20 лiстапада 2019, Серада, 14:06
Праўда пра «выбары»
Рубрыкі

70-летие Катынского расстрела (Фото)

14

70 лет назад, 5 марта 1940 года, Иосиф Сталин принял решение о расстреле без суда тысяч польских офицеров. Как минимум, четверть убитых в Катыни были белорусами.

Катынь, до 1991 года бывшая единственным достоверно установленным местом гибели части казненных, стала символом этого злодеяния.

Советская сторона долгое время возлагала ответственность за расстрелы на нацистов, которые и нашли захоронение в 1943 году, однако в 1990-м признала, что военнослужащие были убиты сотрудниками НКВД. Все эти десятилетия и по сей день говорится лишь о польских жертвах трагедии. В то время, как в числе расстрелянных было немало этнических белорусов и выходцев из Беларуси. Правда, и Россия, и Польша, и белорусские власти замалчивают эту проблему и всячески препятствуют проведению независимого расследования, сообщает TUT.by.

Поначалу «Катынским расстрелом» называли казни польских офицеров в Катынском лесу (Смоленская область) близ Катыни, однако, после нахождения других массовых захоронений, а также свидетельствующих о расстрелах советских архивных документов, этот термин стали употреблять по отношению к проведённым в апреле-мае 1940 года расстрелам польских граждан, содержавшихся в разных лагерях и тюрьмах НКВД СССР.

По имеющимся сегодня архивным документам, весной 1940 года в СССР было уничтожено не менее 21857 интернированных офицеров Войска Польского. 14552 из них расстреляны в трех лагерях — Козельском у деревни Катынь в Смоленской области, Осташковском в Тверской области и Старобельском на окраине Харькова. В тюрьмах Западной Беларуси и Украины было уничтожено не менее 7305 офицеров польской армии.

Как свидетельствуют опубликованные в 1992 году документы, расстрелы производились по решению особой тройки НКВД СССР в соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года. Непосредственным инициатором массовой казни был нарком внутренних дел Лаврентий Берия.

Исследователь советских репрессий в Беларуси Игорь Кузецов уверен, что почти четверть расстрелянных НКВД в Катыни офицеров польской армии были белорусами, передает БелаПАН.

Историк утверждает, что из 4.421 офицера польской армии, расстрелянного НКВД в Катыни под Смоленском в апреле—мае 1940 года, 1.059 являются белорусами. По его словам, если к этой цифре добавить жертв Катыни — евреев и поляков из Западной Беларуси, то общее количество расстрелянных под Смоленском офицеров польской армии — выходцев из Беларуси — может составить около 2 тысяч человек.

В 1990 году Главной военной прокуратурой СССР было возбуждено уголовное дело № 159. В ходе ведения дела, действия ряда высокопоставленных должностных лиц СССР были квалифицированы по п. «б» ст. 193-17 УК РСФСР (1926 г.), как «превышение власти, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств». Следствие достоверно установило гибель в результате исполнения решений «тройки» 1803 польских военнопленных и установило личность 22 из них.

В 2004 году Главная военная прокуратура России объявила о прекращении расследования «катынского дела». Из 183 томов дела, польской стороне было передано 67, так как остальные 116, по словам военного прокурора, содержат государственную тайну. ГВП также не нашла оснований для признания убитых жертвами репрессий и прекратила дело об их реабилитации. 22 мая 2008 года родственники катынских офицеров обратились в Хамовнический суд Москвы с просьбой отменить решение ГВП и реабилитировать расстрелянных польских офицеров. 27 мая Хамовнический суд отказался принять просьбу о реабилитации офицеров, а 5 июня отказался рассматривать жалобу на решение о прекращении расследования. 25 ноября Мосгорсуд признал законным отказ реабилитировать польских офицеров. Защита родственников погибших заявила о намерении обратиться в Страсбургский суд.

Сегодня, в годовщину страшной трагедии, российское общество «Мемориал» выступило с обращением к президенту России Дмитрию Медведеву, в котором заявляет:

«По сей день Главная военная прокуратура отказывается исполнять действующий российский закон «О реабилитации жертв политических репрессий», утверждая вопреки очевидности , что политический мотив и даже сам факт расстрела в отношении каждого отдельного военнопленного не может быть установлен.

Таким образом, Сталин и члены Политбюро, принявшие решение о массовом расстреле польских граждан, признаны невиновными в «катынском преступлении», которое ранее в Заявлении ТАСС от 13 апреля 1990 года было названо «одним из тяжких преступлений сталинизма». А само преступление, совершенное по указанию руководства СССР и фактически являвшееся актом государственного терроризма, теперь квалифицируется как превышение власти отдельными руководителями ведомственного уровня, иначе говоря как их самоуправство. С нашей точки зрения, бессудные расстрелы военнопленных и гражданских лиц должны быть квалифицированы в соответствии с пунктами «b» и «c» статьи 6 Устава Международного военного трибунала в Нюрнберге – как военное преступление и преступление против человечности.

Прекращение расследования «катынского» дела, засекречивание его материалов, вопиюще неадекватная правовая оценка, данная Главной военной прокуратурой, отказ признать расстрелянных жертвами политических репрессий – воспринимаются общественным мнением внутри страны и за рубежом как отказ от продвижения к правде, начатого в 1990-е годы. Попытки реанимировать сталинскую фальсифицированную версию событий предпринимаются не только в желтой прессе, но и с трибуны парламента. В результате тень преступлений и лжи сталинского режима ложится на сегодняшнюю Россию».

Медное, август 1991. Руководитель следственной группы ГВП СССР полковник юстиции Александр Третецкий и польский судмедэксперт Эразм Баран. Слева - представитель Польского Красного Креста Эльжбета Рейф.

Медное, август 1991. Руководитель следственной группы группы ГВП СССР полковник Александр Третецкий и оператор КГБ фиксируют обнаружение на краю массовой могилы кирпичной кладки туалета, построенного на этом месте в более поздние годы.

Медное, август 1991. При вскрытии массовой могилы обнаружена кирпичная кладка туалета, построенного на этом месте в поздние годы. На переднем плане - польский эксперт, археолог Мариан Глосек, справа - заместитель Генерального прокурора Польши Стефан Снежко.

Медное, август 1991. Газета "Пролетарская правда" от 2 апреля 1940 года, обнаруженная при одном из извлеченных трупов

Медное, август 1991. Сфотографировано с дерева на краю массовой могилы. Запомнилась точная дата этих фотографий с дерева - 20 августа, путч в Москве.

Медное, август 1991. Свидетельство о рождении девочки, извлеченное из кармана расстрелянного отца. Польский эксперт - криминалист Ярослав Росяк.

Медное, август 1991. Ограждение территории дач и базы отдыха УКГБ по Калининской области.

Медное, август 1991. Член следственной группы ГВП СССР подполковник Анатолий Яблоков.

Медное, август 1991.

Медное, август 1991. Ксендз Здислав Пешковский, руководитель следственной группы ГВП СССР полковник Александр Третецкий, руководитель группы польских экспертов, заместитель Генерального прокурора Польши Стефан Снежко.

Фото «Новая газета»