19 студзеня 2020, Нядзеля, 16:54
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

«Столько лет работал в офисе не для того, чтобы натирать стаканы»

12
«Столько лет работал в офисе не для того, чтобы натирать стаканы»

Как работник банка ушел в бармены.

Портал tut.by опубликовал рассказ Михаила, который много лет проработал в офисе — от автодилера до крупного банка — а потом все бросил и стал барменом:

.

«Работал у крупного автодилера, попал под сокращение в кризис»

Начну с того момента, что свое первое место работы я, можно сказать, выиграл на студенческом конкурсе «PR-кветка», на котором были представители дилера Volkswagen в Беларуси. После выступления они подошли ко мне и вместе с пакетом всяких брендированных подарков дали номер телефона и сказали: приходи на собеседование. Я пришел. И со следующего дня начал учиться и работать. Или учиться работать PR-менеджером. Все шло более-менее гладко, мне нравилось то, что я делаю, мне нравилось то, что у меня было достаточно большое поле для маневров, которое я неплохо смог использовать, чтобы реализовать местами безумные идеи в виде нескольких имиджевых проектов.

Все было прекрасно до того момента, пока не случился экономический кризис в 2014—2015 годах. Я очень благодарен компании «Атлант-М» за то, насколько профессионально и этично они поступили, когда я понял, что попадаю под сокращение. Мне сказали: «Мы в течение трех месяцев будем выплачивать тебе такой же оклад, как и раньше, а ты будешь спокойно работать и в спокойном режиме искать новое место работы». Со своей стороны они также предоставили мне человека, который помогал мне трудоустроиться. Новая работа нашла себя быстро, и это оказался один из белорусских банков.

«Знакомьтесь! Это Миша, который работает в банке»

Профиль работы в банке был несколько другой, но задачи, в принципе, были похожи. Я был уже не PR-менеджером, а пресс-секретарем целого банка! В банке вектор моей деятельности сместился в сторону оперативных задач, а про креатив (прости, Вселенная) пришлось забыть. Там я начал превращаться во внутрикорпоративного журналиста, который очень много говорил по телефону, очень много писал пресс-релизов (полезных и не очень) и бегал по этажам, собирая комментарии специалистов различного профиля и уровня компетенции.

График работы меня, в принципе, устраивал. Для отдела маркетинга он был гибким. Можно было приходить попозже (а я по натуре «сова»), главное — чтобы все задачи были выполнены. Хотя чаще всего рабочий день заканчивался, когда солнце за окном уже не светит.

Я регулярно пытался посчитать эффективность своей работы, но поскольку все в этой компании было хорошо, никто не замечал, что было сделано и зачем. Очень ярко помню момент, когда в тексте на 4 страницы согласовывали одно какое-то слово почти полчаса. То есть текст хороший, готов в печать, но не нравится одно слово. Я предложил около 10 синонимов. Я прождал почти час. Во время этого часа меня посетила мысль, которая в общем стала отправной точкой на пути к другой компании. У меня появилась мысль, что я трачу своё время на то, чтобы просто дождаться ответа, и ничего не делаю. Просто сижу и жду. Просто трачу время на ожидание. Тогда я задумал, что пора включать телепорт.

Банк — это всегда что-то официально-деловое. Поэтому в моем гардеробе были лишь рубашки, пиджаки и туфли. И когда я увольнялся из банка, что-то внутри меня щелкнуло — и я решил сходить на собеседование в бар. Бар был винный, и когда девушка увидела меня, она окинула мой наряд оценивающим взглядом снизу вверх и спросила, чего я сюда такой нарядный пришел. Не взяли меня, потому что я не выполнил тестовое задание, которое предполагало в течение 3 дней выучить 80 позиций вина, страны происхождения, сорта винограда в каждой бутылке и гастрономию. Видать, мое желание было тогда не настолько сильным, да и в довесок я открыл ИП, чтобы попробовать те самые собственные хлеба. На старте я пообещал себе, что если через год это будет невыгодно — я вернусь в офис. Клиенты были разные. Задачи несложные, деньги небольшие, но и немаленькие. Если перевести мою работы в часы, то примерно 10 долларов в час, в эквиваленте к белорусскому рублю. В принципе немало, но если вспомнить, что все происходило во время кризиса, — вообще отлично.

«Куда идти, когда надоело в офисе? В бар!»

Через год я проанализировал свою деятельность, мой эксперимент оказался не самым успешным — и я закрыл ИП. Снова пришлось работать по найму. Здесь я дал себе очередное обещание: это моя последняя работа в офисе. Именно тогда я понял, что мне не уже 25, а еще 25 и все должно получиться.

Меня пригласили на позицию главреда в маленькую компанию, которая занималась реализацией билетов в кино, театры, на концерты и другие развлекательные мероприятия. У меня было две задачи: настроить четкие бизнес-процессы между отделом продаж, отделом маркетинга и редакцией. Плюс сделать так, чтобы редакция работала бесперебойно, четко и вышла на самоокупаемость.

И вот когда все это было сделано, я понял, что моя миссия в этой компании выполнена. А мне пора идти. А куда? В бар! Я же так давно об этом мечтал! Да и денег я достаточно накопил для обучения.

Несколько слов о цифрах. До того как я решил, что уйду работать барменом, я понял одну простую вещь: зарабатывать хорошие деньги можно в любой сфере. Это касается всех: маркетологов, пекарей, журналистов, строителей, айтишников, инженеров. Это важно понять. В любой сфере можно зарабатывать. Точно так же — и не зарабатывать, если не делать сверх того, что от тебя требуют. Главное — работать (над собой в первую очередь) и не ныть, что «вот я пришёл в айти, а у меня зарплата 600 рублей». А что ты сделал для того, чтобы она была больше?

В один из прекрасных, наверняка солнечных, октябрьских дней я позвонил в школу барменов Splash’n’dash и записался в группу выходного дня. В этой школе нам рассказали о том, как устроена работа в барах и ресторанах, дали базу знаний и научили (важно!) расширять эту базу. Здесь все было просто. Преподаватели школы — действующие бармены города Минска с большим опытом работы. Я был абсолютно на всех занятиях, и каждый раз к нам приходил новый преподаватель. И каждый раз мы слушали его с раскрытыми ртами несколько часов кряду, без перерыва.

«Когда команда решает, что ты готов быть барменом, ты выходишь на работу в жилетке, а не в переднике»

Вдохновили так, что после обучения я попал в бар «Бессонница» — к не менее крутым барменам. Туда я пришел в качестве помощника бармена, и в первое время все, что я делал, — это отмывал, протирал и переставлял. Содержал бар в чистоте и учился делать заготовки. Параллельно изучал меню кухни, основы сервиса, барный ассортимент. И, конечно, каким-то лайфхакам меня учили мои старшие товарищи, которые, к слову, практически все были моложе меня. Меня нисколько это не смущало, а лишь мотивировало впитывать новую информацию по максимуму.

Нужно было бежать быстрее паровоза и рвать из-под себя, чтобы хоть немного догнать тех, кто уже давно работает за стойкой и носит жилетку. Когда ты сдаешь все экзамены и команда бара решает, что ты готов работать барменом — ты выходишь на смену не в переднике, а в жилетке. Это очень сакральный момент для каждого помощника бармена. Потому что только один он понимает, каким адским трудом ему это досталось.

Через полгода состоялась аттестация, которую я успешно сдал, и я сменил передник на жилетку. Я стал барменом. Вам не передать, с какими эмоциями я вышел в свою первую самостоятельную ночную смену.

«Бармен — это не подработка, а ремесло»

Кстати, жилетке порадовались далеко не многие. Во-первых, потому что я почти никому не сказал, что ушел работать из офиса в бар. Во-вторых, все, кому я говорил о своем намерении, когда это было просто мечтой, отвечали примерно так: «Ты столько лет учился и работал в офисе не для того, чтобы натирать стаканы». Меня поддержали лишь два человека. Остальные, когда поняли, что я не отступлю, просто молча наблюдали.

А недавно за меня порадовались все! В октябре я стал одним из трех финалистов конкурса Bacardi Legacy 2020 в Беларуси. Напиток, который принес мне победу, называется Green Bridge (англ. — зеленый мост). Этот напиток, безусловно, имеет историю. Эта история про парня, который дал себе зелёный свет и, несмотря на беспросветный, густой туман, которым представлялась ему барная индустрия, сильный встречный ветер со стороны родных и близких, нашел силы дойти до другого берега.

Кстати, по поводу встречного ветра. Когда я стал барменом, то иногда слышал вопросы от гостей бара, типа «а где ты будешь работать дальше? Ну это ж подработка». Вот тут мне стало немного грустно. Оттого, что люди до сих пор считают, что это не работа, а подработка. Нет, ребята. Это ремесло. А тот, кто наполняет ваш стакан, — человек, который должен знать больше, чем просто названия коктейлей. И для этого хорошие бармены много читают (я сейчас про художественную литературу), стараются успеть раньше вас сходить на кинопремьеру, чтобы вечером за коктейлем вы могли обсудить новый фильм Скорсезе или посмеяться над свежими шутками из какого-нибудь youtube-show.

Невероятно точные слова по этому поводу произнес герой Тома Круза в фильме «Коктейль»: «Бармен — это аристократ рабочего класса».

И самое главное — теперь, когда незнакомые люди спрашивают «чем ты занимаешься?», я гордо отвечаю, что работаю барменом. Я точно знаю, кто я, где я и для чего я.