3 снежня 2021, Пятніца, 23:00
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Почему в России набросились на Лию Ахеджакову

12
Почему в России набросились на Лию Ахеджакову
Лия Ахеджакова

Происходящее в российской культуре сегодня — ремейк позднего сталинизма с несколькими поправками.

Против театра "Современник" объединились "Ветераны России", "Офицеры России", глава СКР Бастрыкин, Соловьев, "МК" и SERB. Что значит, когда все эти люди идут в поход на театр. Вспомним наше недавнее прошлое.

Александр Бастрыкин поручил проверить спектакль "Первый хлеб" московского театра "Современник" после жалобы на монолог героини пьесы уральского драматурга Рината Ташимова в исполнении народной артистки России Лии Ахеджаковой. Глава СК послал театроведов в погонах изучить и дать оценку приведенным в публикациях прессы и обращениях граждан фактов. Ябедники: "Офицеры России", "Ветераны России", а также неустановленное число неустановленных граждан, которые, видимо, все, вместе с семьями купили билеты в "Современник" и были уязвлены происходящим на сцене в самое сердце. Всем этим конторам и людям мучительно больно от того что в постановке "чрезмерно используется ненормативная лексика" и "неприкрытая пропаганда однополой любви". Впрочем, после того как театр убрал мат из монолога героини Ахеджаковой, ябедники продолжали страдать, теперь уже главным образом из-за оскорбления чувств ветеранов. Которые ветераны тоже, видимо все пришли в "Современник" специально чтобы оскорбиться.

Каким образом подчиненные Бастрыкина собираются выполнять его приказ на момент подготовки данной статьи не известно. Видимо, они должны прийти на спектакль, сесть на первый ряд и в момент прочтения того самого монолога взять народную артистку Ахеджакову на месте преступления. Так сказать, с поличным. Это было бы сильным заключительным аккордом, после которого путинизм приобрел бы вид вполне завершенный и лишился бы некоторой недосказанности.

На "Современник" и персонально на Ахеджакову идет масштабная атака. Для понимания уровня остервенения приведу несколько цитат из очередного выпуска "соловьиного помета":

"У нас в театрах засела такая хрень!... Поляком Коцем срежиссированная… (тут ведь Соловьеву главное, что поляком, то есть врагом по определению! - И.Я.)

В этом позорище польском говнецом попахивает".

Ну, и наконец:

"Ахеджакова – стареющее посмешище".

Активисты провластной фашистской группировки SERB пикетируют здание театра "Современник", устраивают акции с похоронными венками, требуют лишить Лию Меджидовну звания народного артиста России. "МК" и другие провластные СМИ пишут разгромные рецензии на спектакль.

Речь идет о спектакле "Первый хлеб", поставленном по пьесе молодого драматурга Рината Ташимова молодым польским режиссером Бениамином Коцем. В пьесе семья татар и семья узбеков живут в "очень маленьком городе на очень большой реке". Они потерялись в громадных пространствах России и во времени, застряв между архаикой и современными игровыми приставками. Эта пьеса о том, что в условиях тотальной несвободы только похожая на юродивую бабушка Нурия (героиня Ахеджаковой) может позволить себе говорить правду и объявить войну тому, что главному, что мешает людям – постоянному воспроизводству войны.

Пьеса Рината Ташимова "Первый хлеб" стала столь ненавистна путинскому официозу и его обслуге потому что культурно, эстетически противостоит культуре и эстетике государственного победобесия. В том самом монологе на кладбище героиня Ахеджаковой обращается к могиле Героя Советского Союза, участника Второй мировой и спрашивает его, за что он воевал, если война продолжается и ее внук сегодня собирается идти на какую-то очередную войну, затеянную современными победобесами. Этот монолог вызвал ненависть холуев режима не обсценной лексикой, которую убрали, а поток ненависти еще усилился. Спектакль ударил в главный нерв, в болевую точку, в кощеево яйцо путинской мифологии. В постоянное, ежедневное 9 мая, которое в путинском режиме перестало быть днем Победы, а превратилось в беспрерывное "можем повторить!". Ахеджакова вызывает потоки ненависти потому что она своим монологом бьет прямой наводкой по той войне, которая засела в голове Путина и его холуев.

У "Современника" - давние традиции эстетического культурного протеста. Можно вспомнить "Всегда в продаже" Василия Аксёнова, или спектакль "Голый король", поставленный режиссёром Маргаритой Микаэлян по пьесе Евгения Шварца, за который в 1960 году после премьеры на гастролях в Ленинграде художественный совет театра был разгромлен в коллегии министерства культуры, а театр лишился сцены в филиале МХАТ.

Риторика того, что сейчас происходит вокруг театра "Современник" заставляет вспомнить постановление оргбюро ЦК ВКП(б) "О журналах „Звезда“ и „Ленинград“" от 14 августа 1946 года, после которого произошло исключение Анны Ахматовой и Михаила Зощенко из Союза писателей СССР и превращение их в неприкасаемых. В этом же ряду – постановление Политбюро ЦК ВКП(б) "Об опере Мурадели "Великая дружба" или постановление ЦК от 1 сентября 1946 года о кинематографе, в котором был устроен погром фильма "Большая жизнь" за "фальшивое изображение партийных работников и современного Донбасса", а фильм "Иван Грозный" - за "ложную трактовку образа великого царя", который выглядит "бесхребетником типа Гамлета".

Происходящее в культуре сегодня – ремейк позднего сталинизма с несколькими поправками вроде появления универсальной формулировки про "оскорбленные чувства" и того, что роль коллективного ЦК сегодня играют то РПЦ, то "Офицеры России", то СКР с Генпрокуратурой.

Важный вопрос: почему они пошли громить театр именно сейчас? Не потому ли, почему Сталин послал Жданова на погром театров, кино и журналов именно в конце 40-х?

Сталин уничтожал деятелей культуры всегда, но в довоенные годы это не было отдельным и главным направлением удара, а в конце 40-х погромные антикультурные постановления пошли косяком. И тому были причины.

Поздний Сталин сосредоточился на зачистке культуры, во-первых, потому, что к тому времени уже никакой политической оппозиции в СССР не осталось. Все троцкие-бухарины и зиновьевы-каменевы давно были убиты, а их сторонники превращены в лагерную пыль. А вот культурная, эстетическая, стилистическая оппозиция сталинской культуре, сталинской эстетике и сталинскому стилю осталась, а значит, ее надо было искоренять.

Во-вторых, вернувшиеся с войны фронтовики-победители получили возможность посмотреть, как живут люди в "загнивающей" Европе и это у многих из них вызвало вопросы к "единственно верному" учению. Чтобы эти вопросы не звучали со сцены театров и со страниц прессы, культуре срочно надо было надеть намордник.

Вызовы, стоящие перед путинским режимом сегодня, несколько напоминают те, что стояли перед сталинским режимом в конце 40-х прошлого столетия. Политической оппозиции нет. Кто в тюрьме, кто в эмиграции, кто переключился на личную жизнь. В стране все большую роль стали играть поколения, выросшие при Путине, но к Путину относящиеся негативно. Для них он – отстойный злой дед, который мешает жить. Песенку "Я хочу такого как Путин!" сегодня не рискуют ставить на федеральных каналах во избежание насмешек.

На первый план выходит культурная, эстетическая и стилистическая оппозиция путинскому официозу, путинскому стилю и путинской официальной мифологии. По ней и наносится главный удар. "Современник" и Ахеджакова явно не последние…

Игорь Яковенко, blogspot.com

Спампоўвайце і ўсталёўвайце мэсэнджар Telegram на свой смартфон або кампутар, падпісвайцеся (кнопка «Далучыцца») на канал «Хартыя-97».