21 чэрвеня 2024, Пятніца, 21:35
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

«Игра престолов» в Иране превращается в реалити-шоу

6
«Игра престолов» в Иране превращается в реалити-шоу

Ближний Восток оказался в «зоне турбулентности».

Официальные расклады на иранской политической арене уже очерчены: после подтверждения смерти президента Ирана Ибрагима Раиси будут объявлены новые выборы. Далее борьба будет продолжаться, скорее всего, между спикером парламента Мухаммедом Багером Галибафом, мэром Тегерана Алирезой Закани или оппозиционером - экс-министром иностранных дел страны Мухаммедом Джавадом Зарифи (соавтором «ядерной сделки» 2015 года с Вашингтоном). Победит, впрочем, тот, кого назовет аятолла Али Хаменеи.

Но это несколько «прилизанная» версия дальнейших событий, не очень учитывающая общий контекст балансов власти в Иране и, более широко, во всем исламском мире. А контекст этот поражает!

Ведь дело в том, что аятолле Хаменеи уже 85 лет. А его крупнейшему идеологическому и политическому оппоненту в регионе - королю Саудовской Аравии - уже 88 лет. И между ними происходит некая «игра на выбывание» с обратным отсчетом.

Буквально на днях в Саудовской Аравии сообщили, что «у Служителя Двух Святынь короля Салмана ибн Абдель Азиза Аль Сауда ... найдена инфекция легких».

СМИ уточняют, что речь о пневмонии (а некоторые даже намекают на коронавирус). Монарху, напомню, уже 88 лет.

Легочная инфекция - это еще не приговор, но уже очень «толстый» намек на то, что наследный принц Мухаммед ибн Салман (он же - премьер-министр и сейчас реальный правитель династии Саудов) скоро сможет, наконец, официально обрести титул короля.

Все настолько серьезно, что Вашингтон уже направил делегацию в Аравию, чтобы, в случае чего, первыми засвидетельствовать свое почтение новому королю... И это несмотря на то, что он, вообще-то, находится под санкциями Вашингтона из-за обвинений в убийстве и расчленении оппозиционного журналиста Хашоги.

Правда, пока что там статус «все сложно». Поскольку еще 7 мая, когда пошли первые слухи о том, что старому королю стало хуже, на кронпринца было совершено покушение. Оно было неудачным, но это наглядно показывает, что другие претенденты на престол не очень хотят видеть у власти авторитарного реформатора. То есть, эта «игра престолов», вероятно, еще будет иметь «вторую серию».

Затем, 14 мая сообщалось о попытке мятежа в Турции. Также неудачную, но снова показательную - потому что Эрдоган уже тоже по возрасту не слишком отстает от иранского аятоллы или саудовского короля.

Еще немного контекста, который поражает: 15 мая совершено покушение на словацкого премьера Фицо. 16 мая - в Сербии арестованы мятежники, которые планировали что-то нехорошее против президента Вучича. Плюс, попытка мятежа в Конго, попытки «майдана» против премьера Армении, а также следует добавить Грузию, где идет ожесточенная борьба между действующим правительством и оппозицией. И вот на этом фоне происходит «внезапное» и «совершенно случайное» падение вертолета с президентом и главой МИД Ирана.

Да, май был жестким ко многим национальным лидерам. И этот месяц еще не закончился...

Одно покушение - это еще, возможно, случайность, но если мятежи охватывают целый ряд государств, то это уже система. И, что интересно, все эти зловещие процессы происходят исключительно в странах, где свои интересы преследует Кремль.

Так это Путин всех пытается убрать? Вряд ли. Потому что ему это «вылезет боком». Тогда, может, «Вашингтонский обком» спустил с «цепи» главу ЦРУ Бернса, который раньше и на холодное дул, «чтобы не было эскалации», а тут, внезапно, решил превратить геополитику в триллер? Тоже вряд ли.

Когда противостояние между мощными центрами силы усиливается, и атмосфера «электризуется», когда уже сняты табу на любые инструменты достижения целей (что произошло, кстати, именно благодаря Путину, открывшему «ящик Пандоры» нападением на Украину еще в 2014 году), то все кланы поменьше и «элиты» по всему миру тоже начинают играть не по правилам. А что, если Кремлю можно нападать на Украину, а США - убивать главу КСИР, то чем местные «князьки» хуже? Это все очень напоминает атмосферу перед Первой мировой войной, которая началась как раз после покушения на кронпринца - правда, не саудовского, а австрийского.

Кстати, о Кремле и его интересах (а значит, и о наших, ведь они асимметричны российским).

Если бы убрали «вестернизатора» кронпринца Мухаммеда ибн Салмана, то к власти пришли бы его родственники-консерваторы, которые, наоборот, вернулись бы к поддержке радикалов и к хаосу в отношениях с Западом. А главное - они бы точно не поддержали соглашение по безопасности с США и Израилем. Против этого соглашения, конечно, выступает и Путин.

Мятеж против Эрдогана, который является главным «транзитером» между РФ и Западом и помощником Путина в обходе санкций - уже не в пользу Кремля.

Что касается Фицо, на которого также было совершено покушение, то он только говорит то, что нравится Кремлю, но на самом деле вынужден сближаться с Брюсселем и Украиной.

Почти то же самое с Вучичем, который на словах весь такой пророссийский, а на самом деле сближается с Западом и даже позволяет сербам продавать Украине оружие, что не нравится сербским пророссийским националистам. Поэтому оба эти политика - лишь условные «друзья» Путина.

С Конго, Арменией и Грузией все понятно - в первых двух поддержанные Кремлем силы пытаются принудительно сменить власть, а в Грузии - наоборот, власть хотят сохранить, максимально «закручивая гайки» оппозиции.

А теперь вернемся к Ирану. Гибель президента Раиси и главы МИД Абдоллахиана - это выгодно нам или Кремлю? А это как посмотреть. Потому что иранская система власти достаточно специфическая, находится где-то посередине между демократией и монархией, и опирается не на официальные институты, а на «кланы», которые являются финансово-промышленными группами, между которыми поделено все - от войск до отраслей экономики.

Так, Корпус стражей исламской революции (КСИР), который является главным «столпом» режима Хаменеи, не очень любит Кремль, потому что фактически является конкурентом за влияние на Ближнем Востоке. А вот Раиси и Абдоллахиан, наоборот, делали ставку именно на Кремль. Это не означает, что РФ и ИРИ остановят сотрудничество. Но договариваться (во всех смыслах) придется заново.

Итак, Кремль имеет договоренности по Дрона и оружию не с Ираном, как страной в целом, а именно с Раиси и Абдоллахианом. И сейчас они оказались под угрозой.

Именно поэтому российский МИД «воды в рот» набрал и не знает, как на это все реагировать. Хотя даже американцы «прервали выходные», чтобы выразить соболезнования иранцам первыми. Зачем это американцам? Потому что уже началась борьба за то, какой новый клан получит то, что потеряет клан Раиси.

В свою очередь, сторонники Раиси уже сделали ставку на спикера Галибафа - и.о. президента Мохбер, спикер Галибаф и верховный судья Эджеи встретились, чтобы показать стабильность и единство светской власти. Подобную встречу можно рассматривать как начало предвыборной кампании.

Есть ещё группа «умеренных» кандидатов, которые ориентируются на примирение с Западом в обмен на снятие санкций. Именно на них делает ставку США, и для них тоже уже, фактически, началась предвыборная кампания. Сейчас Вашингтон должен сделать предложение, которое максимально усилит позиции именно «умеренных». Возможно, будет «Ядерная сделка 2.0», или какое-то соглашение с Израилем по Газе. Так или иначе, смерть Раиси открывает для них «окно возможностей».

А на кого же делает ставку сам аятолла Хаменеи, который тоже ведет свою игру? На собственного сына Моджтаба, ведь он давно хочет сделать свою власть наследственной. Ранее другие кланы видели преемником Хаменеи-старшего верховного судью Раиси, которого сделали президентом, подтасовав выборы (по данным СМИ). Но он очень внезапно погиб... Это, конечно, не Саудовская Аравия, но местная «игра престолов» в этом регионе не менее упорная.

Есть еще местные кланы: как провластные, так и оппозиционные. Особенно радикальные оппозиционеры среди белуджей, которые годами оказывают иранцам вооруженное сопротивление.

Таким образом, катастрофа одного вертолета поднимает целую кучу вопросов и сравнений. И не только по Ирану, но и по всему миру. А точнее - по всей сфере влияния Кремля, где происходят какие-то пока не до конца понятные (потому что разнонаправленные), но очень значительные изменения.

Ближний Восток, а также Восточная Европа, Кавказ, Африка - все оказались в одной «зоне турбулентности».

А Иран, на фоне внутренних и внешних вызовов, может стать катализатором этих событий. Потому что, фактически, от того, кто станет преемником Раиси, будет зависеть, быть ли «большой войне» на Ближнем Востоке. А также, изменится ли поддержка Кремля со стороны иранцев. Потому что есть три группы, которые сейчас будут бороться за светскую власть в Тегеране, и каждая имеет собственное мнение о сотрудничестве с Кремлем и Западом, что косвенно влияет и на Украину.

Андрей Попов, unian.net

Напісаць каментар 6

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках