15 красавiка 2024, панядзелак, 19:35
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

«Здесь не рынок, а барахолка»

2
«Здесь не рынок, а барахолка»

Что происходит на одном из старейших рынков Минска после изменения правил торговли в Беларуси.

22 января вступило в силу постановление Совмина Беларуси, изменяющее правила торговли.

Под запретом к продаже на рынке теперь — сборное непастеризованное молоко, творог и изделия из него, если их расфасовали не на фабрике, фермерском или крестьянском хозяйстве, а также алкоголь, уксус, мука, сахар, макароны не в заводской упаковке, БАДы и спортивное питание. Также нельзя продавать на торговых местах табак и электронные системы курения, белье со штампами организаций, армейское снаряжение и форму, принятую в белорусской армии, бытовую технику, телефоны, велосипеды и мотоблоки, электроприборы и инструменты, одежду из натурального меха и кожи, пиротехнику, рыболовные сети… В общем список внушительный, его дополнили 42 позициями.

По описанию это очень похоже на ассортимент одного из старейших рынков Минска в Ждановичах. «Салідарнасць» посмотрела, изменилось ли там что-нибудь после запрета.

«Нас это не касается»

…Прямо напротив железнодорожной станции и разворотного кольца автобусов и маршруток — радиорынок. С начала нулевых его несколько раз двигали по территории рынка и в конце концов, более или менее упорядочили — почти десять лет назад большинство продавцов техники электроники ушли под крышу «Радиомаркета».

Для здешних продавцов и покупателей ничего не изменилось — в павильонах по-прежнему можно найти, кажется, любые гаджеты, электронику и аксессуары, от батареек и защитных стекол на смартфоны до самих телефонов, компьютерной периферии, пылесосов и электровелосипедов.

Некоторые торговцы о новых запретах знают, но поясняют, что их это не касается: «У нас ведь не торговые места, как, например, за прилавком на сельхозрынке, а торговые объекты, оборудованные по всем правилам».

Впрочем, в стареньких уличных киосках и лотках, которые сложно назвать «оборудованными» сооружениями, запрет на свой счет также не принимают — и вовсю продают велосипеды вперемежку с тюбингами, искусственными елками, дешевой камуфляжной одеждой и телефонами на запчасти. Хотя, будем честны, большинство киосков, неряшливыми рядами отделяющие продуктовый рынок от радиомаркета, «Миров моды» и стройрынка, закрыты уже не первый год.

Крытые прилавки сельхозпродукции на 99% пусты, а в здании продовольственного рынка молочной «запрещенки» нет. Хотя здесь и раньше ее не приходилось видеть, скорее, персонажей с раскладными столиками и подозрительно дешевым «настоящим» маслом и «как будто» творогом можно было встретить у станций метро.

А вот небольшой табачный павильончик, где продавались также жидкости для электронных систем курения, закрыт и пуст — но сложно сказать, повлиял ли на это запрет или владельца не устроила арендная плата.

— Тут рынок давно уже мясной, ни молока, ни творога, — пожимает плечами женщина с сумкой на колесиках. — Может, помните, на втором этаже были молочные и хлебные ряды, так теперь там китайский «Оптовый мир» какой-то, я сюда разве что за ребрышками дешевыми и вон в «Светофор» езжу.

«Здесь не рынок, а барахолка»

Город наступает на рынок все плотнее — на территории, где всего пару лет назад шумел вещевой, плодоовощной рынок и «Поле Чудес», один за другим вырастают жилые дома.

Но один островок прошлого все еще не сдался: развалы секонд-хенда с горластыми зазывалами, у которых можно купить вещи от 50 копеек (почти ветошь) до 50 рублей (поношенные, но добротные лыжные костюмы), и запрятавшееся у самого моста МКАД «Поле чудес». Здесь, как и раньше, попадаются хоть сомнительные духи с двумя ошибками в слове «Dior», хоть резные картины по дереву, хоть развалы электродрелей. Но как же свежий запрет?

— А здесь не рынок, а барахолка, — огрызаются местные дядечки. — Если придет администрация, скажет, что нельзя, так и не будем продавать, а раз не приходят, значит, можно.

В противоположном конце рынка, где продается всевозможные рыболовные снасти, камуфляж и туристическое снаряжение, торговцы, может быть, и придерживаются такой же железной логики — но «запрещенку» все же убрали. По крайней мере, противогазов, армейских биноклей и фляжек, которые здесь раньше свободно лежали, сейчас не видно. Хотя, например, форма с российскими или польскими нашивками-флагами свободно висит, как и сами разнообразные шевроны.

А что касается запрещенных к продаже рыболовных сетей и снастей на их основе, здешние завсегдатаи их и не спрашивают, перебрасываясь привычными для себя шутками:

— Вам живца? Есть плотва, карасики… — перечисляет торговец

— А лососятины нет?

— Не держим-с, разве что сами поймаете. На спиннинг.

Один из владельцев павильона на Ждановичах на условиях анонимности озвучил «Салідарнасці» свое видение, для чего нужны обновленные запреты:

— По моим ощущениям, это попытка «упорядочить» все стихийные и открытые рынки и загнать как можно больше предпринимателей под крышу, в прямом и переносном смысле.

На Экспобеле уже в прошлом ряду открытые ряды начали сносить, делают там парковку. По плану реконструкции, в Лебяжьем хотят в ближайшие десять лет все перестроить, торговые ряды снести и оставить на рынке всего 100 торговых мест. А остальных куда? Понятно, что не все поедут в Таборы — кто-то распродаст остатки и закроется, но многие будут вынуждены перебраться в пустующие торговые центры, которые нужно как-то окупать.

Но вопрос в том, кому от этого станет лучше. Вряд ли покупателям, для которых поднимутся цены, поскольку будет более дорогая аренда, и уж точно не продавцам, которые будут терять из-за высокой цены покупателей.

Напісаць каментар 2

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках