28 траўня 2024, aўторак, 20:32
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

«Новая Газета»: Кадыров уже не выздоровеет

«Новая Газета»: Кадыров уже не выздоровеет

Стал известен диагноз.

Российская «Новая-Европа» выяснила, чем болен глава Чечни Рамзан Кадыров. Диагноз врачей не оставляет надежды на его выздоровление

Вот уже год состояние здоровья главы Чечни вызывает много вопросов. Тот факт, что Кадыров болен, официально отрицается в первую очередь им самим и его окружением.

Но есть вещи, которые скрыть невозможно, а именно — разительные изменения во внешности, поведении и рабочем графике главы Чечни.

Кадыров болен, а перед Кремлем стоит серьезная проблема — как наиболее безболезненно подготовиться в самом непростом регионе России к смене власти, которая может произойти уже в ближайшее время.

18 декабря в Москве прошел 21-й съезд «Единой России», на котором делегаты поддержали кандидатуру Владимира Путина на пятый президентский срок. Ничем особенным это мероприятие от предыдущих не отличалось, кроме одного: чуть ли не впервые одним из центральных спикеров съезда стал чеченец. И это был не Рамзан Кадыров, а «российский военный деятель», командир чеченского добровольческого объединения спецназа «Ахмат» генерал-майор Апти Алаудинов, получивший это воинское звание, как и звезду Героя России, в украинских окопах.

Одетый в непафосную штабную военную тужурку, в ладно сидящем зеленом берете, с аккуратной бородкой, Алаудинов уверенно чувствовал себя на сцене, на которой только что был Путин. Перед высокой аудиторией (в партере сидел весь цвет «Единой России» во главе с Дмитрием Медведевым) Алаудинов выступал без бумажки, без слов-паразитов и практически без акцента. Очаровательная улыбка не сходила с его лица на протяжении всего выступления.

С идеологической точки зрения его речь, которая убедительно походила на настоящий экспромт, была абсолютно выверенной. Однако интонационно она резко контрастировала с агрессивной манерой других кадыровцев, которые не могут и рта раскрыть без угрозы на плохом русском языке «пустить пулю в лоб» или «голову отрезать». Алаудинов же предстал перед публикой цивилизованным чеченским силовиком, от чего мы за последние 17 лет почти отвыкли. Он артистично и точно использовал трибуну съезда «Единой России», сигнализируя аудитории: «Я — хороший чеченец!» Что интересно, рассуждая вслед за Путиным о традиционных ценностях и, конечно же, религии, Алаудинов пять раз подчеркнуто употребил слово «бог». Слово «Аллах» он в своем выступлении использовал только один раз, да и то сделал это скорее вынужденно, когда под аплодисменты закончил речь обязательной для всех кадыровцев речевкой: «Ахмат — сила. Россия — мощь. Аллаху Акбар».

Это декабрьское выступление Апти Алаудинова стало первым важным сигналом его стремительного карьерного взлета. В январе появилась новость, что Алаудинов — доверенное лицо Путина на президентских выборах. В феврале глава Чечни поздравил его с отличным окончанием обучения в Академии Генштаба ВС РФ. Именно тогда ближайшие соратники Кадырова и стали с нескрываемой завистью распространять слухи об уже фактически состоявшемся назначении Алаудинова на высокую должность в Минобороны — чуть ли не первого заместителя министра. С точки зрения военной иерархии это смотрелось настоящим абсурдом, так как к армии никогда не служивший даже по призыву Алаудинов имел примерно такое же отношение, как глава Чечни — к Российской академии наук. Конечно, должность заместителя министра обороны (каковым, например, является Юнус-Бек Евкуров, кадровый военный, ушедший в руководство Минобороны не абы откуда, а с губернаторства) для Алаудинова явно была «не по Сеньке шапка» — такое назначение вызвало бы у военных категорическое отторжение. Однако все говорило о том, что какое-то назначение в военном ведомстве для него все-таки готовится. Иначе зачем учеба экстерном в Академии Генштаба ВС РФ?

В марте Алаудинов успешно завершил переговоры о переходе костяка ЧВК «Вагнер» в возглавляемый им спецназ «Ахмат», о чем Кадыров объявил в начале апреля. А вслед за этим Путин подписал приказ о назначении Алаудинова на должность заместителя начальника Главного управления по военно-политической работе МО РФ.

И хотя это назначение совершенно не сравнимо с должностью первого зама министра обороны, это все-таки довольно крутая позиция для бывшего чеченского полицейского и «скромного пенсионера», как называет себя сам Алаудинов, которого в 2021 году тот же Путин отправил в отставку.

