5 снежня 2022, панядзелак, 13:38
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Военный эксперт: Путинская орда боится и мечется

2
Военный эксперт: Путинская орда боится и мечется

Оккупантам приходится менять планы на ходу.

Армия страны-агрессора России накапливает силы для нового удара в ходе войны против Украины, но оккупанты столкнулись с проблемой защиты своей «орды», своих сил и средств от новейшего вооружения, которое получила Украина, в том числе от РСЗО HIMARS. Враг мечется, меняет планы на ходу, заставляет своих солдат переходить одни и те же мосты в прямом и обратном направлении.

Украина перехватила инициативу, из-за чего враг вынужден «рефлексировать», отвлекаться на новые вызовы и проваливать собственные планы. Об этом в эксклюзивном интервью «Обозреватель» рассказал военный эксперт Владислав Селезнев.

– Судя по новой карте боевых действий, противник ведет наступление на трех направлениях – харьковском, луганском и донецком. Одновременно ВСУ ведут контрнаступление также по трем направлениям – харьковском, запорожском и херсонском. Как будут развиваться события дальше?

– Некоторые эксперты утверждают, что в настоящее время наблюдается относительное затишье вдоль всей линии российско-украинского фронта. Я с этим категорически не согласен хотя бы потому, что россияне активно используют средства артиллерийского поражения.

Мы видим, как активно при поддержке артиллерии они пытаются продвигаться на юго-западном и южном направлении в сторону Бахмута. Также с помощью артиллерии они пытаются продавить наши позиции в направлении на Авдеевку, Пески и Марьинку. Пусть там идут и тактические бои, но бои очень жестокие, с большим количеством артиллерийских средств.

Что касается ситуации на Харьковском направлении, то там также идут бои тактического значения. Россияне пытаются нас поддавливать, украинские подразделения проводят контрнаступательные действия. Россияне пытаются обеспечить безопасность логистических маршрутов через Волчанск и Купянск, а наши подразделения пытаются выйти на государственную границу.

На фоне этих боев идут активные артиллерийские и ракетные обстрелы Харькова и пригородов. Мы видим их жуткие последствия. Поэтому совершенно понятна логика украинских сил обороны: чем дальше мы отбросим врага от Харькова, тем меньше возможностей у него будет наносить именно артиллерийские удары по территории Харькова.

Если мы рассматриваем противостояние на юге, то мы видим накопление сил и средств российскими оккупантами. Они перекинули туда фактически все десантные подразделения, которые будут принимать участие в этой так называемой спецоперации с разных участков российско-украинского фронта, в том числе и с ранее главного направления, Изюмского. Всех сосредоточили в районе Херсона и Новой Каховки. Там формируется группировка, которая впоследствии будет проводить наступательные действия.

Пока что не совсем понятно, в каком направлении будет сосредоточение основных усилий. Сейчас идет перегруппировка войск, перемещение штабов российских оккупантов. Наша разведка наблюдает за ситуацией. Но на Херсонском направлении уже сосредоточено 30 БТГР врага, некоторые резервы находятся на территории временно оккупированного Крыма.

Поэтому думаю, в ближайшие несколько дней россияне будут совершать перемещение сил и средств, усиливать свою группировку. Часть эшелонов с военными грузами следует с восточного военного округа.

Кстати, Институт изучения войны заявил, что имеет место быть стратегическое изменение ситуации на фронте. Фактически Украина перехватила инициативу и теперь Россия вынуждена рефлексировать, реагировать на те вызовы, которые создает украинская армия.

Долгое время говорили о том, что на Херсонском направлении Украина перейдет в контрнаступление, и россияне вынуждены перебрасывать свои войска, в первую очередь, десант для того, чтобы купировать эту проблему. Возникает вопрос: а как же выполнять задачи Путина по выходу на админграницы Луганской и Донецкой областей? Возникает конфликт интересов.

По тенденциям. В ближайшие несколько дней Россия будет наращивать свою группировку на юге, будут подтягиваться дополнительные резервы. Прошла информация о том, что порядка 12 тысяч тонн грузов военного назначения, в первую очередь, боеприпасы, перемещаются с территории Беларуси для усиления возможностей оккупационной армии. Потому что де-факто снаряды в этой войне являются приоритетным видом боевой работы.

Как будет развиваться ситуация? Россияне накапливают усилия. Думаю, в ближайшее время будет четкое понимание, куда они будут двигаться. Украинские силы, соответственно, будут держать оборону. Возможно, там, где нам будет под силу, если мы будем иметь необходимые ресурсы, мы будем проводить контратакующие действия.

– Тот факт, что ВСУ перехватили инициативу, может ли означать, что достигнут паритет между армией Путина и украинской армией?

– К сожалению, нет. Преимущество армии Путина в артиллерийских и ракетных средствах колоссальное. Специалисты говорят, что для того, чтобы создать паритет, нам фактически надо собрать все пушки, которые имеют европейские страны-участницы Североатлантического альянса.

Путинская армия натянула тьму-тьмущую артиллерийских орудий. Но мы знаем, что украинская школа артиллерии является лучшей на просторах постсоветского пространства, за счет эффективности ведения артиллерийского огня на отдельных участках фронта мы имеем преимущество и побеждаем в рамках контрбатарейной борьбы.

Но есть и не очень хорошая новость. Представитель Офиса президента Арестович сказал, что, как минимум, 46 беспилотных летательных аппаратов уже якобы поставлены в вооруженные силы РФ Ираном. Беспилотники – это всегда плохо. Это глаза для артиллеристов. Соответственно, точность ведения артиллерийского огня с использованием БЛА значительно возрастает. А раз возрастает точность, возрастают и потери.

– Но есть и хороша новость. Украина получила супердроны.

– Да, Switchblade 300 и Switchblade 600 – это высокоточные ударные дроны. Они практически исключают поражение оператора. Если мы посмотрим на работу наших артиллеристов, которые используют снаряды класса Excalibur, то они работают по принципу размягчения обороны россиян.

Уничтожаются командные пункты, казармы с личным составом, места хранения техники, склады, базы, арсеналы с боеприпасами для того, чтобы создать такие условия для российских командиров, когда они будут вынуждены отступать под воздействием украинских сил обороны, потому что обороняться нечем – все уничтожено, все сгорело.

Кстати, многие задаются вопросом, почему российские оккупанты делают непонятные перемещения: по трем мостам через Днепр в районе Херсона они перемещаются то в одном, то в обратном направлении. Не совсем понятно, каким образом проводить наступательную операцию оперативного уровня. А такое количество сил и средств, которые применяет Россия на этом участке, это уже оперативный уровень.

Как обеспечивать эту группировку войск, не понятно. Три моста, которые находятся под огневым контролем и время от времени взлетают в воздух и становятся непроходимыми для вражеской техники – с такой коммуникацией сложно действовать эффективно и иметь полную уверенность в том, что логистика российской армии будет четкой и бесперебойной.

Вполне возможно, что одна из причин, почему РФ не приняла окончательное решение, куда же наступать своей ордой, связана с тем, что они пока не закрыли вопрос купирования угрозы украинских РСЗО HIMARS и высокоточных снарядов. Есть запрос на защиту, но российская техника не способна реализовать этот запрос.

– Вы допускаете, что активизация оккупационных войск на Донбассе может быть отвлекающим маневром? Так враг может оттягивать украинские силы и готовить удар на другом важном для себя участке фронта?

– Вряд ли. При современных средствах радиотехнической, визуальной, космической разведки попытаться скрыть от противника перемещения таких объемов сил и средств практически нереально. Все эти средства видят большие перемещения войск, они могут оценить, в каком направлении двигаются российские силы и средства.

Спампоўвайце і ўсталёўвайце мэсэнджар Telegram на свой смартфон або кампутар, падпісвайцеся (кнопка «Далучыцца») на канал «Хартыя-97».