27 лiстапада 2020, Пятніца, 3:13
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Революция по радио, или Как диктатор проспал перестройку мира

5
Революция по радио, или Как диктатор проспал перестройку мира

История крушения режима Салазара.

Португалия - страна необычная. С одной стороны, как будто на задворках Европы», в тени Испании. С другой - одна из величайших культур Европы: «португальский мир» ничуть не меньше, если не больше, чем русский. Еще 500 лет назад португальцы начали создавать свою империю, первыми доплыли до Индии, первыми, согласно некоторым сведениям, - и до Австралии. Мозамбик, Ангола, Гвинея, Восточный Тимор, Макао - все это «португальский мир».

«Что про меня подумают студенты?..»

После свержения монархии в начале ХХ века в Португалии настал довольно мрачный период. С 1910г. по 1926г. в стране сменилось три диктатора, девять президентов и 44 премьера. Экономический кризис правительства пытались преодолеть с помощью денежной эмиссии. Дошло до того, что деньги начали печатать за границей авантюристы: что-то вроде купюр с портретом Мавроди в начале 1990-х в СНГ. Крах социалистических реформ, уличный террор коммунистов и анархистов, коллапс экономики. Как результат - переворот военных в 1926-м.

Генерал Гомиш да Кошта решил пригласить на должность министра финансов малоизвестного в политических кругах доктора Антонио ди Оливейра Салазара, профессора университета в Коимбре. Тот согласился, но не сразу: попросил сутки, чтобы подумать и помолиться. Не хотел покидать кафедру. «Что про меня подумают студенты, если не получится?» - задавался вопросом Салазар. Дал добро, а в университете взял академический отпуск. Комично, но до самой смерти раз в год Салазар отправлял ректору письмо с просьбой освободить его от чтения лекций.

Салазар происходил из бедной набожной семьи. Родители отправили парня в семинарию, тот мечтал стать священником. Тогда же молодой диктатор впитал антикоммунизм: вместе с друзьями из католической организации они сопровождали духовников с палками под плащами, опасаясь нападений коммунистов. Потом друзья родителей помогли оплатить обучение в Коимбрийском университете, самом престижном вузе страны. Священника из Салазара не вышло, а вот экономическое и юридическое образование пригодилось.

Estado Novo - «Новое государство»

«Я не играю в политику, я работаю в правительстве», - скромничал Салазар. Под его контролем оказались все финансовые операции в стране. Он начал реформы под лозунгом «Жить по средствам». Вскоре застенчивый доктор сумел угодить всем слоям общества и вывести страну из кризиса: уже через пять лет Португалия экспортировала пшеницу, в то время как раньше только покупала. Модернизировал аграрный сектор, остановил инфляцию, нашел деньги для перевооружения армии.

В 1933-м Салазар стал премьером и объявил идеологию Estado Novo («Новое государство»). По факту это означало курс на корпоративизм и укрепление католичества. Граждане, мол, должны объединяться в профессиональные союзы, невзирая на классы, и работать на благо родины. «Все для родины, ничего от родины!» - провозглашал Салазар.

Став премьером, он распустил все партии, а монополистом стал его Национальный союз. Плюс множество скаутских и парамилитарных организаций, главная из которых - Португальский легион (далекий аналог немецких штурмовиков). Над всем этим, словно зонтик, вездесущая спецслужба PIDE. Добровольцы из легиона, кстати, участвовали в Гражданской войне в Испании, однако своей гражданской войны Португалия избежала. Как и участия во Второй мировой.

«Скромный диктатор

Гитлер и Муссолини пытались втянуть Салазара в войну на своей стороне, но ничего не вышло. Португальцы не могли ссориться с Великобританией, иначе англичане перекрыли бы им морское сообщение с колониями в Азии и Африке. Салазар держал нейтралитет, что не мешало ему продавать вольфрам (стратегическое сырье для ВПК) и немцам, и союзникам. Более того, Азорские острова он предоставил союзникам для авиабаз, что во многом стало основой победы над Германией в Атлантике. Кстати, благодаря торговле вольфрамом Португалия увеличила свои золотовалютные запасы в восемь раз! Впервые Лондон был в должниках у Лиссабона, а не наоборот.

В 1930-40-х тысячи евреев благодаря португальским визам смогли уехать за океан - что-то вроде дороги жизни. «Ночь в Лиссабоне» Ремарка тоже посвящена этим событиям: все, кто хотел покинуть Европу, ехали через Португалию. Одновременно нейтральная страна в годы войны была магнитом для спецслужб всего мира, местом встреч и расставаний.

После войны и Франко, и Салазару подфартило. Настала эпоха антикоммунизма и «холодной войны». Они стали полезны коллективному Западу, который готов был закрывать глаза на нарушения прав человека. Впрочем, режим Салазара не отличался кровожадностью. Да, инакомыслие преследовалось, существовал даже концлагерь на острове Сантьяго, в котором за все время умерло десятка три человек. Ни в какое сравнение со зверствами нацизма и коммунизма это не шло.

Сам же Салазар жил довольно скромно и нелюдимо. Не пил, в роскоши не купался, не тратился даже на заграничные поездки: в Испанию съездил только один раз, в остальном решал вопросы по телефону. «Сеньор доктор» так никогда и не женился, хоть, как пишут, любил женское общество. Отцовские чувства прилагал к нации и - двум приемным дочерям.