Рискнем предположить, что и это назначение — всего лишь трамплин в будущей грандиозной карьере Апти Алаудинова. А нынешний приказ Путина — очередное подтверждение тому, что в администрации президента России, судя по всему, окончательно определились с преемником Рамзана Кадырова, чье здоровье стало за последний год главным новостным поводом из Чечни.

«Временная нетрудоспособность»

… В январе 2019 года, когда врачи впервые поставили ему диагноз «некроз поджелудочной железы», Рамзан Кадыров не особо скрывал, что вынужден уйти в отпуск в связи со «временной нетрудоспособностью». И сам же объяснил свой отпуск проблемами со здоровьем: «Совсем недавно я совершил двухдневную инспекционную поездку высоко в горы. В условиях снегопада и сильного ветра немного простудился. Как следствие, небольшое недомогание, температура и грипп. На последующие дни у меня были запланированы важные командировки. Поэтому <…> временно поручил исполнение обязанностей главы ЧР Председателю правительства ЧР Муслиму Хучиеву… Хвала Аллаху, организм у меня крепкий, капельницы ставили всего два дня. Все теперь нормально. С 16 февраля в полном объеме выполняю свои должностные обязанности. И вам советую заниматься спортом, если желаете быстро справиться с разными недугами».

Уже тогда лечение банальной простуды капельницами вызвало у многих недоумение, которое перешло в стойкое подозрение осенью 2019 года.

Восьмого октября в Пятигорске прошло заседание Национального антитеррористического комитета, на котором присутствовали главы всех регионов СКФО, кроме главы Чечни. Тогда же анонимный телеграм-канал «СКФО Telegraph» распространил сообщение о плохом состоянии здоровья Кадырова, связанном якобы с его отравлением. Версию отравления оперативно опроверг у себя в инстаграме помощник главы Чечни Ахмед Дудаев: «Информация о покушении на Кадырова — не более чем слухи. Вокруг персоны Рамзана Кадырова, как грибы после дождя, выросли слухи о его недомогании, которые переросли в слухи об отравлении… Люди, Кадыров обычный человек, который может заболеть, получить ушиб, схватить грипп и тому подобное <...> Хватит уже шить белыми нитками теорию о покушении и отравлении, не имеющую под собой ни основания, ни доказательств…»

Но в январе 2020 года Кадыров снова вынужден был взять отпуск в связи со «временной нетрудоспособностью». И снова, по официальной версии (в этот раз ситуацию со здоровьем комментировал депутат Госдумы от Чечни Шамсаил Саралиев), у Кадырова были «мелкие проблемы со здоровьем», которые тем не менее снова лечили «курсом капельниц» в Москве.

Тогда же, в 2019 году, мало кто придал значение тому факту, как сильно похудел Рамзан Кадыров. Вряд ли это было последствие выверенной диеты — проблем с лишним весом у Кадырова, активного сторонника спорта, не было. Но именно резкая потеря в весе — первый симптом активно развивающегося панкреонекроза, этого крайне серьезного, мучительно протекающего и плохо поддающегося излечению заболевания с высокой степенью летальности.

Именно с 2019-го минимум дважды в год Кадыров начал проходить регулярные, в том числе и хирургические, процедуры в ЦКБ Управделами президента РФ.

А летом 2020-го глава Чечни переболел ковидом и получил в нагрузку к основному заболеванию, развитие которого пытались купировать врачи ЦКБ, серьезные проблемы с эндокринной системой.

Весной 2022-го состояние здоровья Кадырова стало стремительно ухудшаться, однако эта тема стала «топовой» только в прошлом году. Даже самый невнимательный наблюдатель не мог не заметить, как в результате отказа почек и застоя жидкости в легких (последствия основного заболевания) Кадыров увеличился в размерах в полтора раза. Форма его живота приобрела все признаки панкреатогенного асцита, у него появилась жуткая одышка, он стал с трудом говорить, медленно ходить, слишком тепло для чеченского климата одеваться.

Но самое главное, он стал пропадать из публичного пространства в самые неподходящие для этого моменты.

Отсутствие на федеральном послании Путина в феврале 2023-го, молчание во время мятежа Пригожина, пропуск совещания президента РФ с главами северокавказских регионов, посвященного любимой теме Кадырова — туризму, — все эти моменты становились в прошлом году поводом для слухов о болезни Кадырова и заставляли главу Чечни с трудом, но появляться все-таки на публике, только чтобы доказать, что он еще контролирует ситуацию. Напряженный график руководителя региона и безумная подозрительность, давно перешедшая в манию, не позволяли Кадырову нормально и, что важно, длительно лечиться. В итоге в сентябре прошлого года случился предсказуемый кризис.

