15 лiпеня 2024, панядзелак, 20:49
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

Как семья переехала из Минска в старый дом в глухой деревне и не жалеет

13
Как семья переехала из Минска в старый дом в глухой деревне и не жалеет

Глава семьи сменил 27-летний опыт в фотографии на пчеловодство.

Многие белорусы мечтают о домике в деревне, но переехать туда насовсем решаются единицы. Если летом работы и развлечений хватает, то зиму, зачастую, жители усадебных местечек проводят в одиночестве. Для Виктора Яцына лучше условий и не найти. Вместе с семьей 20 лет назад он переехал из Минска в Курчино в дом, где прошло его детство. Мужчина сменил 27-летний опыт в фотографии на пчеловодство. Realt побывал в гостях и узнал, как ему живется в деревне, в которой осталось всего 6 человек?

В деревне Курчино Мядельского района около 20 домов. В большинстве своем они пустуют: участки замело снегом, в окнах — серость, на дверях висят огромные замки. До Минска расстояние приличное — 120 километров. Каждый день на работу не наездишься, а на местности разнообразие не такое уж и большое.

Нынешняя атмосфера в деревне не сравнится с тем, что было 50 лет назад, говорит Виктор. С годами в деревне, где население превышало отметку в сотню, сейчас осталось всего шесть человек.

— Родители работали в колхозе. Отец был строителем, мать — в бригаде. Я, как и остальные ребята, ходил в Будславскую школу. Деревня была живая — все держали хозяйство, за которым мы, дети, также тщательно следили. Коров выводили пастись на поле по очереди, гусей охраняли от лис и ворон. Все остальное время у нас занимали игры. Летом собирались на речке, зимой катались на лыжах. У нас во дворе стоит липа, которой, кажется, несколько сотен лет. Она никак не изменилась с моего детства. К стволу прикрепили баскетбольное кольцо, поэтому рядом с домом тоже ошивалось много детей. Сейчас на ней остались лишь рубцы.

После окончания школы Виктор уехал в Минск. Он поступил в колледж полиграфии на отделение фотографии. Выбор профессии пришелся мужчине по душе. Он 27 лет отработал на часовом заводе «Луч»: проводил художественные съемки, снимал портреты. Там же он познакомился с супругой Людмилой, с которой они вместе уже 54 года.

До сих пор Виктор хранит сотни своих фотографий. Правда оформить их в альбом никак не доходят руки. В огромных коробках мелькают семейные портреты. Сейчас мужчина очень похож на своего отца, а молодая красавица Людмила выглядит так, как будто снималась для обложки глянцевого журнала. С таким-то мужем снимки должны быть только такие.

На переезд в деревню семья решилась, когда умерла мама Виктора. Отец остался в большом доме совершенно один. Из-за болезни ему нужна была помощь и присмотр.

— Часто ездить не было возможности, поэтому мы решили покинуть Минск. Сын доучивался в местной школе, жена-минчанка быстро освоилась в деревне.

Когда уже выросли дети, обратно в город переезжать супруги не захотели. Нашли умиротворение и спокойствие, которого в Минске не было. Дом они свой немного усовершенствовали, но стены по-прежнему вызывают массу детских воспоминаний, пусть их украшают современные обои.

— Дом отец построил в 1950 году. Сруб был готов еще раньше, но всю войну простоял на поле. Папа потом на санях, запряженных лошадьми, перевозил его на наш участок. Сперва дом был накрыт соломой, потом уже перекрыли шифером, а позже заменили и на металлопрофиль, — рассказывает мужчина. — Сейчас в дом введена канализация и вода. Из новых помещений появился душ и туалет. Зимой внутри было довольно прохладно, поэтому пришлось переделывать две печи. Стены с годами обшивались гипсокартоном, снаружи — сайдингом. Родительский дом глобально менять не хотелось, хотя на небольшой ремонт пришлось потратить много средств и времени.

В гостиной Виктор любил читать книги, слушать радио. Здесь под Новый Год обязательно появлялась елка. В семье даже сохранились довоенные игрушки. Теперь интерьер украшают вышивки мамы Виктора — семейная ценность.

После того, как семья переехала в деревню, мужчина устроился егерем. Виктор знал, где какой зверь в лесу обитает. Дело это, скажем, не самое безопасное. Эту работу Виктор со временем оставил, но любовь к животным проявляет до сих пор. Они в свою очередь тоже ему доверяют. Приходят к лакомиться яблоками, которые мужчина приносит на край участка, рядом с полем.

Но настоящим делом души для Виктора стало пчеловодство. Сегодня на попечении в саду у него находится 150 семей.

— Летом тут такой гул стоит, как на аэродроме, — показывает свою разноцветную поляну Виктор. — Строительство одного домика занимает неделю. Получается, что у меня ушло около трех лет для создания своего хозяйства. Раньше пчелы были настоящие, к ним невозможно было подойти без экипировки. Маток я покупаю в Европе, а они более спокойные.

Вообще на пчеловодство мужчину вдохновил друг, у которого была пасека. Виктор даже немного жалеет, что поздновато начал этим заниматься.

— Отец тоже мечтал о пчелах, но все не было времени. Мы, будучи детьми, тоже интересовались, но дошел до конца только я.

Виктор решил проверить, как пчелы пережили холода. С таким утеплением подушками, кажется, все должно было пройти хорошо, но увы, без потерь не обошлось. Одна семья погибла от холода или клеща, в другом домике уже стремятся вылететь на улицу молодые пчелки. Мужчина аккуратно гонит их назад и приговаривает, что еще не время.

За жизнью пчел он наблюдает и другим способом. С помощь трубки слушает, как у них обстоят дела. Говорит, что так может понять, все ли у них хорошо, хватает ли еды.

Пчеловодство занимает у Виктора практически все его время. Даже свободное место на участке отведено под любимое дело. Стоит даже дом для хранения инвентаря, хотя изначально планировалось, что там сможет кто-то жить.

Рядом с дорогой стоит еще одна старая хата — первое родовое гнездо, в котором проживала семья до войны. Сколько ему лет Виктор не знает, да и внешне дом не выглядит усталым от прожитых лет. Сейчас Виктор использует его под мастерскую. Во время войны большую часть хаты занимал немецкий офицер, которого охраняли несколько человек. А вся семья ютилась в одной комнате.

Несмотря на пустоту в соседских окнах, Виктору и Людмиле в деревне совсем не скучно. Зимой у мужчины работы больше, чем летом. Он строит улья, чистит рамки, перетапливает воск. Говорит, что много чего не успевает сделать, поэтому хочется, чтобы зима длилась чуть дольше. Летом становится веселее, когда приезжают дачники. В остальное время, по словам Виктора, они живут наедине с природой.

— Никуда я уже не уеду. Тут все родное. Даже во сне часто вижу свое детство, любимую речку, поля. Наверное, я на своем месте.

Напісаць каментар 13

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках