20 сакавiка 2019, Серада, 11:07
Выклік для кожнага
Рубрыкі

Россия сдает позиции

7

К чему приведут интриги Путина.

Середина февраля отметилась рядом заметных международных форумов, участники которых дискутировали и стремились противостоять власти российской политики в Европе и на Ближнем Востоке.

Первой была встреча министров обороны стран НАТО, которая традиционно проходит в Брюсселе 13-14 февраля. После нее – ежегодная Мюнхенская конференция по безопасности 15-17 февраля, а также Варшавская конференция по вопросам Ближнего Востока, организованная при поддержке США и собравшая вместе ряд ведущих политиков, включая премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху и вице-президента США Майка Пенса. А Путин в это же время приветствовал своих партнеров по Сирийской войне – президента Турции Реджепа Эрдогана и президента Ирана Хасана Рухани – в Сочи.

Независимо от всех этих разговоров, двухпартийная группа американских сенаторов представила новый законопроект с названием, которое говорит само за себя – Акт о защите американской безопасности от агрессии Кремля (DASKA). Кремль развил в себе привычку объяснять проявления осуждения со стороны Запада болезнью «русофобии», и он вряд ли замечает, что все эти события дали трещину по самоуверенной позиции России.

12 лет назад Путин произвел сильное впечатление на Мюнхенской конференции по безопасности-2007 своей речью, где выразил готовность России противостоять политике Запада. Но сегодня российские самооправдания и взаимные обвинения, которые в своем выступлении выразил министр иностранных дел Сергей Лавров, не вызывают какого-то шока или сочувствия.

На прошлой неделе в Мюнхене российский топ-дипломат изобразил мир как разбит пазл. И все же Россия очевидно причастна к этому глобальному смятению, даже если и делает вид, что расстроена всеми этими проблемами, которые случились будто бы в результате поведения Запада. Развал Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности 1987 года – это самое свежее проявление демонтажа Россией европейской системы безопасности. И Вашингтон приостановил свое участие в Договоре, основываясь на своем разочаровании тем, что Россия годами нарушала эту договоренность по контролю над вооружениями. Тем не менее, комментаторы в Москве склонны сосредоточиваться на том, согласятся ли европейские страны разместить у себя новые американские ракеты и ядерные боеголовки. Зато многих европейцев действительно огорчает вред, нанесенный безопасности этого региона, и дебаты в Мюнхене демонстрируют нарастание решимости в объединении усилий, направленных на противостояние различным вызовам, поступающим из России – от ядерной модернизации до улучшения ее возможностей заглушать навигационные системы GPS.

Варшавская конференция сосредоточилась на мутирующей нестабильности на Ближнем Востоке, на что существенно повлияла российская интервенция в Сирию. В ходе этой операции Москве пришлось создать впечатление «братства по оружию» с Тегераном, который сам по себе является большим источником конфликтов в этой зоне нестабильности. Организаторы конференции стремились избежать даже малой доли внимания к дебатам вокруг иранской проблемы, и несмотря на все это Нетаньяху все же призвал к более решительным совместным усилиям в борьбе с иранским наступлением. Россия не может ни принять, ни противостоять такому жестокому курсу Израиля, и она, очевидно, отступила от угрозы противостояния авиаударам Израиля по Сирии. Нетаньяху планирует поехать в Москву, чтобы окончательно отговорить Путина от таких намерений – и снова постараться убедить лидера Кремля не сотрудничать слишком тесно с Ираном.

Целью трехстороннего российско-турецко-иранского саммита в Сочи было достичь ощутимого прорыва в безвыходной ситуации в Сирии. И это даже близко не соответствовало действительности. Каждый из трех лидеров видит новые возможности, открывающиеся в результате анонсированного вывода американских войск из страны. Дальше ожидания партнеров идут скорее в разных направлениях.

Путин пытался получить согласие Эрдогана на новое наступление против повстанческой провинции Идлиб, но вынужден был пока оступиться, поскольку Турция не хочет бороться с новой волной беженцев и продолжает строить «буферную зону» на севере Сирии. Иран, тем временем, хочет уменьшить волнения России по поводу наращивания своей военной мощи в Сирии. Генерал Мохаммад Багери, начальник штаба Вооруженных сил Ирана, встретился в Сочи с российским министром обороны Сергеем Шойгу. Официальный фасад этого партнерства выглядит дружественным, а сообщения разных российских СМИ о столкновениях между русскими наемниками и проиранскими силами в Сирии невозможно проверить. В любом случае взаимные подозрения между Москвой и Тегераном очевидно нарастают.

Законодатели из Конгресса называют «зловещий влияние» России в Сирии одной из главных причин пересмотреть внедрения DASKA, и масштаб карательных мер существенно расширился благодаря предложениям трех сенаторов-демократов, и двух сенаторов-республиканцев, соавторов этого законопроекта. Российские чиновники, как и положено, заговорили о минимазацию влияния новых санкций, но в действительности единственным способом, который правительство может побудить экономический рост, является подтасовки макроэкономических данных. Существуют серьезные финансовые резервы, в начале смогут смягчить влияние новых санкций на нацелены банки и бизнес. Для населения же единственным путем обезопасить себя от потерь является конвертация своих сбережений в американские доллары.

Кремлевская пропаганда превращает все новости по санкциям и сдерживания на тему «свойственной Запада враждебности» к России, которой якобы суждено держаться своего курса на авторитарную консолидацию. Эффективность этой игры идет на спад, подтверждением чему может послужить тот факт, что 40% молодых россиян хотят эмигрировать на Запад. И несмотря на то, что таким путем пойдут лишь несколько из них, все эти люди, очевидно, не ведутся на жалобы Лаврова на «русофобию» и призывы Шойгу к мобилизации против непримиримых врагов России в НАТО.

Представляется непримиримым и конфликт наблюдается между желанием Кремля доказать, что все эти разрушения норм и правил поведения работают, и потребностью Запада показать то, что это все же не так.

Дебаты на международных конференциях вроде тех, что имели место на прошлой неделе в Мюнхене, могут показаться волнующее безрезультатными. И они отстаивают и переосмысливают необходимость солидарности Запада по сдерживанию провокационной поведения России санкциями и чем-то большим. Путин стремится культивировать связи с каждым глобальным изгоем и преступным режимом от Ирана до Венесуэлы, а международная солидарность по умолчанию кажется неестественной мотивацией для его приспешников.

Наибольшая ставка этих потенциальных партнеров по потребностям - на разъединение Запада, и Путин использует каждый «гибридный» инструмент, чтобы углубить эти разделения и продвигать подобное инакомыслие на Западе. И его интриги в очередной раз выходят боком не только из-за стремления Европы последовать американскую инициативу вводить более серьезные санкции, а и усиления недовольства внутри России политикой, которая вызвала международное осуждение.

Павел Баев, «Новое время»