3 чэрвеня 2020, Серада, 8:13
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Время кризисных управляющих снова пришло

1
Время кризисных управляющих снова пришло
Леонид Невзлин

Пандемия добавила ситуации апокалиптический оттенок.

— Будет голод?

— Это будет зависеть от разума политиков. Пока этот разум особенно не проявляется.

— В чем это выражается?

— В том, что сегодня никто не управляет страной.

Нет, это не про сегодняшнюю Россию. Это из интервью председателя правления банка «Менатеп» Александра Зурабова в 1998 году. Если западные страны говорят сейчас о самых тяжелых переживаниях со времен второй мировой войны, то у России опыт на катастрофы гораздо богаче. Ближайшая к нам из прошлого – кризис 1998 года. Цены на нефть сейчас и тогда практически сравнялись. Отсутствие управления страной и недееспособность власти тоже вдруг оказались сравнимы. Пандемия короновируса добавила кризису апокалиптический оттенок.

В 1998 год группа ЮКОС—«Роспром» вошла с ежегодным оборотом предприятий в $6 млрд, из которых $5 млрд приходилось на нефтяную компанию ЮКОС. В 1998 г. ЮКОС вместе с принадлежащей ему Восточной нефтяной компанией произвел 44,81 млн т нефти, заняв второе место по добыче в России. Входящий в группу банк МЕНАТЕП занимал 8-е место в списке 100 крупнейших банков по размеру собственного капитала — $1,5 млрд. В августе 1998 года угроза краха была реальна в обоих направлениях. Катастрофа с ликвидностью в банковском секторе, запоздалые и не всегда адекватные действия ЦБ и правительства. Рухнувшие экспортные доходы в нефтянке в сочетании с выплатой налогов, ориентированных на иной уровень цен. В начале 1998 года цена нефть опустилась до уровня $15-16 за баррель и продолжала снижаться весь год, достигая $9-10 за баррель.

Группа «Роспром» оказалась перед выбором – спасать либо банк, либо «ЮКОС». Мы могли направить средства в одно из двух основных предприятий: банк или «ЮКОС». На спасение обоих денег из-за кризиса не хватало. Тогда, в настоящем, надо было определить приоритеты, которые определят судьбу группы на будущее. В 1998 году ЮКОС должен был выйти на лицензионный уровень добычи на одном из самом перспективных в России Приобском месторождении. Это требовало вложений, и больших. Серьезное сокращение (не говоря уже об отсутствии) инвестиций в добычу могло обернуться обвальным падением производства в следующие годы. Это означало бы не только проблемы для группы, это сулило новую катастрофу для страны, где нефтяные компании (и ЮКОС в числе первых) были главным источником налоговых поступлений.

У нас, у группы, было огромное преимущество – наша команда партнеров и друзей в главе с Михаилом Ходорковским. Все решения мы принимали коллегиально. И, несмотря на то что у Ходорковского была возможность провести решение единолично, он всегда старался достичь консенсуса и ему это практически всегда удавалось. Так было и в этом случае. Выбор делали мы вместе. Ставка была сделана на «ЮКОС». Тогда же для сокращения затрат была принята новая схема управления – с осени 1998 года нефтедобывающие предприятия перешли под управление компанией ЮКОС ЕР (Exploration & Production), а нефтеперерабатывающие и сбытовые — компании ЮКОС RM (Refining & Marketing).

Банк «Менатеп» не пережил всю ту массу проблем, которая обрушилась на российский банковский сектор в 1998 году. Но несмотря ни на что смог выполнить свои обязательства перед вкладчиками. Была принята программа, дававшая клиентам несколько вариантов возврата своих средств. Доходы ЮКОСа не были распределены акционерам компании, а были направлены на выплаты вкладчикам. ЮКОС же планомерно шел в лидеры отрасли, не только по объемам добычи, но и опережая всех по стандартам управления, прозрачности и эффективности. Сумев спасти компанию, сохранив людей, обеспечив бесперебойную добычу и переработку, Ходорковский внес свой огромный вклад в спасение страны и выход ее из разрухи дефолта.

«Люди моего типа, а они вам, в общем, известны,— это кризисные управляющие. Мы приходим в компанию, когда она находится в ситуации, близкой к коме. И мы психологически так устроены, что нам неинтересно работать вне кризиса. Когда все нормально, тогда наше дело сделано, и мы уходим», - говорил Ходорковский в интервью «Коммерсанту» в июне 1998 года. Время кризисных управляющих снова пришло. Теперь – на уровне всей страны.

Леонид Невзлин, «Фейсбук»