30 траўня 2020, Субота, 7:22
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Хам

49
Хам
Дмитрий Растаев

Любовь к оскорблениям не назовешь свойством большого ума.

Красноречие белорусского диктатора давно стало притчей во языцех. Помню, в 90-е гг., когда феномен жэстачайшага златоуста еще только набирал обороты, многие бросились коллекционировать его перлы, однако вскоре забили на это дело: перлов стало так много, и звучали они так часто - некоторые спичи представляли собой один сплошной перл, - что «сокровища» быстро девальвировались. Даже на «Викицитатнике» собраны далеко не всего афоризмы златоуста. Вчерашние энтузиасты сегодня с ленивой усталостью внимают очередным хохмам в духе «у меня есть «Тесла», Маск подарил» или «трактор вылечит всех».

Впрочем, спичи «гаранта» состоят не только из хохм, но содержат также и весьма оскорбительные эпитеты. Так, с его легкого языка предприниматели стали «вшивыми блохами», оппозиционеры - «отморозками», народ - «народцем», западные политики - «козлами», айтишники - «яйцеголовыми», француженки - «замызганными», а белорусский язык - «бедным». Трудно найти такое явление или объект, которые за 25 лет своего бессменного правления наш златоуст не пригвоздил бы каким-нибудь колким словечком.

Вообще-то любовь к оскорблениям не назовешь свойством большого ума или широкой души. Человек, которого хлебом не корми - дай оскорбить ближнего, представляет серьезный интерес для психологов, если не сказать жестче. Но даже у заядлых грубиянов обычно присутствует чувство меры, понимание того, что (где, когда) можно говорить, а что (где, когда) не надо. И лишь в редких случаях, когда страсть к оскорблениям помножена на отсутствие сдерживающих факторов, чувство меры утрачивается. Это и произошло с нашим златоустом.

Сегодня ему уже ничего не стоит публично разглагольствовать об «обос…нных» коровах или грозить отвернуть голову ребенку - «щенку». На прошлой неделе гарант оте-чественной речистости пересек очередную красную линию.

Давно известно: правитель не любит, когда в стране что-то происходит без его ведома, поэтому, когда в Беларусь совершенно без спроса явилась пандемия коронавируса, было видно, что он этим очень недоволен. Ведь коронавирус не остановишь жэстачайшым декретом, на него не натравишь ОМОН, его не объявишь должностным лицом и не задержишь за взятку. А тут на прошлой неделе еще и люди начали умирать с COVID-19 - тоже не спросив никакого разрешения. И это в то время, когда Лукашенко призывает лечиться баней и трактором, а саму пандемию называет, если и не фальшыўкай, зробленай у Польшчы, то «корона-психозом» как минимум! Неудивительно, что, говоря об умерших, наш златоуст прибег к излюбленной тактике оскорбительных выпадов.

«Ему завтра будет 80 лет, чего ты ходишь по этой улице и тем более работаешь?» - пренебрежительно отозвался он об актере Викторе Дашкевиче, одной из первых жертв коронавируса в стране. Любопытно, что буквально через пару дней всем остальным белорусам гарант дал противоположный совет: больше гулять.

Дальше - больше. Общаясь с журналистами во время поездки по Смолевичскому району, правитель возмутился, что СМИ больно много внимания уделяют жертвам коронавируса: «Шумиху подняли по поводу четырех умерших, одного проверяем, у троих якобы подтвержден коронавирус. Шерстнев (председатель Витебского облисполкома. - Авт.) вчера мне доложил, последний случай у него был. Спрашиваю, ну почему этот у тебя умер? А он говорит: «Александр Григорьевич, а как можно жить со 135 кг весом?» Сердце почти не работает, это не работает, это болит, то болит, букет болезней».

У большинства народов мира не принято говорить о мертвых плохо. Белорусы не исключение. Вряд ли уместно рассуждать, сколько умерший весил, или упрекать его в том, что он ходил не там, где надо, когда тело еще не предано земле и безутешные родственники льют над ним горькие слезы. Представьте, что на поминки по близкому вам человеку врывается некий странный тип и вместо соболезнований начинает вещать, мол, покойник сам виноват, что сыграл в ящик - нечего было шляться где попало - и вообще, как можно быть таким жирным. Как бы вы поступили в этом случае? Самое малое - указали бы странному гостю на дверь.

Но диктатору на дверь просто так не укажешь. Думать, что завтра он поймет свою неправоту и изменится, тоже наивно: все мы знаем пословицу про горбатого, исправить которого могёт лишь одна ортопедическая конструкция. Но все же хочется попросить пресс-секретаря диктатора Наталью Эйсмонт: во имя всех тракторов и арбузов убедите его хотя бы о мертвых не отзываться по-хамски.

Я представляю, как трудно подчищать за нашим златоустом, ломая голову, чем объяснять все эти «подарки Маска», понимаю, что обещание не вести свой народ за цивилизованным миром по-прежнему в силе, но последние его спичи абсолютно не смешны и далеки от цивилизованных норм как никогда. Мы давно уже привыкли к тому, что он редко испытывает почтение к живым - но пусть хотя бы проявит уважение к мертвым. Люди сегодня и без того подавлены - зачем же вгонять их в тоску еще больше? У всякого красноречия должны быть этические границы. Да и людское терпение тоже не безгранично.

Дмитрий Растаев, «БелГазета»