азербайджану, так называемый разворот 2013 года, когда Армения резко прекратила подготовку ассоциативного соглашения с Евросоюзом и вступила в ЕврАзЭС.

Природа новой власти Армении другая: это люди пришли с улиц, из Фейсбука*. Многие из них — журналисты, менеджеры протестов, люди, орудием которых было слово, люди, которые на этом пришли к власти. Стиль коммуникации изменился, он стал гораздо более публичным.

Как результат — подобные скандалы теперь происходят онлайн, в СМИ, а не только в кабинетах.

Конечно же, в Армении недовольство политикой других стран существовало и до прихода Пашиняна к власти. Это недовольство могли выражать журналисты, интеллектуалы и оппозиционеры, но не первые лица государства. Первые лица государства так не разговаривали. Поэтому, как считает Искандарян, «то раздражение, которое может существовать в Армении, причем не в адрес Белоруссии, а в сторону России, вырывается в виде таких эскапад». Лукашенко сразу все делал публично, армянские же власти только сейчас стали такими.

Происходящее сейчас — это раздражение по отношению не к Беларуси, а к России. Прямая поддержка Беларусью Азербайджана — не новое явление. У Азербайджана есть поддержка и со стороны других стран постсоветского пространства, например, от Украины. Но по отношению к Украине подобных заявлений в Армении не делают. Для Белоруссии Азербайджан является более ценным партнером, чем Армения. Конечно, наши страны также являются формальными партнерами, состоят в ОДКБ, ЕврАзЭС. Но Азербайджан для Беларуси — та страна, с которой можно работать и получать при этом какие-то «плюшки».

Это не ново: была история с выдачей Азербайджану блогера Александра Лапшина, история с поставками энергоносителей, сотрудничество в поставке вооружений. Поездка Лукашенко в Азербайджан имела явную цель воспользоваться чем-нибудь, к примеру, в сфере строительства. Это стиль Лукашенко, который с самого начала своего правления таким образом для своей страны добивается определенных преференций.

Если же обратить внимание, в каком контексте были произнесены слова Пашиняна, понятно, что он в основном говорил о России. Главное тут — отношение Армении к ОДКБ. Причем под ОДКБ понимается тоже в основном Россия, Беларусь же в данном случае — элемент того кризиса, который переживают российско-армянские отношения и отношения Армении с организацией.

По мнению Искандаряна, заявление Никола Пашиняна направлено на внутреннюю армянскую аудиторию: он пытается продемонстрировать изменение политического курса. Из этой же серии — ратификация Римского статута, заключенный 11 июля между Арменией и США договор о «Взаимопомощи таможенных органов», разговоры о проведении референдума о вступлении в Евросоюз, вывод российских пограничников из аэропорта Звартноц. Понятно, что Римский статут всерьез не изменил положения Армении, а в Евросоюз никто не зовет — это все лишь символы того, что происходит в армяно-российских взаимоотношениях.

Экономические взаимоотношения Армении и Беларуси не так значимы, как в случае с Арменией и Россией. Кризис в сфере безопасности не перерастает в экономический.

По мнению Искандаряна, Россия может применить метод давления. Понятно, что у Кремля в руках находятся колоссальные инструменты влияния. Никто не помешает соседу повысить цены на газ в 10 раз. Понятно, что случится с Арменией, если подобное произойдет.

Говоря об ОДКБ, в Армении имеют в виду прежде всего Россию. Как считает Искандарян, у России нет намерения или возможности открывать второй фронт на Южном Кавказе в условиях продолжающегося конфликта с Украиной. Были случаи, когда Россия останавливала конфликт между Арменией и Азербайджаном лишь телефонным звонком (например, четырехдневная война в апреле 2016 года). Но к моменту, когда началась 44-дневная война 2020 года, появился другой игрок — Турция, которая в открытую поддерживала Азербайджан, снабжала оружием, обучала военнослужащих, осуществляла командование операцией на всех уровнях. Но армянский премьер Пашинян не говорил, что он не поедет в Анкару, пока президентом является Эрдоган, потому что тут другая ситуация.

Армения уже де-факто не является членом ОДКБ: не работает с организацией, не участвует в заседаниях, не финансирует, не получает вооружений. Это серьезный кризис, причины которого связаны с Карабахской войной 2020 года, а также с военными действиями в Украине. Одним из «аппендиксов» этого кризиса и являются заявления властей Армении в адрес Беларуси.

Армения в рамках постсоветского пространства меняет свои внешнеполитические ориентиры. По мнению Искандаряна, важно не то, как прозвучали высказывания Пашиняна, а то, что они не могли не прозвучать.

Нет, конечно, теоретически могли — если бы в этот момент не было заседания в парламенте, если бы оппозиция вела себя по-другому, если бы не было напряженной ситуации внутри самой Армении. Но важно отметить, у Армении с Россией и с ее ближайшим, по крайней мере видимым, союзником не могут сейчас не возникать сложности.

По мнению политолога, выход Армении из ОДКБ, если он произойдет, будет символичным:

— При определенном развитии армяно-российского кризиса может случиться так, что армянские элиты посчитают, что в этот момент вбросить этот шар выхода из ОДКБ будет выгодно. К реальному взаимодействию Армении с организацией это не имеет никакого отношения. Более того, у Армении с другими ее членами, кроме России, и кризисов никаких не возникает. Выход из организации — это акт, и он может привести к определенного рода последствиям.

Де-факто Армения в ОДКБ уже не присутствует. Формально выйти из организации, если это будет выгодно, страна также сможет. Сейчас же вполне возможно продолжать разыгрывать эту карту. Именно поэтому Никол Пашинян все время использует возможный выход Армении из ОДКБ как «последнее китайское предупреждение». А урон имиджу организации уже нанесен.

Напісаць каментар 2

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках