21 лютага 2024, Серада, 22:38
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

«По своей наивности мы отдали ему больше 115 000 рублей»

20
«По своей наивности мы отдали ему больше 115 000 рублей»

Минчане мечтали о домах и банях, а нарвались на недобросовестного строителя.

«Я строю дома с 2012 года, и это первый раз, когда заказчики ведут себя так по-свински», — говорит директор столичной компании, специализирующейся на возведении каркасных домов. «Сорвал все сроки», «Не работа, а одни „косяки“», «Взял деньги и почти ничего не сделал», — парируют минчане, мечтавшие о домах и банях и, по их словам, передавшие ему от $20 000 до $40 000 по курсу. Onliner рассказывает, как наличка так и не превратилась в столь желанные метры.

Всю баню под переделку?

Несколько лет назад Марина с Александром решили, что города с них хватит. И поехали по окрестностям Минска выбирать себе участок. Подходящий вариант нашелся в одном из многочисленных садоводческих товариществ. Помимо заветных соток «лот» располагал недостроенным домом, который пара решила довести до ума. Как это обычно и бывает, стройка съела все сбережения семьи. Поэтому мечту — собственную жаркую баню — пришлось отложить почти на пять лет.

И только когда в кошельке снова образовались свободные 50 000 рублей, супруги начали искать исполнителя.

— Посовещавшись, решили, что будем заказывать каркасную баню — благодаря этой технологии стройка продвигается быстро и обходится во вменяемую сумму, — объясняет Марина. — Муж очень рассчитывал, что уже через несколько месяцев сможет попариться. Все же просто: ты платишь деньги — тебе делают баню.

Строителей искали в интернете — гуглили разные компании, потом читали на них отзывы. И так методом перебора дошли до организации под названием «МНВ». На тот момент у них была кристальная репутация — ни одного плохого слова от заказчиков, только похвалы. Но меня смутило, что сайт имеет другое название, отличное от названия юрлица: karkas-stroi вместо mnv. На вопрос, почему так, директор ответил, что предыдущую компанию ему пришлось закрыть из-за каких-то бюрократических проблем, а сайт остался. Мол, все чисто, долгов нет. Я не очень поверила в эту историю и попыталась отговорить супруга от сотрудничества, но не удалось.

Марина признается, что буквально за несколько дней директор «МНВ» сумел очаровать ее мужа: все подробно расписывал, был очень внимателен к деталям, показывал, куда какая досточка ляжет. В итоге все вылилось в подписание договора и составление эскизного проекта.

Ничего сверхъестественного супруги не хотели: речь шла о 18-метровой баньке с 9-метровой открытой террасой на свайном фундаменте. Говорят, директор организации взялся выполнить заказ за 48 000 рублей. Выходило чуть дешевле, чем у остальных потенциальных исполнителей.

— Когда мы заключали договор, я попросила Максима, как руководителя, внести в документ правки: скорректировать сроки строительства (он обещал управиться за месяц, но я не верила в такую скорость и предложила взять еще время) и прописать ответственность сторон (этот блок вообще отсутствовал). Также я хотела перечислить деньги — $10 000 в эквиваленте — на расчетный счет, чтобы это официально проходило по бухгалтерии. Но Максим настоял на том, что ему нужна наличка — якобы все поставщики пиломатериалов работают только с наличкой и так будет быстрее, — вспоминает, как отдала первую сумму, Марина.

Уже через два дня на участке появились рабочие: вкрутили сваи под баню и террасу. Еще через неделю в СТ был доставлен кемпер, предназначавшийся для бригады строителей, — ребята приехали из Могилева, и им надо было где-то жить.

Активность не затихала ни на минуту, все выглядело более чем прилично. Заказчики нарадоваться не могли, не огорчили их даже перебои с поставкой пиломатериалов.

— Поскольку мы вообще не разбираемся в строительстве, а исполнитель, понятное дело, будет себя только хвалить, решили подстраховаться и пригласили оценить нашу баню независимого эксперта. Когда он приехал, то ужаснулся! В парной вообще не было вентиляции, а это значит, что угореть в таком помещении проще простого. Вместо деревянного окна было установлено пластиковое. Что это вообще за идея, если температура там выше ста градусов?

Также эксперт обнаружил, что вместо 8-миллиметровой фольги, которая должна помогать удерживать тепло в бане, использовалась пароизоляционная пленка, которая применяется при устройстве кровли. Что еще хуже — провода, которые заводились в парную (там же должно быть освещение), имели температуру плавления 70 градусов.

Мой муж — человек сдержанный, поэтому спокойно попросил Максима все исправить. Тот возразил, мол, они всегда так делают. Тогда супруг съездил в магазин и купил все необходимое для переделки. Рабочие исправили свои «косяки». Но доверия ни к ним, ни к Максиму уже не было, — описывает все происходившее хозяйка.

Так как конфликт удалось уладить, супруги передали директору компании следующий «транш» — по их словам, в сумме вышла 41 000 рублей. Но, памятуя прошлое, Александр и Марина стали следить за каждым шагом строителей, опасаясь, что те снова испортят материалы. И рабочие не «подвели»: ходили по деревянным чистовым полам в грязной обуви, «посадили» террасную доску на саморезы, повредили вагонку, которой обшивали парную. Оценив масштаб банной трагедии, хозяева отказались подписывать акт выполненных работ.

— Видя, что все идет не так, мы предложили Максиму пригласить независимого эксперта для проведения оценки работ. Он отказался. Тогда мы сами вызвали специалиста. Тот, тщательно изучив баню, пришел к выводу, что переделывать надо практически все, работы оказались выполнены некачественно. Кровля так вообще была сделана так, что сгнила бы уже через пару лет.

Более того, древесина применялась не сорта А, как было оговорено, а С. Про огнебиозащиту вообще забыли.

Максим, который присутствовал во время проведения экспертизы, обещал все переделать. Но потом просто пропал. Тогда мы предложили ему вернуть сумму, которую необходимо будет потратить на исправление всех недостатков (ее озвучили специалисты, не мы), плюс оплатить моральный ущерб. Всего — около 30 000 рублей. Ноль реакции. Пришлось обратиться с иском в суд, — описывает, как дошли от бани до суда, Марина.

В итоге баня, которая должна была быть готова еще в июле, не достроена до сих пор. Суды идут и неизвестно когда закончатся: впереди судебная экспертиза, которая расставит все точки над «i».

«Я сам очень волнуюсь»

Спорить о качестве строительства, конечно, можно. И не факт, что исполнитель не прав. Но как быть, если вместо полноценного дома на участке торчат одни сваи?..

Что делать с двумя десятками железяк и как вернуть свои $20 000, сейчас думает Александр Аркадьевич. В июле этого года он также обратился в «МНВ».

— Двухэтажный каркасный домик мы хотели построить давно. Но поскольку совсем не представляли, как это делается, начали со знакомства с исполнителями. Обошли с десяток компаний — от совсем неизвестных до тех, что у всех на слуху. Смотрели, как они работают, расспрашивали про особенности технологии. В один из дней оказались и в офисе «МНВ» на улице Бородинской.

Директор Максим нас очень впечатлил: сразу пригласил на беседу бригадира, вместе они стали объяснять все нюансы, без нервов отвечали на каждый вопрос. И это был разительный контраст: в других компаниях с нами общались сухо, отвечали односложно, а тут — целая лекция. Казалось, это надежные люди, которые разбираются в вопросе и заинтересованы в том, чтобы получить работу.

Да и о себе он ничего не скрывал: работает больше семи лет, продолжает дело отца.

В общем, внушил доверие, никаких сомнений не возникло. А так как цена у него была сопоставима со среднегородской — $600—650 за «квадрат», — то и смысла перебирать мы не видели, — описывает события почти полугодовой давности мужчина.

Дом на сто «квадратов» с просторной террасой должен был появиться на участке пенсионера уже через два месяца. Заказчик говорит, что передавал деньги исполнителю трижды: сразу после заключения договора (аванс для приобретения стройматериалов), через месяц (так как можно было докупить все необходимое по старым ценам — якобы на носу подорожание) и в сентябре (чтобы уж наверняка всем запастись). Всего, как утверждает Александр Аркадьевич, — 63 170 рублей.

— Сумма аванса нас не смущала, так как во всех конторах, куда мы обращались, просили для старта 60% стоимости, — объясняет мужчина. — И поначалу все было нормально: 6 сентября к нам приехали рабочие, разровняли участок, забурили сваи. Максим лично, своими руками вкопал кольца под канализацию.

Однако когда хозяева присмотрелись к фундаменту, все оказалось не так бодро. Сваи строители обещали утопить на два метра, но по факту глубина оказалась меньше.

Работу заказчик не принял. Думал, вопрос будет как-то решаться. Но вместо этого…

— Максим перестал появляться на участке. И это при том, что работ на объекте выполнено от силы на $1500, а передали мы ему $20 500 по курсу. Мы долго вели переписку, каждый раз он обещал, что вот-вот приедет, выгрузит материал. Но все время что-то мешало — то дерево сохнет, то его не доставили. Но как не доставили, если мы заранее все оплатили именно для того, чтобы стройка двигалась ритмично, без простоев? — возмущен Александр Аркадьевич.

Так же, как и Марина с Александром, пенсионер обратился в суд. До этого мужчина писал заявление в милицию, где и узнал, что он не единственный пострадавший. «Нам говорят, что это гражданско-правовые отношения, нет состава преступления. Но я думаю, что тут все-таки усматриваются признаки обмана: взять у людей немалые деньги и только для вида что-то сделать на участке. Куда он остальную сумму потратил? Почему я не вижу ни рабочих, ни стройматериалы?» — рассуждает минчанин.

На что ушли $40 000?

Евгений и Марта влипли еще серьезнее, чем их товарищи по строительному несчастью. Пара, мечтавшая о доме, утверждает, что успела передать директору «МНВ» $40 000 в эквиваленте. И даже не безрезультатно: на их участке постройка материализовалась, но насколько в ней можно жить — большой вопрос.

— Самое обидное, что мы должны были сотрудничать совсем с другим застройщиком, но в последний момент передумали. Максим обратился в компанию, где работает моя жена, как клиент. И обмолвился, что занимается каркасными домами. Естественно, жена заинтересовалась, попросила обсчитать наш проект.

Через несколько дней Максим сбросил расчеты: вышло тысячи на четыре дешевле, чем у той организации, с которой мы собирались строиться. И так как денег вечно не хватает, решили, что так будет выгоднее.

Отзывы об «МНВ» не искали, хотя не факт, что в июне что-то обнаружилось бы, — говорит Евгений.

В начале лета супруги заключили с исполнителем договор. В 20-х числах августа им должны были сдать под ключ стометровый одноэтажный дом с тремя отдельными спальнями и большой кухней-гостиной. Отделкой минчане планировали заниматься сами.

— Таким темпам мы с женой удивились, но Максим заверил, что все в порядке — это же каркасник, поэтому делается быстро. Да и друзья, знакомые с вопросом, подтвердили, что все возможно. Ну раз так — еще лучше.

И работа на участке пошла. Мы настолько вдохновились тем, как продвигается стройка, как на глазах растет наш дом, что даже поручили Максиму выполнить отделку — подумали, что так надежнее. Соответственно, передали ему деньги и за этот этап.

Хотя «звоночки», конечно, были, просто мы не обратили на них внимание. Например, в 20-х числах июня он привез на участок стройматериалы и сгрузил их прямо в грязь. О том, чтобы укрыть все от дождя, и речи не шло. Когда я возмутился таким положением вещей, он сказал, что использовать это не будет — вывезет потом. Но утеплитель, успевший прорасти, так и лежит на участке. Не удивлюсь, если по факту часть этой минваты окажется у меня в стенах, — показывает архивные фото Евгений.

К началу августа стало совершенно понятно, что дом не будет построен в срок. Максим согласился с тем, что дату сдачи придется подвинуть: с кем не бывает.

— За время строительства дома бригада рабочих менялась раза три или четыре. Почему? Да они косячили! Причем так, что это видели даже мы с женой — люди, максимально далекие от каркасного домостроения. Когда мы возмущались, Максим менял «состав». Но не без проблем: то инструмента у рабочих нет, то расселить людей надо (поэтому на участке пусто), то, оказывается, они из Витебска еще даже не выехали.

Сколько раз я приезжал на участок, договорившись с Максимом на встречу, чтобы все предметно обсудить, но ничего не получалось!

В итоге стало понятно, что договариваться с ним бессмысленно. По своей наивности мы отдали ему больше 115 000 рублей (включая деньги на внутреннюю и внешнюю отделку). За эту немалую сумму мы получили недострой сомнительного качества. Часть материалов уже успела испортиться, а крышу, скорее всего, придется полностью демонтировать, так как она почернела от грибка.

На мой взгляд, сделано только процентов 30 от оплаченного объема. На следующей неделе к нам приедет эксперт, чтобы обследовать дом и сказать, что было выполнено правильно, а что надо переделать.

Очень жаль, что мы угодили в такую ситуацию. Хочется остановить этого человека, чтобы он не понастроил другим такого же добра, — объясняет Евгений, который также обратился в суд.

Что скажет директор?

Трое пострадавших уверены, что все совпадения в этой истории не случайны. И рассчитывают, что компетентные органы внимательнее присмотрятся к компании и ее руководителю. А как оценивает все произошедшее директор? Нам удалось обсудить с Максимом каждый спорный случай. Если кратко, директор считает, что в срыве сроков виноваты сами заказчики. Настроен он серьезно и будет отстаивать свои интересы в суде.

Случай Марины и Александра

— У Марины с Александром были дополнительные работы, к которым они привлекали других специалистов — например, своего плиточника, который две недели укладывал плитку, не давая нам делать свою работу. Потом сантехник делал допработы. Это снова повлекло просрочку. У них просрочка составила всего 9 дней. Баня у них построена полностью, под ключ сделана. На все материалы, которые были использованы, я им предоставил сертификаты. Если что-то не нравится — вопросы к производителям. Не я их произвожу, я только покупаю.

— Почему вы себя не подстраховали допсоглашением, чтобы скорректировать сроки?

— Я им давал допсоглашение, они сказали: «Нет, не надо — мы ж никуда не обращаемся, зачем, мы же все понимаем, это по нашей вине». Просто по-человечески идешь людям навстречу. А по итогу получается такое.

— У заказчиков есть техзаключение, в котором много страниц и перечислены недочеты по полам, чердаку и так далее.

— У нас с ними было уже три заседания суда; сейчас я буду оплачивать судебную экспертизу, чтобы она была именно государственная, чтобы качество работ было оценено как следует.

— Вы ее уже оплатили, назначена дата?

— В четверг я им, в контору, которую назначил суд, звонил. Они сказали, что документы из суда еще не пришли. Но как только придут, они известят меня по поводу суммы и даты.

Случай Александра Аркадьевича

— У него сделана вся канализация, вода проложена, сваи вбиты. Почему не выполнен весь объем работ? Они меняли проект десять тысяч раз. Это есть в переписке. А потом они приехали, расторгли договор и говорят: «Верните нам деньги». Простите, но на аванс, который они дали, были закуплены материалы. Куда мне теперь их деть? Да, я их использую на каком-то другом объекте и тогда верну им деньги.

— Вы не предлагали отдать долг материалами, которые уже закупили? Вдруг вы бы разошлись на этом варианте?

— Нет, зачем? Зачем им материалы? Они сами будут строить? Но для меня это был бы самый простой вариант.

— Почему тогда не предложили?

— Они говорили: «Давайте вы весной будете строить». Потом передумали и предложили расторгнуть договор. Мы расторгли.

— На какую примерно сумму выполнена работа на участке?

— Где-то в районе 8000 рублей. Плюс был разработан проект, его меняли, мой проектант переделывал. Это тоже работа. Где-то на тысячу рублей. Смета была составлена.

— Александр Аркадьевич говорит, что передал вам 63 000 рублей. То есть остается еще 54 000.

— Были закуплены материалы, которые сейчас лежат. Я их использую на другом объекте. Заплатит заказчик, и я им верну эти деньги.

Случай Марты и Евгения

— Работа у них выполнена на 98%. Хотя 98%, может, и много — 90% точно. У нас с ними пошли разногласия. Изначально они попросили отсыпать им участок. Я им объяснил, сколько это будет стоить. Они согласились. По сути, их не должно волновать, где я буду брать этот грунт, как и каким образом я буду отсыпать. Работа выполнена. Из-за этого сместились графики. То есть эта работа не подразумевалась вообще. Это была их прихоть.

— Получается, эту работу вы делали в ущерб строительству дома (по срокам)?

— Да. Мы не могли начать работу без отсыпки участка.

— Почему было не заключить дополнительное соглашение к договору, чтобы потом не подставлять себя?

— Устно так договорились, а теперь они этим мотивируют.

— Вы говорите о 98%. Но, судя по договору, в доме должны были быть вставлены окна, разведена электрика, сделаны теплые полы.

— Не 98%, а 90%. Все материалы лежат на объекте. На данный момент сделаны сваи, канализация, каркас, утепление, кровля. Осталось только окна поставить и мягкую кровлю сделать (все остальное по кровле выполнено). Я им говорю: «Давайте деньги, которые вы должны». 8000 — как раз та сумма, чтобы завершить строительство. Они отказываются. Мол, они давали на отсыпку, хотя это не входило. Начались разногласия, которые мы решим в суде. У меня все документы есть на это.

— То есть вы выработали те 116 000 рублей, которые они вам передали, и не хватает 8000, чтобы вы все закончили: сделали полы, кровлю, разводку электрики, теплые полы (полов вообще нет), окна?

— Стяжку они делают сами. А после стяжки мы закладываем трубы под теплый пол. Все гребенки и трубы есть у них на участке, все куплено. По поводу исполнения работ и качества материалов: они нанимали технадзор, который ходил и смотрел, — его все устраивало. Меня тоже качество устраивало. Если он делал какие-то замечания, мы их устраняли.

— Как вы думаете, почему сразу три заказчика, заключавшие договоры плюс-минус в один период, имеют претензии к вам?

— Смотрите, Марина и Александр сами не выполнили обязательства по договору. Они не доплатили в районе 15 000 рублей. А баня у них сделана. И даже больше, чем нужно. Но они не стали подписывать акты на допработы (это монтаж бойлера, утепление бойлера и труб, вывод дополнительной вентиляции в парилке и многое другое, сейчас все и не вспомнишь).

Я с 2012 года строю дома, и вот такие ситуации у нас в первый раз. Это нечто из ряда вон выходящее, чтобы так по-свински вели себя заказчики. Я найду средства и буду доказывать свою правоту в суде. Так нельзя делать.

Напісаць каментар 20

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках