8 красавiка 2020, Серада, 5:27
Заставайся дома!
Рубрыкі

«На Володарку приходил генконсул РФ и сказал: «Лукашенко за тебя хочет 2 миллиарда»

18
«На Володарку приходил генконсул РФ и сказал: «Лукашенко за тебя хочет 2 миллиарда»

Блогер Лапшин рассказал, как Лукашенко пытался извлечь выгоду из истории, в которую он попал.

Александр Лапшин — путешественник с тройным гражданством — российским, украинским и израильским. С Беларусью его тоже кое-что связывает: жена-могилевчанка, два месяца, проведенных в СИЗО на Володарке и заочное знакомство с Лукашенко. После которого Александр (не Лукашенко) оказался в азербайджанской тюрьме и едва не был там убит. По мотивам этой истории в Лондоне вот-вот начнут снимать триллер Black list, роль Лапшина в котором, предварительно, сыграет Бен Аффлек. Блогер рассказал The Village Беларусь о том, как его жизнь превратилась в кино и почему азербайджанский президент до сих пор охотится за его головой.

Если попытаться уместить историю про Лапшина и двух президентов в короткий синопсис, то она будет выглядеть так.

До 2016 года Лапшин совершенно не интересовался политикой — путешествовал и писал об этом в блоге и журналах вроде National Geographic. Объехал 140 стран, включая потенциально опасные — Ирак, Сомали, Сирию и Нагорный Карабах. С последнего все и началось. Нагорный Карабах — это маленькая (но гордая) самопровозглашенная республика на территории Азербайджана, в которой живет меньше народа, чем в Барановичах. В основном — армяне. Азербайджан до сих пор отрицает ее существование и записывает в черный список тех, кто приезжает в Нагорный Карабах без согласования с Баку. Им въезд в Азербайджан запрещен.

Александр оказался в блэк-листе в 2011 году, но пять лет спустя, благодаря оплошности азербайджанских таможенников без проблем въехал и выехал из страны. Когда спецслужбы спохватились, был декабрь 2016 года, Александр находился в Беларуси — ехал в Могилев навестить родственников жены. Азербайджан оформил обвинение — «незаконное посещение Нагорного Карабаха» — и объявил Лапшина в международный розыск. В Минске его арестовали. А спустя два месяца передали Азербайджану.

Вопрос выдачи блогера контролировал лично Лукашенко, а история путешественника едва не обернулась международным скандалом. За Лапшина вступился МИД Израиля, израильское и российское посольство, против выдачи блогера публично высказывался Лавров, чешские политики и даже представитель Госдепартамента США Джон Кирби. По мнению Александра, пока он два месяца сидел на Володарке, правительство Беларуси пыталось извлечь выгоду из истории, в которую оказался невольно втянут.

Публичные высказывания Лукашенко на эту тему косвенно подтверждают предположение, что какие-то торги на уровне глав государств велись. 2 февраля 2017 года он рассказал, что поручал главе МИД Владимиру Макею «попробовать с министрами иностранных дел Израиля, России и Азербайджана согласовать, чтобы это красиво разойтись, чтобы судьба этого человека не стала…, чтобы он не стал каким-то заложником… Есть же эти развязки, правила — правилами, но если Израиль, Азербайджан и Россия договорятся, мы сделаем, как они договорятся. А никто не захотел договариваться». В тот же день Лукашенко уточнил у Игоря Шуневича, тогда еще главы МВД, находится ли блогер еще в Беларуси, и, получив утвердительный ответ, отчитал: «Ну ты создаешь лишние проблемы. Уже давно его надо было переслать туда, куда надо. Я же вам поручил: отдайте его по закону». Вечером 7 февраля Лапшин прибыл в Баку. Суд в Баку приговорил Лапшина к трем годам лишения свободы. Но несколько месяцев спустя его нашли в камере повешенным, но еще живым. По официальной версии — он пытался покончить с собой. По версии Александра — его пытались убить. 11 сентября 2017 года, Ильхам Алиев подписал распоряжение о помиловании Александра Лапшина, после чего он смог улететь из Баку в Тель-Авив.

После освобождения Александр продолжает тыкать палочкой в Левиафана. Он придал максимальной огласке свою историю, подал иск против Азербайджана в Европейский суд по правам человека, а против Беларуси — в Комиссия ООН по правам человека.

И, как вы догадываетесь, история на этом не закончилась.

— Александр, кто и за что вас преследует сейчас?

— Еще в феврале 2018 года, год спустя после того, как меня освободили из Азербайджана, МИД Израиля мне сообщил, что в Азербайджане на меня заведено новое уголовное дело по двум статьям: оскорбление чести и достоинства президента Азербайджана и призывы к государственному перевороту. Звучит как анекдот, потому что я не имею никакого отношения к Азербайджану, кроме того, что меня арестовали и туда утащили. Мне нет никакого дела ни до Азербайджана, ни до Армения.

Израильские власти мне сказали: «Смотри, на тебя обижены на самом верху, разобраться с тобой распорядился сам президент Ильхам Алиев. Твои публикации и обращение в суд подрывает его авторитет». Они сказали, что Алиев видит, что его высмеивают в международных инстанциях и ему хочется мне отомстить. Также израильтяне предупредили, что, вероятно, на Алиева давит Беларусь, возможно, лично Лукашенко, которому просто надоело быть пешкой в этой истории. Мол я тебе помог, выдал этого человека, который лично мне ничего плохого не сделал, а теперь я из-за тебя мне достается, давай уже, разберись.

— То есть физических преследований нет, вы просто знаете о потенциальной опасности?

— И да, и нет. Два месяца назад меня собирались похитить в Риге, вывезти в Беларусь, там арестовать и снова экстрадировать в Баку. Забавно: это мероприятие было запланировано как раз на 15 декабря, именно в этот день три года назад меня и задержали в Беларуси.

12 декабря 2019 года я был в Лондоне — там начались съемки художественного фильма по мотивам моей истории, и я ездил общаться с продюсерами.

В Лондоне со мной связался журналист BBC, который два года назад брал у меня интервью об аресте в Беларуси и выдаче Азербайджану. Он позвонил за несколько часов до моего вылета в Ригу и сказал, что мы обязательно должны встретиться, пока я не улетел. К месту встречи (лондонский вокзал) он приехал не один, а с двумя британцами, которые сказали, что работают на государство. Как я теперь понимаю, это были британские спецслужбы. Они сказали, что Азербайджан послал ордер на мой арест в Польшу, Латвию и Литву. Обвиняют в том, что я оскорбляю честь и достоинство азербайджанского президента, призываю к госперевороту. Они сказали, что естественно Евросоюз такой ерундой не занимается, и они арестовывать меня не будут. Пошутили, что Евросоюз — это не Беларусь, а президент Латвии — не Лукашенко (они знают мою историю). Но, по их информации, в Риге меня могут похитить и вывезти в Беларусь. Там арестовать за незаконное пересечение границы, отвезти в СИЗО, где меня уже будет ждать запрос на выдачу Азербайджану. Никаких деталей они мне больше не говорили. Сказали, что по прилету в Ригу со мной встретятся их латышские коллеги. И в целом рекомендовали в Латвию не ехать, а вернуться в какую-то из стран моего гражданства — лучше в Израиль, чем в Россию — и какое-то время сидеть тихо и не высовываться. Но я сказал, что приглашен ключевым спикеров на рижскую конференцию, и не могу не лететь.

В Риге меня сразу возле паспортного контроля встретили латвийские, я полагаю, спецслужбы (они не представились), провели через VIP-зал, видимо, чтобы никто не увидел меня в зоне прибытия, отвезли в город и объяснили, что у лидера азербайджанской диаспоры в Латвии был разговор с главой КГБ Азербайджана (начальник Службы государственной безопасности – The Village Беларусь), Али Нагиевым, и ему дали указание доставить меня в Баку. По их оперативной информации, меня предполагалось выкрасть в Риге, перекинуть через сухопутную границу в Беларусь, а там меня бы встретили беларуские спецслужбы. Я спросил, как можно человека вывезти из шенгенской зоны в Беларусь насильно. Они засмеялись и сказали, что это намного проще, чем я думаю. То есть, судя по всему, это был план Б. Сначала азербайджанские власти выдали распоряжение на мой арест и думали, что этого удастся добиться через их коррупционные схемы. Но видно не удалось — в Евросоюзе не такая коррупция, как в Беларуси.

Я планировал пробыть в Риге три дня. Эти ребята мне закачали на мобильный программы определения местоположения и прослушивания, вывезли в другой город — Сигулду — и объяснили, что в своем фейсбуке я должен делать публикации, которые создадут видимость, что все идет по плану — я заехал в свой отель, хожу на туристический ивент, как и планировал. Также попросили ни с кем не встречаться, на ивент на ехать. Точнее это была не просьба, а приказ — ты здесь гость, а мы полиция, и ты будешь делать то, что мы тебе скажем.

Туристический ивент проходил 15 декабря в отеле Mercure в Риге. Мои друзья из журналистско-туристической тусовки, которые там были, сказали, что во время мероприятия в зал заходили какие-то кавказцы, и возле самого отеля крутились какие-то «азеры», смотрели в телефоны, а потом вглядывались в лица прохожих. Друзья знают мою прошлую историю и пошутили: ха-ха, видимо Алиев тебя ищет. Думали, что пошутили. После ребята, которые меня сопровождали, подтвердили, что двое азербайджанцев были на входе, а еще один сидел на противоположной улице в машине с фейковыми номерами, как выяснилось после. По их версии, меня хотели вывезти за город, спрятать в какой-нибудь квартире и ждать указаний от Али Нагиев. А он в это время должен был согласовать все это с беларускими службами, чтобы перебросить меня через границу. Дело в том, что 12 декабря по такой же схеме из Киева выкрали азербайджанского журналиста Эльвина Исаева — затолкали в машину в центре города и уже вечером этого же дня он был в Баку. Погранслужба Украины заявила, что Эльвин не проходил паспортный контроль. Армянские журналисты, с которыми я общаюсь, считают, что и его, и меня хотели выкрасть примерно в одно время.

— Когда я читала вашу историю впервые, было непонятно, зачем вы вообще тогда в 2016 году поехали в Азербайджан, если знали, что висите в черном списке?

— Это смешная история. Я предполагал, что если после Нагорного Карабаха я поеду в Азербайджан, они могут обидеться. Но ирония ситуации в том, что Азербайджан пригласил меня сам. Я знал, что после моей поездки в Нагорный Карабах, Азербайджан внес меня в черный список. Но спустя 5 лет после этой истории, в 2016 году, мне пришло приглашение от компании Pirelli, которая была генеральным спонсором автогонок Формулы-1 в Баку, приехать в Баку в составе журналистского пула освещать мероприятие. Я им сразу сказал, что нахожусь в черном списке Азербайджана. Мне сказали: «Да ладно, это какая-то ерунда. Неужели вы думаете, что на вас всерьез будут охотиться». Выходит, что поездку в Азербайджан мне формально оплатил сам Азербайджан. А когда я вернулся домой, они заявили, что я к ним нелегально проник и чуть ли не шпион.

— Ваша история звучит немного в духе «теории заговора». Почему именно вы — блогер, который пишет о путешествиях, а не хотя бы активист, который топит за права человека, оказались в ней?

— Я оказался в ней случайно. Просто неудачное стечение обстоятельств, я думаю. Человеческий фактор. Мне нравится, как ее интерпретировал Ариф Мамедов, бывший глава миссии Азербайджана в Совете Европы, также когда-то он был полковником КГБ Азербайджана, а сейчас политэмигрант, живет в Брюсселе, его Азербайджан тоже объявил в розыск, но за государственную измену.

По его версии, когда я приехал в Азербайджан, меня пропустили через границу, потому что не смогли идентифицировать: я использовал свой украинский паспорт, где написано «Олександр», а не «Александр». После поездки я опубликовал в блоге статьи про Азербайджан. В Баку увидели, что я, несмотря на черный список, проскочил. Это был косяк спецслужб Азербайджана. Лично на меня Азербайджану плевать, но этот кейс превратился в дело чести спецслужб. Я невольно подставил какого-то генерала по фамилии, по-моему, Гулиев. Президенту доложили, что этот Гулиев не справляется со своими обязанностями. А дальше ситуацию решили как-то исправить. Послали запрос в Минск. Накануне своей поездки туда я написал в фейсбук, как обычно, что еду в Минск, если кто-то хочет встретиться, буду рад. А встретиться со мной захотело белорусское КГБ. Так все и закрутилось.

Я так понимаю, что Беларусь стала участницей этой истории так же случайно, как и я. Просто оказалась крайней. Я не думаю, что Лукашенко с самого начала был в курсе моей истории. Кашу заварили его подчиненные.

Мой арест в Беларуси наложился на конфликт Лукашенко с Путиным из-за поставок газа. Ко мне на Володарку приходил генеральный консул России и сказал: «Лукашенко за тебя хочет… — и написал на бумажке цифру 2… — миллиарда». Я сказал: «Это он за меня столько денег хочет?». Он ответил, что не налом, а такую сумму Россия потеряет, если сделает то, что он хочет взамен. Вы, говорит, Александр, не обижайтесь, но по тарифу вы не проходите. Они тебя продадут Азербайджану, тот сделает им взамен какие-нибудь поставки.

— В какой стране вы сейчас живете и куда стали невъездным?

— Сейчас я живу в Израиле. Продолжаю путешествовать. Недавно был на Кипре, буквально позавчера приехал из Саудовской Аравии. Но меня, так сказать, курируют, и перед каждой поездкой я обращаюсь в соответствующую израильскую организацию, чтобы узнаю, нет ли меня в розыске Интерпола и прочее. Мне говорят, могу ли я выезжать в конкретную страну. Например, я планировал поездку в Ташкент, тоже на туристический ивент. Они сказали, что туда пришел запрос на мой арест и ехать ни в коем случае нельзя. В Беларусь, как и во все страны СНГ, кроме Армении и России, я не могу ездить. В Украину тоже теоретически могу — у меня есть украинское гражданство, и она своих граждан не выдает, но я не рискую, потому что там меня могут банально выкрасть бандиты, как это произошло с азербайджанским журналистом, а Украина потом просто разведет руками. Также мне закрыт въезд в страны Средней Азии, Турцию, Грузию, откуда тоже выкрали азербайджанского журналиста Афгана Мухтарлы.

Злюсь из-за того, что в Беларусь не могу ездить не только я, но и моя жена — у нее все родственники в Могилеве и Витебске, и она уже 4 года не может съездить к себе домой. Моей дочери 5 лет. Последний раз она была в Беларуси годовалым ребенком, когда моя супруга с ней на руках носила мне передачи на Володарку. Родителей жены вызывали в белорусское КГБ и задавали вопросы обо мне.

— Вам страшно?

— Не могу сказать, что я живу в страхе. Уже привык к такой жизни. Ведь в такой ситуации живу не только я. Думаю, что сотни белорусских активистов, правозащитников живут примерно так же. Сколько таких ребят я встретил на Володарке в вашей тюрьме. Прекрасные люди! Мужики — кремень. Я влюбился в беларуский народ. Эти люди могли бы сбежать в Польшу, например, но вместо этого они выбрали лучше сидеть в тюрьме. Они мне говорили: ты в Беларуси гость, а для нас это родина, если мы бросим и уедем, то кто же тогда останется.

Вообще наша 22 камера на Володарке элитная была — сплошь чиновники и бизнесмены. Мы, кстати, сидели вместе с британцем Аланом Смитом, которого посадили якобы за организацию незаконной миграции, а на самом деле просто хотели отжать деньги, и с японцем Даичи Йошидой. Он был самый несчастный из нас человек, я считаю — ехать транзитом через Беларусь и получить 4,5 года тюрьмы за сувенирные детали для оружия (он — коллекционер), на которые у него были все необходимые документы и разрешения, но белорусские власти посчитали их контрабандой. Но больше всего я сдружился с Алесем, который проходил по делу «ошмянских таможенников» — его обвиняли якобы во взяточничестве, но я думаю, что за излишний активизм. Но на самом деле он — золотой человек, всем нам помогал и поддерживать — совсем не верю, что он мог совершить что-то противозаконное. Кстати, в следующем году должен выйти.

Из всех 22 или 23 человек было только 2 злодея, если можно так выразиться — колумбиец, который во время драки в Минске ударил человека ножом, и парень, кажется из Нигерии, который воровал деньги с карточек.

— Расскажите подробнее про фильм, который собираются снять по мотивам вашей истории.

— Это фильм, который очень не понравится Алиеву (смеется). Его будет снимать армяно-американский режиссер Дживан Аветисян. Художественный фильм, триллер, типа «Полуночного экспресса», называться будет Black list («Черный список»). Сценарий уже готов. Предварительно мою роль сыграет Бен Аффлек, но это не точно, идут переговоры со многими голливудскими звездами. Но Бен Аффлек в отличие от других часто готов сниматься за символические гонорары, если ему просто интересен сценарий. А бюджет у фильма не большой — первоначально нам нужно уложиться в 3-4 миллиона долларов.