Газета в одном экземпляре

В экономическом плане «португальское чудо» держалось на сельском хозяйстве, вольфраме и выкачивании ресурсов из колоний. Однако прежде дальновидный и удачливый Салазар не уловил знаков времени. До 1950-х европейские колонии были нормой, а вот потом уже нет. Индия, Африка, Индокитай - повсюду европейцы терпели поражения и уходили. Только для Салазара консервация империи, над которой не заходит солнце, превратилась в самоцель.

В середине 1960-х Португалия потеряла Гоа: остров завоевали индусы, разбив в дребезги португальскую оборону. Салазар был в шоке от того, что Лондон отказался ему помочь, ограничившись осуждением Дели. «Сеньор доктор» никак не мог понять, что мир изменился.

В 1960-х Португалия тратил на войну и содержание колоний огромные деньги. Логичный итог - проседание экономики, сокращение расходов на социальные нужды внутри страны. Премьеру все тяжелее было объяснить согражданам, зачем проливать кровь за тридевять земель… Итог - обескровленная страна. Люди массово уезжали: в Великобританию, во Францию, за океан.

Предвестником перемен стал бытовой случай. В 1968г. Салазар упал с кресла, диагноз - тяжелый инсульт. На работу больше он так и не вышел, а премьером стал Марселу Каэтану. Впрочем, самому диктатору об этом так и не сказали. Салазар продолжал «работать»: подписывал фейковые документы, принимал гостей, участвовал в заседаниях. Для него персонально печатали газеты в одном экземпляре. Даже о полете американцев на Луну ничего не сказали, лишь бы не волновать. В 1970-м сердце «сеньора доктора» остановилось.

Революция по радио

После Салазара осталась страна, балансирующая на гране революции и войны, под зонтиком PIDE. Страна, уставшая от колониальных войн, где люди в курсе, что совсем рядом - другая жизнь. В феврале 1974г. в армии распространяется воззвание «Движения капитанов» (офицеров, выступавших за перемены) о том, что страна в тупике и жить так больше нельзя. Основными заговорщиками стали офицеры среднего и низшего звена, не генералы и тем более не министр обороны.

22 апреля подразделения, верные движению, были приведены в боевую готовность, а 25-го по радио прозвучала песня Grandola, Vila Morena - сигнал к восстанию. Танки пошли на Лиссабон. Главный посыл повстанцев в отношении подразделений, которые становились на дороге, был прост: или вы едете умирать в Гвинею, или мы все вместе идем на Лиссабон. Оказалось - в яблочко. Никто не оказывал сопротивление, никто не хотел в Гвинею. Отдельная группа захватила радио и телевидение, откуда передали воззвание к народу.

Интересно, что гражданские не спешили присоединиться к восставшим в первые несколько часов. Не понимали, что происходит, пока не услышали по радио. Получилось, как в Румынии, но наоборот: там солдаты стали на сторону протестующих, а тут народ принял сторону восставшей армии. На улицы вышли сотни тысяч, солдат угощали вином, сигаретами, происходящее напоминало карнавал. Утром 25 апреля продавщица универмага Селестия Сейруш встретила солдата и сунула ему гвоздику в дуло штурмовой винтовки. Уже через пару часов люди скупили все гвоздики в городе и раздали военным. Отсюда и название - «Революция гвоздик».

Сопротивление протестующим оказали только в штаб-квартире PIDE в Лиссабоне. Сотрудники спецслужбы забаррикадировались и пробовали отстреливаться, но оборона была сломлена. Убитыми оказались четверо гражданских и один сотрудник PIDE. Портреты Салазара полетели из окон на улицу, а система, которую «сеньор доктор» создавал 40 лет, рассыпалась в прах в один момент.

Возвращение «сеньора доктора»

Военные без промедления передали власть гражданским, а те начали спасительные для страны реформы. Колонии отпустили восвояси. Как ни странно, если в Португалии все прошло фактически бескровно, то в колониях революция стала сигналом для бойни. Партизанская война в Анголе и Мозамбике перешла в полноценную гражданскую. Восточный Тимор провозгласил независимость, но через пару недель его оккупировала Индонезия: там началось «месиво» и партизанская война.

Конечно, после революции Португалия мгновенно не стала передовой державой. Сейчас там букет проблем, характерных для любой страны, интегрированной в мировую экономику. Как и в Испании, после десятилетий пропаганды религии и консерватизма, в моду вошли левые идеологии и атеизм. Но в любом случае это страна, в которой хочется жить и иметь недвижимость. К слову, еще в 1970-х, после революции, в Португалию вернулось из-за границы около миллиона человек!

В 2007г. в Португалии был проведен национальный опрос на тему «Великие португальцы». В номинации «самый выдающийся португалец всех времен и народов» победил… Антонио ди Оливейра Салазар. «Сеньор доктор» спустя 40 лет после своей смерти набрал 41% голосов. Вряд ли это признание за войны во имя колониальной империи, которую так и не удалось сохранить. Скорее благодарность за отсутствие кровавых революций и войн на территории самой Португалии.

Алесь Киркевич, «БелГазета»