19 чэрвеня 2024, Серада, 7:50
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

Путин боится Китая

3
Путин боится Китая
Андрей Зубов

Кремлевский тиран хочет завершить свою авантюру.

Путин распустил старое правительство и назначил новое и первым делом отправился с большей частью своего боярства в Пекин к Богдыхану. Что значат перемены в правительстве и этот демонстративный, нарочитый визит?

На первый взгляд, и так об этом чаще всего пишут, перемены во власти малозначимы и в лучшем случае свидетельствуют о подготовке к долгой войне (назначение плановика Андрея Белоусова военным министром), а приезд в Китай — знаком вассальной преданности.

Но, на мой взгляд, эти события свидетельствуют об ином.

Во-первых, назначение Белоусова и перемещение Шойгу на почетный, но безвластный пост секретаря Совбеза говорит о неверии Путина своим генералам и о желании завершить войну и конверсировать уже вовсю работающую на войну промышленность. Аресты генералов в последние дни свидетельствуют о том же. Диктатор страшно боится военного заговора.

Во-вторых, те, кто подтолкнули Путина на полномасштабную войну с Украиной — Патрушев-старший и Шойгу — теперь в опале, несмотря на четверть вековую личную дружбу, а те, кто скорее были против войны — Мишустин — сохранили свои посты. Второе подтверждает первое.

И, наконец, визит в Китай — это совсем не поклонение особе Си, а хождение двух хищников друг перед другом. Китаю важно как можно большее ослабление России для ее всецелого подчинения. Продолжение войны России в Украине без явной победы — лучший к этому способ. Явная победа приведет к резкому усилению России и военному и политическому, причем на том же поле, на каком действует Китай. Это ему не только не нужно, но и крайне опасно. Однозначное поражение России приведет к усилению Запада и установлению контроля Запада над Россией — это для Китая не менее опасно. Даже — более.

Однако, бесконечная война в Украине крайне невыгодна Путину — она опустошает бюджет, уничтожает людские ресурсы страны, которых не так уж и много при низкой рождаемости и высокой смертности российского населения, она, наконец, все время повышает риски военного переворота, так как армия неизбежно усиливается во время войны. После бунта Пригожина эти страхи Путина не уменьшаются, а всё время возрастают. И тут он прав. Генералов можно пересажать или убить — но кто тогда будет воевать? Военачальников, тем более лояльных, в России очень немного, а им противостоят нее только украинские генералы, страдающие теми же слабостями и амбициями, что и российские, но и вся военно-интеллектуальная мощь штабов НАТО.

И, наконец, продолжая войну, Путин и покоренная им Россия попадают с неизбежностью под всё большую зависимость от Китая. А это кремлевскому диктатору против сердца. Он мой ровесник, а мы все выросли под разговоры о китайской опасности и под впечатлением боев на Даманском острове. Уверен, и Путин и КГБ ненавидят Китай и очень его боятся, тем более боятся территориальный претензий Китая на Дальнем Востоке, в Забайкалье, Туве, Средней Азии и Казахстане. Путин не для того воюет в Украине, чтобы потерять Владивосток, Хабаровск и Читу.

Так что, новые назначения и первый заграничный визит кремлевского тирана свидетельствуют об его очень большой нервозности и о возрастающем желании завершить авантюру, в которую он ввязался, как склонны думать почти все люди при неудачах, по глупым, а то и злокозненным советам плохих людей — предателей и врагов, как их любят именовать в «Конторе».

А коли так, то нам, русским политикам в изгнании, надо очень серьезно продумать формулу конституционного перехода от нынешней диктатуры к демократической государственности. Потребность в такой формуле может появиться в любой момент. Даже завтра. И если у нас будет разумный, одобренный большинством политиков проект, известный, конечно же и в Кремле — то это будет только во благо России после Путина.

Андрей Зубов, «Фейсбук»

Напісаць каментар 3

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках