23 чэрвеня 2024, Нядзеля, 20:09
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

«Уборщица в Польше получает больше, чем работник культуры с 30-летним стажем в Беларуси»

6
«Уборщица в Польше получает больше, чем работник культуры с 30-летним стажем в Беларуси»

Белоруска рассказала о первом годе эмиграции.

Белоруска, которая уехала в Польшу рассказала «Салiдарнасцi», каково это — начать жизнь сначала в новой стране, когда тебе за 50.

— Очень тяжело, когда ты жил, строил планы, а жизнь повернулась так, что в 50 лет все нужно начинать заново. Одно дело осознанно уезжать в другую страну, когда тебе 20 или 30 лет, и совсем другое — уезжать, потому что тебе перекрыли кислород, ты не можешь устроиться на работу, ты оглядываешься и вздрагиваешь от каждого шороха или звонка в дверь, — признается Ирина (имя изменено в целях безопасности — Прим. ред.)

История Ирины имеет типичное для белорусов после 2020 года начало. Участвовала в протестах, после задержания вынудили уволиться. Попав в «черные списки», не смогла найти работу в Беларуси и вынуждена была уехать в Польшу.

«Мужчина посочувствовал, дескать, очень тяжелая работа у пани»

— У меня гуманитарное образование, в сфере культуры я работала уже на должности начальника отдела, — рассказывает Ирина. — Понятно, что в Польше о работе по профессии речь не шла. Для этого нужно было не только идеальное знание языка, но и глубокое погружение в культуру.

Польский язык я немного учила раньше, потому что любила путешествовать по этой стране. Еще переезд облегчило то, что подруга нашла мне с собакой жилье заранее. Поэтому я хотя бы приехала не в хостел.

Для переезда пришлось собрать немного денег, потому что в Польше кроме стоимости аренды берут залог — кауцию, равную месячной оплате или даже больше. За первую комнату я отдала 500 долларов с кауцией.

Работу стала искать сразу же, сначала пыталась звонить и вести переговоры самостоятельно, но в итоге обратилась в агентство, где составили все документы, заключили договор и практически сразу нашли подходящую вакансию.

Агентству я не платила ничего. Их здесь довольно много, некоторые работают онлайн, некоторые имеют офисы. Для того, чтобы устроиться, нужен паспорт и, например, у меня была гуманитарная виза, которая дает право на работу.

На первом предприятии, где я оказалась буквально через полторы недели после переезда, разливали и упаковывали лаки для ногтей. Там практически не было иностранцев, поэтому много общалась с поляками, совершенствуя язык.

Отношение к персоналу было очень хорошее, в перерывах предлагали чай-кофе, в дамской комнате можно было найти полный комплект гигиенических средств.

Кажется, мелочь, но в Беларуси в той сфере, где я работала, не видела ни одной настолько щедрой организации, которая бы хоть раз угостила сотрудников кофе. Однако на этом предприятии меня сократили, когда объем работы уменьшился.

Также я работала на фабрике пищевой промышленности, предприятии по производству фурнитуры, работала уборщицей в ресторане и в торговом центре. Начинала с минимальной ставки — 16,5 злотых в час (около 4-х долларов).

За год сменила пять работ по разным причинам. Искала большую зарплату и лучшие условия. Например, некоторые работодатели доплачивают за выход в выходной день от 1 до 5 злотых в час.

Ночные смены оплачиваются больше, но я не смогла их брать, так как моя собака боится оставаться по ночам одна. Второй важной причиной была учеба в полицеальной школе, и я искала работу с графиком, который позволял бы мне не пропускать много занятий.

Так, например, в ТЦ можно было самой выбирать выходные дни, но оттуда я ушла сама, потому что работа была очень тяжелой физически, особенно во время наплыва покупателей в выходные и предпраздничные дни.

Конечно, есть здесь и предприятия, на которых откровенно используют эмигрантов. В ресторане, где я работала, летом появилась дополнительная терраса, но расширять штат уборщиц не стали, решили, что хватит старых. С таких предприятий, как правило, работники быстро уходят.

К счастью, добросовестных работодателей больше. Вообще, главное, что лично для меня везде было большим плюсом — отношение к людям.

Вот что бывает в Беларуси, когда в отдельный цех большого предприятия идет руководство? Уже задолго до этого все напрягаются, руководство приходит, выясняет сугубо свои вопросы, а его внимание может привлечь разве что суетящийся вокруг начальник цеха. Здесь директор фабрики обязательно здоровается с каждым, мимо кого проходит, независимо от того, кто этот человек.

По-другому звучат поручения: не «ты должен сделать еще и это», а «к тебе есть просьба, пожалуйста, сделай, если сможешь». И совершенно другим тоном.

Обратила внимание, как во дворах жильцы останавливаются поговорить со своими дворниками, которых знают по именам. Причем говорят не о том, что вон там еще кто-то выбросил мусор из окна, а спрашивают про семью, здоровье.

Это одинаково уважительное ко всем отношение сначала шокирует, потом подкупает. То есть даже если у тебя низкоквалифицированная работа, ты чувствуешь себя нормальным человеком.

Не чувствовала я дискриминации и из-за своей национальности, хотя везде рядом со мной эту же работу выполняли и поляки.

Со мной был случай в ТЦ: подошел мужчина, который наблюдал за мной в течение какого-то времени, пожал мне руку и посочувствовал, дескать, очень тяжелая работа у пани.

Еще одна женщина как-то отметила: когда пани на смене, все чисто. Оказалось, это просто постоянная посетительница обратила внимание, что я работаю лучше, чем другие.

«Сертификат об окончании школы сразу добавляет к трудовому стажу 6 лет»

За год в Польше Ирина смогла получить новую профессию и диплом европейского образца. Ни ее положение, ни возраст не стали препятствием.

— Я окончила полицеальную школу и сдала профессиональный экзамен по специальности «ассистент стоматолога», — показывает белоруска документ. — Полицеальная — это не от слова «полиция», «szkoła policealna» с польского переводится как послелицейная.

Учиться в ней может человек любого возраста со средним образованием. В моей группе были и 20-летние, и такие, как я.

Есть профессии, обучаться которым можно бесплатно, есть платные. В любом случае их перечень утверждается согласно с вакансиями на государственном рынке труда. Так, для меня, например, удивительным было увидеть в списке предлагаемых профессий флориста и работника почты.

Кроме них можно бесплатно обучиться на массажиста, помощника воспитателя, техника-фармацевта и других специалистов. Безусловно, одна из самых востребованных профессий — медицинский опекун.

Это специалист по уходу за пожилыми людьми. В такие группы набор заканчивается первым, и в них больше всего самих поляков. Получая диплом европейского образца, они, как правило, едут с ним работать в Германию.

Среди платных специальностей одна из самых востребованных — косметолог.

Я между «медицинским опекуном» и «ассистентом стоматолога» сделала выбор в пользу последнего по этическим причинам. Решила, что не все могу выдержать морально.

К тому же, имея специальность ассистента стоматолога, можно повысить квалификацию, окончив еще и курс гигиениста. Это специалист по отбеливанию зубов, услуга сейчас в Польше чрезвычайно востребованная.

Для поступления никаких экзаменов сдавать не требуется, нужен паспорт с визой и документы о среднем образовании. Сессии платные — около 100 злотых (чуть больше 20 долларов). Где-то нужно платить за пересдачу экзаменов, бывают штрафы за частые пропуски.

Обучение проходит на польском, при этом ваш уровень никого не волнует. Однако те, кто успешно сдадут экзамен после окончания школы, при подаче документов на ПМЖ или гражданство освобождаются от сдачи языкового экзамена.

Еще один огромный бонус — сертификат об окончании школы сразу добавляет к трудовому стажу 6 лет. Для того, чтобы получать здесь минимальную пенсию, нужно не меньше 15 лет стажа. Учитывая мой возраст, этот фактор для меня особенно важен.

Кстати, довольно многие идут в «полицеалки» только за сертификатом об окончании, чтобы получить стаж или не сдавать языковой экзамен.

Профессиональный экзамен, которым нужно подтвердить сертификат, сдают далеко не все. Поскольку моей главной целью все-таки является трудоустройство, я этот экзамен сдала.

Могу сказать, что это было довольно сложно, если не учился, случайно в правильные ответы не попадешь.

Сам экзамен сдается так же, как в Беларуси теория в ГАИ, только вопросов не 15, а почти 60, и на ответы отведено два часа. Много вопросов практических, вроде как развести определенное средство, чтобы получился 2%-ный или 10%-ный раствор и т.д.

Конечно, если бы я могла не работать, а только училась и готовилась к экзамену, оценки у меня были бы выше, а так из 100 баллов я набрала больше 80 и считаю это хорошим результатом для себя.

Училась я целый учебный год по три раза в неделю, старалась не пропускать. Мне было интересно. Однако прожить в таком темпе почти без выходных столько времени, конечно, тяжело.

Помню, как прибегала после первой смены на фабрике, быстро выгуливала собаку и мчалась на занятия. Мечтала, что окончу школу, возьму себе неделю отпуска и съезжу на море.

Но недавно снова поменяла работу, она мне нравится, поэтому смогла договориться только на несколько выходных, которые собираюсь провести в одной из европейских стран.

Я понимаю, что для эмигрантов первые два года — самые сложные, поэтому ни на что не жалуюсь.

«Конечно, мой социальный статус в Польше сильно понизился, но я к этому была готова»

Собеседница «Салiдарнасцi» подробнее рассказала о том, как прожила первый год в эмиграции:

— Звучит парадоксально, но уборщица в Польше получает больше, чем работник культуры с 30-летним стажем в Беларуси. Даже при минимальных заработках, мне удается что-то откладывать, пусть и совсем немного.

В среднем в месяц я получаю 700 долларов, иногда чуть меньше, иногда чуть больше. Из комнаты переехала в небольшую «кавалерку», за которую отдаю половину зарплаты.

Понимаю, что это роскошь, что комната дешевле, но когда тебе за 50, тяжело жить с чужим человеком, каким бы хорошим он не был. Мы даже с мужьями или со своими близкими не можем порой ужиться.

Поэтому своя «kuchenka» (плита), своя «lazienka» (ванна) для меня очень важны.

На остальные деньги я, конечно, не шикую, но и не голодаю. Продукты здесь недорогие и вкусные, много акций. Стала есть больше фруктов и овощей. Чаще, чем в Беларуси, покупаю рыбу, иногда охлажденную, иногда полуфабрикаты.

Полюбила ходить на маленькие рыночки, где познакомилась с продавцами. Там можно выбрать, например, персики — греческие или местные. Польская клубника продается до сих пор.

Наконец, нашла чернику, она здесь называется «ягода лесная». Очень много вкуснющей голубики. Поскольку я сластена, постоянно покупаю конфеты и ciastko (пирожные).

В остальном живу скромно. Декоративная косметика мне не нужна, я ею никогда не пользовалась. Модные туфли на каблуках тоже не ношу, здесь все ходят в кроссовках, их можно подобрать на любой кошелек.

Вообще одежда и обувь в Польше всегда были дешевле, чем в Беларуси. Бытовую химию, гигиенические принадлежности покупаю на акциях.

Что здесь обходится дорого, так это ветеринария. Я это почувствовала, когда заболела собака. Лечение с консультацией, капельницами и лекарствами обошлось почти в 100 долларов.

Однако, справедливости ради, стоит сказать, что собаку мне спасли: в больницу я несла ее на руках, а из клиники пес шел уже сам.

А сейчас я сделала своему питомцу польский паспорт и теперь он может путешествовать со мной по Европе, что мы и сделаем в ближайшее время.

Что касается своего здоровья, то пока я обходилась бесплатной помощью. Знаю, что стоматология здесь дорогая, но она и в Беларуси недешевая.

Развлечений особых в первый год у меня не было по объективным причинам — не было ни времени, ни сил. Но в театр все-таки вырывалась.

В музеи, понятно, хожу, в парках, которых здесь множество, гуляю. Да, здесь у меня нет так называемой «подушки безопасности», пока я могу отложить совсем небольшую сумму.

Что особенно поддерживало все это время — диаспора: наши теплые встречи, даже какие-то выступления, само общение с белорусами.

После работы усталый идешь туда — и получаешь такой кайф! Мы устраиваем чаепития, отмечаем наши знаковые даты, поддерживаем друга. Это отдушина для всех.

Сейчас я работаю уборщицей в частном детском садике. Но здесь работать гораздо легче, а зарплата больше — 20 злотых в час «чистыми» (больше 4,5 долларов).

Никакими дополнительными обязанностями типа «присмотреть за детьми» меня не напрягают, потому что здесь у каждого воспитателя есть два помощника.

Одновременно я рассылаю свое резюме и не оставляю надежды найти работу по новой специальности.

Конечно, мой социальный статус в Польше сильно понизился, но я к этому была готова. Большинство эмигрантов, если их не релоцировали с компанией, проходят через это, пока не знают язык и правила жизни в другой стране.

Многие начинают с низкоквалифицированной работы, а дальше все зависит от человека. Я сейчас планирую пойти на языковые курсы, чтобы повысить знание языка до уровня В2. Возможно, пойду учиться дальше на гигиенистку. Вообще, знаю белорусов, которые получили уже по три профессии.

Ни о чем не жалею, не загадываю на будущее, для меня самое главное не останавливаться на достигнутом, пытаться сделать что-то большее, найти что-то лучшее, хоть в 50 это гораздо сложнее, чем в 30.

Напісаць каментар 6

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках