7 снежня 2022, Серада, 18:58
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Что означает для России и Путина лично удар по важнейшей военной цели в Крыму

8
Что означает для России и Путина лично удар по важнейшей военной цели в Крыму
Фото:REUTERS/Stringer

Никто не готовил РФ к таким неудачам.

Вероятный удар Украины по военному аэродрому с российской техникой в оккупированном Крыму 9 августа открыл новую страницу в войне против РФ.

В то время как в Минобороны Украины иронично напоминили, что «присутствие оккупационных войск на территории украинского Крыма несовместимо с высоким туристическим сезоном», Минобороны РФ продолжает настаивать на том, что взрывы на аэродроме Саки возле курортной Новофедоровки спровоцировала «детонация нескольких авиационных боеприпасов», пишет nv.ua.

Комментируя последствия предполагаемого удара по аэродрому Саки, откуда российские самолеты регулярно взлетали для атак Украины, спикер Воздушных сил ВСУ Юрий Игнат рассказал: «По взрыву, который мы наблюдали в видеоматериалах, понятно, что поражен склад их боеприпасов — склад авиационного вооружения, потому что была серьезная детонация, значит склад таки был поражен. Поражены самолеты Су-34, Су-24, возможно, вертолеты».

Мировые СМИ и эксперты анализируют значимость первого вероятного удара ВСУ по важнейшей цели в Крыму и рассказывают о том, почему для российского диктатора Владимира Путина признание такого удара было бы серьезным унижением в войне против Украины, а для его армии становится новой серьезной проблемой.

Агентство Reuters со слов свидетелей пишет как минимум о 12 взрывах на авиабазе Саки возле Новофедоровки, и напоминает, что спустя восемь лет после аннексии Крыма РФ использовала его как одну из стартовых площадок для полномасштабного вторжения в Украину. До сих пор на полуострове не видели ни бомбардировок, ни артиллерийских обстрелов, от которых страдают многие регионы Украины, напоминает АР.

«Москва могла бы обвинить Киев в пересечении красных линий, если бы Украина признала, что атаковала территорию, которую Россия считает своей», — предполагает агентство. Однако, констатирует АР, Минобороны РФ решило «категорично настаивать» на своей версии о «детонации нескольких авиационных боеприпасов». Тогда как Минобороны Украины избрало «явно намекающий» тон, напоминающий реакцию украинской сторон на более ранние «необъяснимые взрывы на территории России», пишет агентство.

The Telegraph пишет, что взрывы на базе в Крыму, «похоже, являются беспрецедентной украинской атакой». Газета анализирует «ироничные» комментарии Минобороны Украины и считает «слегка завуалированным подтверждением» роли Украины слова советника главы ОП Михаила Подоляка, который заявил: «Будущее полуострова Крым — быть жемчужиной Черного моря, национальным парком с уникальной природой и мировым курортом, а не военной базой для террористов. Все только начинается».

Издание приводит комментарий Филлипса О’Брайена, профессора стратегических исследований Сент-Эндрюсского университета, который назвал действия Украины «чрезвычайно важными».

«Показав, что они [украинские силы] могут нанести удар по Крыму, они еще больше «растягивают» обороноспособность России. Теперь россиянам придется защищать огромную территорию за пределами линии фронта», — поясняет О’Брайен.

А Лоуренс Фридман, почетный профессор военных исследований Королевского колледжа Лондона, добавил: «Никто не готовил народ России к неудачам такого рода».

The Telegraph также описывает «сюрреалистичные» сцены паники на крымских пляжах и обращает внимание на то, что российские пропагандистские телеканалы предпочли не показывать эти кадры.

Тем временем еще один британский аналитик Джеймс Раштон, который сейчас находится в Украине, назвал удар по авиабазе в Крыму «переломным моментом». «Огромная часть территории, которую они [россияне] ранее считали безопасной, даже от HIMARS и M270, теперь не защищена», — подчеркивает он.

Инфографика: НВ

Агентство АР отмечает, что если причиной взрывов на авиабазе стали действия украинских сил, то это «был бы первый крупный удар по российскому военному объекту на Крымском полуострове». Автор материала сопоставляет официальную версию Москвы о случившемся с реакцией в Украине: «Минобороны России опровергло факт обстрела базы Саки и заявило, что там взорвались боеприпасы. Однако украинские социальные сети гудели от слухов о том, что удар был нанесен украинскими ракетами большой дальности».

АР называет «саркастическими» заявления Минобороны Украины о невозможности «установить причину возгорания», и «загадочными» — комментарии Алексея Арестовича о том, что атаку в Крыму могли совершить либо местные украинские партизаны, либо ВСУ с помощью дальнобойного оружия украинского производства. Ранее, когда Россия сообщала о многочисленных пожарах и взрывах на складах боеприпасов на своей территории неподалеку от границы с Украиной, украинская сторона по большей части хранила молчание об этих инцидентах, напоминает АР.

AFP констатирует, что власти РФ «преуменьшили вероятность того, что ключевая военная авиабаза была поражена украинским огнем».

Американский Институт изучения войны в своей новой сводке объясняет такую риторику российского Минобороны тем, что признание удара ВСУ подтвердило бы неэффективность российских систем ПВО в Крыму — из-за схожих причин РФ ранее так и не признала удар по крейсеру Москва.

Однако версия РФ о взрывах возле Новофедоровке мало похожа на правду, дают понять эксперты ISW.

«Одновременность взрывов на двух разных объектах, вероятно, исключает официальную российскую версию случайного пожара, но не исключает ни диверсию, ни дальнобойный ракетный удар», — говорится в сообщении.

Аналитики ISW отмечают, что Украина могла модифицировать свои ракеты Нептун для использования в наземных целях (как это сделали россияне с противокорабельными и зенитными ракетами), но пока нет доказательств, подтверждающих эту гипотезу.

New York Times со ссылкой на высокопоставленного украинского чиновника пишет, что именно украинские силы ударили по авиабазе в Крыму, хотя официально Украина «не подтвердила и не опровергла это публично». Источник издания не стал раскрывать, какой тип вооружения стал причиной взрывов, заявив лишь, что «было использовано устройство исключительно украинского производства». По словам этого собеседника NYT, в атаке участвовали силы партизанского сопротивления. Однако осуществили ли они атаку или лишь помогли ВСУ ударить по базе, источник NYT раскрывать не стал.

Издание отмечает, что удар по ключевой российской авиабазе в оккупированном Кремлем Крыму «посеял замешательство среди местных чиновников относительно его причины и того факта, могут ли украинские военные угрожать целям на полуострове».

NYT отдельно подчеркивает значимость этого события после восьми лет аннексии, за которые РФ превратила Крым из курорта в защищенную флотом и укрепленную военную базу, где все это время не видели подобных атак. «Украинская атака на силы РФ на Крымском полуострове означала бы значительное расширение наступательных усилий Украины, которые до этого в основном сводились к вытеснению российских войск с территорий, оккупированных после 24 февраля, когда началось вторжение, — пишет издание. — Однако вот уже несколько недель Украина перебрасывает войска и наносит более глубокие удары за линию фронта, чем ранее, что сигнализировало о подготовке крупного контрнаступления в Херсонской области и использовании оружия большей дальности, поставленного Западом».

Автор материала также пишет, что вероятный удар ВСУ по Крыму был бы также «позором» для Владимира Путина, который часто рассуждает о незаконно аннексированном им Крыме как о «священной земле».

Издание обращает внимание и на тот факт, что хотя Минобороны РФ не озвучило никаких предположений о возможной причастности ВСУ к инциденту, решение незаконно назначенного Кремлем «главы» Крыма Сергея Аксенова поднять уровень террористической угрозы до желтого показало, что пророссийские чиновники обеспокоены безопасностью на полуострове.

NYT проводит параллели между взрывами в Крыму и затоплением крейсера Москва. Тогда РФ также заявляла о пожаре на корабле, который привел к «детонации боеприпасов», и отрицала удар ВСУ, настаивая, что судно затонуло «в условиях шторма». Но это не единственная аналогия.

«Так же, как и затопление Москвы, которая некогда была символом господства России в Черном море, удар по военному объекту в Крыму имел бы символическое значение как для Украины, так и для России. Полуостров не только послужил стартовой площадкой для вторжения на юг Украины, но и стал центром российских военных операций в регионе; базой для кораблей ВМФ России, блокирующих украинские порты; а также инженерной базой для восстановления дорог, железных дорог и критически важного пресноводного канала — все, чтобы закрепить власть России на оккупированных территориях», — пишет NYT.

При этом Кремль продвигает Крым «как патриотическое место отдыха, гавань для богатых россиян, которым больше не рады за границей», и якобы мекку для студентов. Путин же, неоднократно посещавший полуостров с 2014 года, превратил годовщину аннексии в ежегодное «празднование» событие с речами, концертами и «лесами российских флагов», напоминает о символизме Крыма в глазах Кремля американское издание.

The Guardian делает акцент на том, как события 9 августа в один момент изменили реальность для оккупированного Крыма и его российских гостей: «Можно было видеть, как бежали в страхе российские туристы, отдыхавшие на близлежащих пляжах. Это один из редких случаев, когда полуостров, оккупированный Россией с 2014 года, напрямую пострадал от боевых действий».

Издание отмечает «сардонический» тон комментариев Минобороны Украины о необходимости соблюдения правил пожарной безопасности и «запрета курения в неустановленных местах».

Британская газета напоминает, что именно на авиабазе возле Новофедоровки в 1945 году приземлились Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль по пути на Ялтинскую конференцию в феврале 1945 года. Объект находится слишком далеко (примерно в 110 милях) от линии фронта, чтобы его могли поразить обычные украинские ракеты наземного базирования, однако он расположен в возможной зоне досягаемости других систем дальнего радиуса действия, анализирует The Guardian причины удара. Газета также подчеркивает, что за последние сутки «стало появляться все больше слухов о ракетном потенциале Украины после того, как США впервые подтвердили поставки Киеву противорадиолокационных ракет большой дальности, предназначенных в первую очередь для поражения средств ПВО (вероятно, AGM-88 HARM). Обычно такие ракеты запускают с самолета на дальность до 90 миль (около 144 км).

Напоминая о том, что ВСУ уже продемонстрировали способность наносить все более глубокие удары по оккупированным Россией территориям с помощью HIMARS, The Guardian перечисляет еще несколько версий, которые гипотетически могли бы объяснить удар по аэродрому возле Новофедоровки. Среди них упоминаются:

партизанская операция в самом Крыму;

запуск украинских ракет Нептун, которыми вероятно был затоплен крейсер Москва: такие противокорабельные ракеты имеют дальность действия около 190 миль (300 км) и могут использоваться для поражения наземных целей, пишет The Guardian.

The Washington Post подчеркивает позицию украинской стороны после взрывов в Крыму: «Представители украинских властей [Михаил Подоляк — прим. ред.] предупредили, что взрывы были «только началом», и пообещали освободить территорию, аннексированную Москвой в 2014 году».

Анонимный источник в госструктурах США сообщил WP, что украинские силы «по всей видимости, нанесли удар с использованием оружия, не предоставленного Соединенными Штатами». Он также сообщил, что США уточняют у Украины детали операции.

«Атака, если она была совершена Украиной, означала бы драматическую эскалацию после почти шести месяцев войны. Она продемонстрировала бы впечатляющую способность украинских сил — или их союзников — наносить удары по [объектам армии] России вдали от линии фронта, в глубине [оккупированной] территории, где российские туристы настолько уверены в своей безопасности, что отдыхают на песчаных пляжах Черного моря рядом с базой», — пишет WP.

Издание констатирует, что официальные комментарии Минобороны Украины были призваны, по всей видимости, «подколоть Москву» и «потролить россиян»

Корреспондент BBC Уилл Вернон, подчеркивая значимость вероятного удара Украины по цели в Крыму, напоминает о «квазисвященном» статусе, которым Россия наделила полуостров — рассматривая его как «исторически» российскую землю, которую Москва якобы триумфально «вновь заполучила» в 2014 году. Хотя все эти восемь лет абсолютное большинство стран мира продолжают считать Крым украинским. «Столь глубокая атака по крымской территории стала бы серьезным унижением для Путина», — констатирует журналист ВВС. Он также напоминает об угрозах, звучавших из Москвы ранее относительно Крыма — включая слова Дмитрия Медведва о «судном дне» после гипотетической атаки полуострова.

И хотя это первая серьезная атака в самом Крыму, украинские силы близко подбирались к ней ранее, напоминает Вернон. В июне 2022 года ВСУ нанесли удар по черноморским нефтяным буровым платформам в крымских водах. А в конце июля российские власти заявили об ударе беспилотника по штабу ЧФ РФ в Севастополе — БПЛА был якобы запущен из города. Однако Украина тогда отвергла свою роль в этом ударе. «На самом деле враг не рискнул проводить день ЧФ РФ, а чтобы в который раз не опозориться перед всем миром, опасаясь Вооруженных Сил Украины, придумал повод отменить мероприятия по случаю так называемого праздника. Такими заявлениями, враг признает свою ПВО недееспособной и ставит под еще большее сомнение существование Крымского моста», — предупредили тогда в командовании Военно-морских силы Украины, комментируя информацию российской пропаганды об ударе «украинского БПЛА».

Спампоўвайце і ўсталёўвайце мэсэнджар Telegram на свой смартфон або кампутар, падпісвайцеся (кнопка «Далучыцца») на канал «Хартыя-97».