9 декабря 2021, четверг, 16:45
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Светлана Алексиевич: Путин сидит в каждом россиянине 

33
Светлана Алексиевич: Путин сидит в каждом россиянине 

Россияне хотят, чтобы весь мир их боялся.

Известная белорусская писательница Светлана Алексиевич ответила на вопросы корреспондента «Радыё Свабоды» о России после аннексии Крыма.

Приводим выдержки из интервью.

- В недавней статье в немецкой «Frankfurter Allgemeine» о России после Крыма Вы пишете о возвращении к сталинизму в России на волне патриотизма. К сталинизму только православному. Почему такое стало возможным в России?

- Причина одна. Вот этот маленький «красный человек» затаился, он остался жить с чувством поражения. Потому что и не он делал то, что называется «перестройкой». Это делал Горбачев и кучка интеллигенции. А маленький «красный человек» проснулся неожиданно в совершенно незнакомой ему стране. И он ничего не хотел кроме того, чтобы хорошо жить. И никто не занимался изучением прошлого, не читал Солженицына, Шаламова. Это уже никому не было интересно после перестройки, хотя все это лежало на книжных развалах. А ожидания не осуществились, так как получился дикий капитализм и это никого не устраивает, так как людей ограбили, страну разворовали. И конечно, ощущение реванша. Это желание маленькой победоносной войны очень глубоко сидело. И это имперское чувство, «великая Россия», чтобы нас снова боялись. К сожалению, объяснения самые банальные. Но это не один Путин. Это на самом деле Путин в каждом из россиян. Я, например, потеряла очень много русских друзей, потому что не могла разделить их патриотизм, их возбуждение от слова «аншлюс», «аннексия». Я человек маленькой нации и мы совершенно лишены этих чувств. Как интеллектуал я совсем иначе смотрю на эти проблемы.

- То есть мы наблюдаем возвращение этого «красного человечка»?

- Он затаился. И этот маленький «красный человек» не обязательно какой-то работяга. Это и люди власти, хотя у них деньги из кармана сыплются. Неважно все равно сознание абсолютно «красное». Вот у них деньги из кармана сыплются, а для европейской элиты они все равно шпана. Здесь все иначе устроено. Здесь над механизмом свободной гражданской страны очень много работали. Это уже отлаженный механизм. Поэтому 20 лет - это очень маленький срок. Был такой большой спор в российской литературе между Шаламовым и Солженицыным. Солженицын говорил, что лагерь очищает человека, поднимает, из лагеря он выходит более сильным. А Шаламов говорил, что лагерный опыт ничему хорошему не учит, он унижает человека, и он нужен только в лагере. И вот этот маленький «красный человек» вышел из лагеря. И что он сделал через 20 лет? Снова построил лагерь. Отсюда и название моей книги «Время second-hand». Добавилось только православие в самом диком варианте.

Фото: dw.de