2 февраля 2023, четверг, 5:21
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Дело Шарейко: все довольны, кроме бюджета

18
Дело Шарейко: все довольны, кроме бюджета
Анна Шарейко
Фото: kp.by

Чудесное освобождение прямо в зале суда экс-«сенатора» Анна Шарейко ставит несколько вопросов как перед обществом, так и перед властями.

Об этом сообщает «Радыё Свабода».

Кто ответит за то, что человека на два года «исключили» из жизни?

Человек отбыл почти два года за решеткой. Не провел это время на пляже, даче, на курсах повышения квалификации, а был исключен из нормальной производительной жизни насильственно. То есть в течение двух лет общество не получило от него никакого вклада, только тратило время, силы, материальные и моральные ресурсы. Это никому не важно? Хорошо, никому.

А что для самой Анны Шарейко? Она потратила два года жизни, зрелой активной жизни - на что? Грязь, параша, лицом к стене!

Конечно, теперь говорит, что даже закалилась, вот и в распорядке дня для нее, оказывается, ничего особо не менялось. В 6 утра подъем, зарядка, завтрак и... Но что после «и»? Ну, сидела, читала дело, делала выписки, строила линию защиты на суде. А в перерыве выходила под конвоем в тюремный дворик, за что «очень благодарна вежливым охранником 1-го СИЗО».

И этим должен заниматься образованный, опытный топ-менеджер в стране, которая находится в центре Европы и якобы считает себя цивилизованной и технически продвинутой? Вместо того, чтобы как директор фабрики решать сложные производственные вопросы, вместо того, чтобы жить личной жизнью - вот же свадьба назрела! - сидела и ждала разрешения следствия, чтобы сочетаться браком! Как крепостная у Салтычихи!

Причем - вообще не дождалась, не позволили!

То и это - все нормально? «Ни на кого не обижаюсь», «Произошла ошибка, и ее исправили», «Не знаю, буду бороться за отмену приговора». Значит, для Анны Шарейко два года ничего не стоят и она не собирается требовать компенсации за перенесенный ужас, боль, унижение?

Против «Анны» действовал «засланный казачок»

Хорошо, согласимся, что есть проблема белорусского общества - очевидно, оно не разобралось пока с тем политическим рабством, которое царило здесь в 19-м и особенно 20-м веках. Плюс есть проблема конкретного человека, который убедился, что ему бесчеловечную систему никак не изменить - не по силам.

«Я сейчас закалилась», - сказано другими словами об окончательной потере иллюзий. Но посмотрим: насколько полезно государству то, что произошло с Анной Шарейко?

Директора фабрик и по совместительству «сенаторы» или «депутаты» действительно испугались. А что же для них прежде всего опасного в деле директора птицефабрики?

Шарейко в суде говорила, что была анонимка, что на фабрику заслан «казачок», который рыл целый год и наконец нарыл на дело не только против нее, а и против всего руководства. Это два заместителя, бухгалтер, основной бизнес-партнер, еще несколько ответственных сотрудников. Из них хватило одного, который признал вину и согласился дать показания - и всех отправили под суд.

Выходит, что процесс над Шарейко и ее коллегами принципиально ничем не отличается от процесса над «Промпартией», сфабрикованного Лубянкой против специалистов и хозяйственников в начале 30-х годов. А если бы был приказ расстрелять, как тех, а не освободить по амнистии - то разве белорусский суд не вынес бы соответствующего приговора? Легко.

Таким образом, на вопрос, как в условиях бесправия работать нынешнем «красным» директорам, ответ может быть один - надеяться только на чудо и на милость главного начальника. Дело Шарейко показывает, что это может сработать.

Кстати, почти так же закончилось и дело гендиректора «Барисовдрева» Мальцева. Его также обвиняли в неправильно проведенном тендере, в больших потерях. Потом от потерь отказались, но два года оставили, потому что надо же сохранить лицо следствию, прокуратуре, в конце концов - совмину. И через пару месяцев освободили.

Мальцев, правда, сделал вывод, что снаряд все же может снова попасть в одну воронку, и из страны сбежал. Работает где-то в России и слышать не хочет о возвращении на руководящую должность здесь.

Анна Шарейко пока не исключает, что на работу вернется. Пообещала в понедельник въехать на фабрику, встретиться с коллективом, который, по всему было видно, ее искренне поддерживает. Но и она ставит условие: «Если мне будут доверять»...

Понятно. Только доверие как категория поведения возможно в настоящем бизнесе, а не в его имитации по-белорусски. Здесь на первом месте - приказ некомпетентного и ни за чем не ответственного чиновника. Прикажут - снова посадят, а потом, возможно, освободят и отправят управлять свинофермой. В таких условиях экономика нормально работать не может и будет постепенно деградировать. Это мы наблюдаем на разных примерах, которых все больше. Вот о чем приговор Анне Шарейко.

Признает ли прокурор, что нанес убытки Витебской птицефабрике?

И несколько слов о тех, кто обеспечивал дело Шарейко. На армию следователей, прокуроров, судей и штатных стукачей белорусский бюджет выделяет 17,7 триллиона рублей. Это более чем вдвое превышает траты на армию или на образование, почти в 2,5 раза - на здравоохранение.

Но что видно на примере дела Шарейко, как раньше - Мальцева? Два года крутилась огромная машина, в которой винтиками работают эти следователи, прокуроры, охранники, судьи. За два года получили сотни миллионов зарплаты, сожгли на миллионы бензина, потратили кипы бумаги и канцелярских изделий. А результат?

«Штирлиц»-опера, получив анонимку, следили за Шарейко и ее гражданским мужем Норкусом - получили, наверное, звезды на погоны. Следователи вели дело аж на 7 фигурантов - уже стали, видимо, начальниками. «Вежливые» охранники стерегли в СИЗО «сенатора», ее сообщников - получили комплимент от подследственной, когда она вышла на свободу.

Прокурор Метельский взялся вести дело в суде и делал это «блестяще», в том числе упоминая о коттедже директора, который не имел к делу никакого отношения. Но зачем? Чтобы через месяц слушаний отказаться от обвинения в огромных потерях? Хотя ничего нового в суде по сравнению со следствием не произошло, а что потери придуманы, было понятно сразу после объявления обвинения.

Но и судья Давыдов взялся рассматривать дело, с которого сразу торчали белые нитки. Почему? Значит, что-то и ему мешало вернуть дело в прокуратуру еще до суда как бесперспективного. А за ним бы прокуроры могли вернуть дело следователям как недоработанное. А там следователи бы взяли в руки учебник по экономике и прочитали хоть раз о том, как формируется прибыль, чем отличается рыночная экономика от командной.

Подведем итоги

Но это фантазии, реальность же такова. Потерь от Шарейко, как признал суд, нет. Зато за время, пока она сидела на «Володарке», Витебская бройлерная птицефабрика с передовой и прибыльной превратилась в проблемную, здесь задерживают зарплаты и сократили производство. Может, прокурору или следователям за это взять на себя ответственность и добровольно отчислять из зарплаты за нанесенные фабрике потери?

Еще литовский бизнесмен Норкус оказался на грани банкротства... Но - это совсем не наша тема, он же не белорусский гражданин. Пусть радуется, что через месяц этот кошмар для него закончится. Если еще не передумают.