Кома

О госпитализации Кадырова в состоянии комы в реанимационное отделение ЦКБ Управделами президента РФ первым сообщил анонимный чеченский телеграм-канал «Нийсо». Очевидно, эту информацию слил кто-то из окружения Кадырова, при этом толком не разобравшись в медицинской специфике момента.

По данным источников в ЦКБ Управделами президента РФ (эти сведения мы смогли подтвердить в Управлении ФСБ по ЧР), Кадыров попал в больницу с острой легочной недостаточностью, развившейся у него в результате передозировки транквилизатора «Дормикум».

Это мощный седативный препарат, который обычно используется для того, чтобы успокоить пациентов перед хирургическим вмешательством. Действующее вещество этого препарата — мидазолам — оказывает седативное и снотворное действие, а также анксиолитическое, противосудорожное и центральное миорелаксирующее действие. Благодаря этим своим свойствам «Дормикум» оказался эффективным средством для Кадырова, страдающего от сильных болей, бессонницы и повышенной тревожности.

Однако злоупотребление этим препаратом может привести к угнетению дыхательной деятельности. Именно в таком остром состоянии, по словам источников, глава Чечни и был госпитализирован в сентябре прошлого года в ЦКБ Управделами президента. Для стабилизации дыхательной функции Кадырова подключили к ИВЛ, для чего ввели в медикаментозный сон. Такое состояние еще называют «медикаментозной комой». Собственно, отсюда и пошли слухи о коме чеченского лидера, хотя на тот момент благодаря высокопрофессиональным действиям врачей прямой угрозы для жизни пациента уже не было.

Однако слово «кома», прозвучавшее в одном контексте с фамилией Кадыров, спровоцировало настоящее информационное цунами. Отсутствие главы Чечни в республике с начала сентября и то, что чеченская элита поселилась на территории ЦКБ Управделами президента чуть ли не в полном составе, взвинтили ажиотаж вокруг темы до космических масштабов и породили самые дикие слухи, вплоть до сообщений о смерти Кадырова.

Опровергать их было сложно: в этот раз состояние здоровья не позволяло главе Чечни в срочном порядке вернуться в республику.

Поэтому его нахождение в ЦКБ объяснили публике весьма оригинальным образом. 20 сентября в соцсетях появилось видео, на котором Кадыров сидит в больничной палате у постели своего дяди Магомеда, утыканного трубками и капельницами. Сам глава Чечни на этом видео ничего не говорит и почти не двигается. Вместо него говорят его ближайшие соратники — Адам Делимханов и Бекхан Таймасханов. Лечащий врач, сотрудник ЦКБ Управделами президента, сообщает, что пациент (имени которого он не уточняет) находится в больнице две недели и еще примерно столько же ему необходимо пролечиться до полной выписки. По странному совпадению, именно столько времени Рамзан Кадыров провел в Москве, по официальной версии — «в служебной командировке».

Это был первый случай за все время его правления, когда он покинул республику так надолго.

А когда он появился в Чечне, то снова снялся в видеоролике вместе со своим дядей. Правда, теперь это была не заготовка его пиарщиков (именно так все восприняли странное видео с «умирающим» дядей Кадырова в ЦКБ Управделами президента РФ), а, скорее, их серьезный прокол.

Шестого октября прошлого года в Грозном открывали мечеть имени пророка Ибрагима, которую изначально планировали назвать в честь самого Кадырова (но он скромно передумал).

В репортаже об открытии мечети в кадр попал и Магомед Кадыров. Выглядел он при этом просто неприлично здоровым, словно и не лежал еще пару недель назад «при смерти» на больничной койке. А вот Рамзан Кадыров, с трудом передвигающий ноги, на контрасте с бодрым дядей почти на четверть века старше смотрелся, прямо скажем, неважно.

В сентябре прошлого года врачам ЦКБ Управделами президента РФ удалось стабилизировать состояние своего таинственного пациента и более-менее вернуть ему дееспособность. Однако, по сведениям источника в ЦКБ Управделами РФ, в ходе проведения общего обследования ВИП-пациента были получены данные МРТ мозга, результаты которой привели близких Кадырова в подавленное состояние. Мы цитируем слова еще одного источника, близкого к Адаму Делимханову. Вот как он интерпретировал реакцию родных Кадырова на неумолимый диагноз врачей:

«Прежнего лидера уже не будет, [новая] болезнь будет серьезно [на него] влиять. Даже в том случае, если он сейчас и оправится, он будет уже ни живым, ни мертвым…»

Операции прикрытия

Чтобы хоть как-то снизить градус дискуссии на тему «смертельно больного Кадырова», стартовала весьма мощная пиар-компания федерального уровня. В ней были задействованы топовые российские политики, включая президента России, который за прошлый год четыре раза лично подключался к спасению «умирающего» в информационном поле Кадырова, втискивая в свой президентский график то встречу со старшим сыном чеченского лидера, то с ним самим. Поводы для встреч были весьма надуманными и совершенно не обязательными (учитывая состояние Кадырова, еле-еле читающего по бумажке доклад на тему социального процветания Чечни). Впрочем, иногда Путин и Кадыров встречались вообще без всякого повода, просто чтобы сделать совместное селфи, которое потом глава Чечни публиковал в своем телеграме, когда его в очередной раз уличали в странном исчезновении с горизонта большой политики.

Но в сентябре прошлого года к кризисной ситуации подключились уже федеральные пиарщики, которые посчитали, что одного Путина для устранения репутационного ущерба в данном случае будет мало. Поэтому в информационной кампании задействовали главу Росгвардии Виктора Золотова и министра МЧС Александра Куренкова, с которым у Рамзана Ахматовича сложились весьма доверительные отношения. Беседы с Золотовым и Куренковым (во время которых Кадыров фактически молчал, так как говорить у него получалось с большим трудом) выдали за «рабочие встречи» главы Чечни, находящегося «в длительной служебной командировке в Москве». Однако по интерьеру помещения, в котором проходили эти «рабочие встречи», журналисты быстро вычислили локацию — это был кабинет главного врача ЦКБ Управделами президента РФ. К федеральным «спасателям» присоединилась и Ксения Собчак, которая очень вовремя позвонила главе Чечни, и тот с помощью орешков кешью убедил ее, что его почки прекрасно функционируют.

Но самой блестящей пиар-находкой стала «реанимация» уже подзабытой на тот момент истории с волгоградцем Никитой Журавелем, которого обвинили в сожжении по заданию украинских спецслужб Корана и оскорблении религиозных чувств российских мусульман. Расследование этого дела в нарушение принципа территориальной подследственности передал в Чечню лично председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. Журавеля этапировали в СИЗО Грозного, где его в начале августа прошлого года избил сын Кадырова.

Именно федеральные пиарщики по согласованию с администрацией президента РФ посоветовали Кадырову опубликовать видео избиения, чтобы окончательно сбить фокус общественного внимания с темы здоровья главы Чечни.

А после этого администрация президента запустила долгоиграющую провокационную тему с награждениями драчливого подростка всеми мыслимыми почетными званиями и орденами как главного защитника ислама в России.

Надо сказать, игра на оскорбленных чувствах нежных русских националистов себя полностью оправдала, и тема больного Рамзана Кадырова довольно быстро ушла из информационной повестки.

По возвращении Кадырова в Чечню в конце сентября прошлого года в информационном пространстве республики, до этого целый месяц молчавшем о местонахождении и состоянии здоровья главы Чечни, стартовал настоящий марафон под названием «Рамзан Кадыров посетил, открыл, перерезал ленточку, вручил…»

Министр информации Чечни Ахмед Дудаев, вооружившись калькулятором и секундомером, насчитал аж «50 пунктов деятельности Главы ЧР за десять дней», прошедших после возвращения Кадырова из «служебной командировки».

«Только в первой половине дня 7 октября, — восхищался Дудаев, — Рамзан Ахматович посетил в Грозном флешмоб, посвященный дню рождения президента Путина, затем открыл новые дома и вручил ключи от квартир одной тысяче чеченских семей лично (!), а уже в 13:00 того же дня появился на ипподроме в селе Пригородное, чтобы наблюдать за скачками своих лошадей».

Фантастическая «гиперактивность Рамзана Кадырова», по мнению Ахмеда Дудаева, стала «лучшим ответом болтунам и провокаторам всех мастей». Вряд ли бы с ним согласились врачи ЦКБ Управделами президента России, но понятно, что решающим в данном ситуации было мнение вовсе не врачей, а как раз-таки президента России.

Именно он пошел на огромный политический риск и оставил управление Чечней в руках человека, который каждый день рискует снова оказаться «в служебной командировке в Москве», откуда может больше и не вернуться.

Но обвинять Путина в безответственности все-таки не стоит. Именно с сентября прошлого года в администрации президента России начали разрабатывать сценарий на случай вынужденной смены власти в Чечне.

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках