7 июля 2020, вторник, 12:59
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Российская нефть все менее конкурентоспособна и все более токсична»

4
«Российская нефть все менее конкурентоспособна и все более токсична»

О грядущем переполнении хранилищ.

У крупнейших нефтедобывающих стран заканчиваются хранилища для невостребованной нефти. По сообщению Bloomberg, Россия имеет наименьшее количество доступных хранилищ — примерно на 8 дней. У Саудовской Аравии в запасе 18 дней, а у США — 30. Партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин объяснил The Insider, почему недостаток спроса на нефть особенно актуален именно для России, из-за чего на спотовом рынке могут возникнуть отрицательные цены и когда России придется сокращать добычу:

- Сначала по поводу этой оценки Bloomberg. Оценку по Саудовской Аравии трудно дать, потому что практически никакой информации о реальном положении дел в нефтянке в Саудовской Аравии нет. Очень трудно сказать, сколько там сейчас существует свободных объемов в нефтехранилищах. Тем более, если вы помните, не так давно был удар по Абкаику, и до сих пор не восстановлены те места, где нефть должна была храниться, перерабатываться и смешиваться. Пока ничего неизвестно.

По России оценка правильная, а что касается Соединенных Штатов, я думаю, у них гораздо больше возможностей. К тому же они могут достаточно быстро собирать временные хранилища, так что катастрофы в Соединенных Штатах нет. По всему миру, думаю, что в течение двух-шести месяцев точно все хранилища, включая танкеры, будут заполнены. Это означает, что долгосрочные контракты будут выполняться. Но они могут быть пересмотрены в сторону понижения, если мощность нефтеперерабатывающих заводов не восстановится до докризисного уровня.

Что касается «спотовых» продаж, то есть продаж через трейдеров, которые берут нефть в танкеры и затем ищут, куда бы ее пристроить, то этим продажам либо придет конец, либо придется продавать эту нефть по смешным ценам, а иногда, возможно, даже отрицательным. Представьте, у вас есть танкер с нефтью, которую вы купили, и рассчитывали продать на каком-то рынке, где, казалось, более-менее сносная цена. И вдруг оказалось, что рынок переполнен, туда невозможно двигаться, и вы предлагаете любому покупателю, который способен купить у вас эту нефть. Иногда, чтобы избавиться от расходов по фрахту, по страховке, по аренде танкера, вы даже приплачиваете, лишь бы у вас эту нефть забрали. В моменте может быть даже отрицательная цена нефти. Это уже случалось.

В том, что нынешняя ситуация повлияет на глобальные цены на нефть, не осталось никаких сомнений. Предложение намного больше спроса, этот навес будет сохраняться и давить на цены.

От российской «спотовой» нефти будут отказываться сразу по двум причинам.

Причина первая — она неконкурентоспособна по цене, у саудовцев гораздо больше «люфт», которым они могут играть, предлагая дисконты по каждой партии. У них себестоимость нефти со старых проектов, погруженной в танкер, — это где-то $10. Новые проекты, которые были начаты в прошлом году, — $17, а у России по новым проектам, подсчитанным в 2019 году, это $42. Это себестоимость, которая включает не просто lifting costs, то есть подъем нефти из земли на поверхность (что сейчас любят цитировать у нас в «Роснефти» — $33,1), но к этому надо приплюсовать инвестиционные издержки, то есть капитальные вложения на разведку, на устройство промысла, на добычу, транспортировку, которая гораздо дороже, чем в Саудовской Аравии (у нас на две с половиной — три тысячи километров нефть надо перевезти). Затем налоги, которые у нас выше, чем в Саудовской Аравии, административные издержки и «коррупционный налог». В России получается $42 — это минимум.

При этом и в саудовские расчеты, и в наши заложена десятипроцентная маржа на прибыль. Это сравнимые величины.

Вторая причина — покупка российской нефти понемногу становится, как принято сейчас говорить, «токсичной» и рискованной. Почему? Мы видим, как в воздухе уже носятся идеи и на самом высоком уровне звучат намеки, что покупателей российской нефти могут подвергнуть санкциям. И те, кто подписывается на российскую нефть, уже начали постепенно от нее отказываться.

Мы видели этот случай с большой китайской компанией, которая объявила конкурс на закупку большой партии нефти, а в условиях написала: «Нефть „Роснефти“ не предлагать». Публика уже, чтобы не рисковать, готовится к будущему. Нефти на рынке достаточно, поэтому зачем покупать российскую с риском, если можно покупать саудовскую или эмиратскую без всякого риска.

Следствием всего происходящего является и скидка на российскую нефть Urals в $4,5, по сравнению с Brent — это много. Разница бывает самая разная. Были периоды, когда российская нефть шла даже дороже, чем Brent, и в этом году были такие периоды.

В ближайшие месяцы мы ждем заполнения хранилищ — стратегических, резервных и просто оперативных. Добыча нефти в России расти не будет, просто потому, что ее некуда будет продавать. Есть и другие причины — идет ухудшение качества запасов. Мы постепенно высасываем запасы с низкой себестоимостью, а запасы с высокой себестоимостью мы не торопимся разрабатывать, потому что неизвестно, что будет через год, не то, что через 10–15 лет, когда они могли бы начать окупаться.

Поэтому в России добыча не просто не будет расти, а, скорее всего, начнет снижаться. Леонид Федун назвал сроком прекращения роста добычи 2022 год. Думаю, что этот момент наступит даже раньше.