22 лютага 2024, Чацвер, 11:56
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

Show must go on

12
Show must go on

Прямо сейчас мы наблюдаем, как разваливается российская экономика.

Украине, значит, нельзя бить западным оружием по российской территории. Зато Россия бьет по украинской каждый день. Каждый день горят зернохранилища. Каждый день гибнут люди. Каждый день разрушается имущество. Как это произошло сегодня в Одессе в очередной раз. Обычные новости от украинских представителей выглядят так: «Почти все сбили, но есть попадания». Эдакий грустный оптимизм, призванный прикрыть тот ужасный факт, что у России – буквально неисчерпаемые запасы инструментов террора в условиях, когда западные столицы не собираются всерьез заниматься контролем за соблюдением санкций. 

НАТО отступило в Черном море и надеется на то, что именно Украина – страна, не входящая в Североатлантический Альянс – сможет защитить черноморскую акваторию от агрессора. Это страшный сон, и погрузили нас в него абсолютно безвольные, слабые, трусливые лидеры, выращенные в стерильных условиях и понятия не имеющие, что такое взрослая политика. Весь мир восхищается тем, как украинские ракеты – ракеты западного производства – бьют по российскому штабу в оккупированном Севастополе, но никто не задумался, почему ракет было всего несколько, а не десять, не двадцать и не тридцать, а ведь именно столько единовременно может позволить себе запустить по украинским городам Россия, причем иногда – несколько раз в месяц? 

Это потому, что у Украины просто нет такого количества ракет, а нет его потому, что нет на Западе соответствующего производства, а нет производства, потому что нет экономики  военного времени, а нет экономики военного времени на двадцатый месяц войны потому, что нет среди западных лидеров по-настоящему глубокого понимания реальности, в которой мы оказались после февраля 2022-го. Нет долгосрочного видения. Нет тотальной, всепроникающей и по-настоящему увлекательной для аудитории информационной работы, которая заставила бы миллиард (или даже миллиарды) человек понять, что Россия – это опасный и коварный враг человечества, который нацелен на уничтожение Запада, а не просто кучка сбрендивших стариков, которые от нечего делать решили аннексировать Крым, захватить Бахмут и присоединить четыре украинские области, части которых они даже не контролируют. 

Есть только пораженческая позиция, согласно которой «Путин не должен победить». Есть декорации, дежурные речи и бухгалтерия мирного времени в Берлине, Париже и Вашингтоне без реального понимания стратегической опасности для всей евроатлантики. Есть занимающаяся подсчетами потерь сторон волонтерская группа Oryx, данным которой профессионалы доверяют больше, чем заявлениям официальных лиц со всех сторон. Есть девяносто девять процентов населения евроатлантического сообщества – я их лично ежедневно наблюдаю, – которые продолжают жить так, как будто им не угрожает экзистенциальная катастрофа и как будто нет никакой войны. Она, эта война, где-то там, в далеком одесском порту, в каких-то Клещиивке и Работино, в лесах под Кременной, прифронтовых селах Харьковской области, на улицах Орехова, в «присоединенном к России» деоккупированном Херсоне, где давно уже не считают количества бомб и снарядов, ежедневно убивающих мирных жителей. 

Редкие голоса здравомыслия и протокольные заявления представителей команды Байдена и европейского бюрократического аппарата – этого слишком мало для массового промывания мозгов, а ведь мозги должны быть правильно промыты у всех – от автомойщика в Лилле до старшего инженера BASF. Требуется иной уровень работы медиа, которые с утра и до ночи будут объяснять гражданам европейских стран, США, Канады, Японии, Южной Кореи и других относительно цивилизованных стран, что происходящее в украинских Виннице, Львове, Краматорске и Днепре касается лично домохозяйки из Мюнхена, Манчестера, Киото, Роттердама и Чханвона.

Именно тогда, когда каждый гражданин перечисленных государств начнет воспринимать нынешнюю войну как войну, которая ведется у его ворот, а не только как войну у ворот жителя Краматорска, мы сможем получить того, чего добивается та узкая группа лиц, для которых время остановилось 24 февраля 2022 года: чтобы страны НАТО и их партнеры перешли в принципиально иной формат существования. Формат, в котором требуется не защита, а нападение. Требуются миллионы снарядов, сотни танков и десятки высокотехнологичных ракет, и не в год, а в месяц – и для Украины, и для формирования запасов самого НАТО. Требуются не 300 тысяч, а три миллиона солдат НАТО у российских границ с очевидными для Кремля планами пересечения этих границ.

Да, это будет другое время. Холодное и жесткое. В некотором смысле, антиутопическое. Без китайского ТикТока. Без оппозиции, которая в количестве 10 тысяч человек получает право собраться в центре Праги с требованием выйти из НАТО. Без роскоши, доступной единицам. Без турецких курортов. Без итальянских и французских гуманитариев, которые не смогут больше делать карьеры на чайковских и достоевских. Без грязных российских денег, на которые жирует целый ряд европейских «правых» и «левых». Одним словом, без интеллектуальных, продуктовых и технологических излишеств, которые, надо признаться, не прибавляют нам ни радости, ни ума, ни вдохновения, а рождают лишь потребительские извращения, когда на новый iPhone 15 деньги есть у всех, а на 50 ежемесячных единиц Taurus, ATACMS и Storm Shadow для Украины – нет. 

Я прошу отдать 10 процентов потребительского сектора в военный сектор, ибо если этого не сделать, то будет потеряны остальные 90. Потому что это Третья мировая, а не локальный конфликт. Польша, на которую напали Гитлер и Сталин – это не локальный конфликт, а Вторая мировая. Нынешняя Украина – это не локальный конфликт, а «затянувшаяся» Польша гитлеровских времен, которой не дали проиграть, но не дают и победить. Дайте победить Украине. Дайте ей провести танковый парад на Красной площади. Искупите вину перед поляками, ичкерийцами, грузинами, сирийцами и украинцами. Избавьте будущие поколения от необходимости решать вопрос с ядерным и конвенциональным разоружением России. Сделайте, в конце концов, так, чтобы вы могли уважать себя. Чтобы вас могли уважать потомки. Чтобы история записала вас не в посмешища, а в качестве тех, кто смог реализовать свою эпохальную миссию – миссию по ликвидации Оси Зла. Рейгана и Черчилля (при всей условности этих фигур) вспоминают все. Кто вспомнит вас?

Это мое очередное обращение к западному политическому руководству – вовсе не какое-то оплакивание упущенных надежд. Мы видим, что даже с сохранением нынешней тенденции Россия слабеет во всех отношениях, а Запад сохраняет экономический рост, получает время на укрепление обороны и продолжает поставлять ВСУ вооружения, которые даже в таких мизерных объемах переламывают ход конфликта, к которому путинский режим изначально был на порядок лучше подготовлен, чем украинское общество. 

Но.

Какой ценой даются эти достижения? Спросите у родственников тысяч жертв в Украине, что они отдали бы за возвращение своих близких к жизни? Они отдали бы все, а у них только разбитые в щепки дома и разрушенные жизни. В то же время у объединенного Запада сейчас есть совокупная и экономическая, и военная мощь, которая в десять раз, если не больше, превосходит все то, чем располагал Запад – очень условный и разобщенный – 80 лет назад. Запад, который тогда, тем не менее, победил, не имея даже десятой доли того преимущества перед противником, которое он имеет сейчас. В те времена в его парламентах не было комиссаров, вяжущих носки, а были те, кто понимал, как решать задачи геополитического уровня. Вот и решили задачу под названием «сокращение демографического потенциала врага». Минус 30 миллионов человек только на полях сражений. Тех самых 30 миллионов, которые Сталин намеревался отправить захватывать европейские столицы. Об этом со стыдом умалчивают, будто это действительно стыдно, а ведь это была одна из величайших операций в истории человечества – стравить две смертельные опасности для цивилизации, чтобы ликвидировать сразу две угрозы, а одну из них – советскую – удалось при этом подкосить настолько, что она так никогда не смогла восстановиться, даже в лице своей нынешней российской инкарнации!

За время войны в Украине было ликвидировано от 100 до 200 тысяч российских солдат. Немало. Но мизерно по сравнению с тем, что требуется для ликвидации России как экзистенциальной угрозы для стран G7 и их союзников. Российская армия сейчас насчитывает до двух миллионов человек, а еще несколько миллионов трудятся непосредственно в российских силовых структурах, и это не считая тех миллионов, которые будут мобилизованы в ближайшие годы на труд в тылах и на передовой. Все они, если не принимать во внимание какие-то исключительные случаи – это враги человечества, потому что все они без колебаний отправятся убивать и украинцев, и французов, и немцев, и итальянцев, и голландцев, и испанцев, и американцев, и канадцев, и японцев, если будет приказ из Кремля. А он будет. Он уже есть, пусть и не опубликованный. 

Более того. У Путина уже – уверяю вас – лежит карта с полностью измененными границами государств после ядерной войны либо же после тотального конвенционального конфликта. Уверяю я вас и в том, что ни у одной западной разведки нет подобных карт в отношении России. Они боятся даже позволить себе думать о подобных проектах. А ведь они не «должны» думать о них! Они должны заниматься этими сценариями ежедневно и еженощно. Должны думать, как расчленить Россию. Как лишить ее территорий. Как подорвать ее демографию. Как перехватить контроль над ее природными ресурсами. Как отобрать либо нейтрализовать ядерное оружие. Как устранить ее с политической карты мира. Потому что Россия – это ВРАГ. Враг, черт побери, а не какая-то временно вышедшая из берегов стихия, проблему которой можно решить так же, как с последствиями урагана Катрина! Это не Катрина, после которой можно починить крышу и перестроить дом – это метеорит с диаметром пятьдесят километров, и его нужно разрушить либо отклонить от цели любыми доступными средствами, а не рассуждать об изменениях климата, который на хрен никому не сдался, если эта глыба врежется в Землю!

Отсюда возникает другой вопрос – куда менее приятный для европейских и американских аналитиков (потому-то они его и не обсуждают во всеуслышание): сколько на самом деле у Украины в запасе демографического ресурса? Соответственно, а что будет, если из-за нынешних темпов западной поддержки украинское общество просто физически не сможет восстанавливать живую силу на поле боя быстрее, чем теряет ее? Никому словно бы не интересно реальное будущее Украины, а ведь оно – под вопросом не только из-за того, что террористическая ядерная держава имеет официальной целью ликвидировать неядерную украинскую государственность, но и потому, что неясно, кто будет вообще жить в Украине даже в случае полного и окончательного поражения военной машины Кремля (впрочем, Запад, опять же, опасается декларировать даже такую очевидную цель).

По разным оценкам, пять миллионов украинцев, бежавших от войны, уже никогда не вернутся на родину, а еще пять миллионов – под вопросом. Это означает, что как минимум часть своих агрессивных целей Путин достиг – он лишил украинскую нацию значительной части демографического потенциала, который до февраля 2022 года насчитывал 40 миллионов человек. Но что будет с оставшейся частью – теми то ли 30, то ли 25 миллионами? Что будет в случае, если этого оставшегося потенциала окажется недостаточно, чтобы сражаться на поле боя? Что будет в случае, если война продлится еще семь лет, как ранее это спрогнозировал я, а затем появились аналогичные прогнозы от западных чиновников? Семь лет – насколько этот срок критичен для украинской демографии? Кто-нибудь знает ответ? Кто-нибудь хотя бы ставит такой вопрос в увязке к концепции «долгой войны», о которой в последнее время так любят рассуждать западные чиновники после того, как провалилась ставка на украинцев, которые на одних «Хамви» дойдут до Мелитополя за неделю?

Конечно, и России однажды может не хватить потенциала для продолжения войны. Тем не менее, не надо путать разницу в угрозах. Из-за нерешительной политики Запада Украине угрожает исчезновение, а России угрожает только то, что она вернется – подумайте только! – в границы международного права, причем не по собственной доброй воле. Это именно то, о чем недавно говорил генсек НАТО Йенс Столтенберг, когда сказал – не в первый раз, надо заметить – что если Украина прекратит сопротивление, то она прекратит существование, а если российская армия уйдет из Украины, то война закончится. 

На самом деле перед нами – довольно унизительный расклад: получается, что в случае поражения агрессор поплатится только тем, что не сможет более убивать людей на иностранной территории, а Украина поплатится тем, что ее просто не станет, как не стало греческих полисов после прихода римских завоевателей. Цель Путина – это «бонус» в виде расширения земель с выходом к польским границам и переделом карты мира, а цель Украины – это просто остаться на этой самой карте. 

Нет! Расклад должен быть иным. Агрессор терпит унизительное поражение в собственной столице, разделяется на зоны влияния западных стран и Украины, лишается права на наличие армии и ядерного оружия, выплачивает поколениями репарации в размере триллионного (не меньше, причем, конечно в долларах) ущерба украинцам с поправкой на инфляцию и передает все свои нефтегазовые месторождения в распоряжение ответственных сил Большой Семерки и Киева. Это минимум, к которому следует стремиться. Пусть не официально, пусть кулуарно, но именно такие цели должны ставиться евроатлантическими игроками

Пока же мы имеем следующую реальность. Люди в Украине заканчиваются, люди из Украины бегут, люди в Украине находятся в ежедневном ужасе ракетных и дроновых ударов,  люди в Украине видят лишь мрак в конце тоннеля, люди в Украине понимают, что их будущее – если не физическое, то национальное – поставлено под огромный вопрос. Зато люди в России, прежде всего ее руководители, не видят никакой военной угрозы для своего существования. А должны были бы. Должны! Потому что иначе такую войну не выиграть. Нельзя выиграть у агрессора, который знает, что самой большой потерей для него станет вынужденный уход с иностранной территории – при том, что терроризировать эту территорию ракетными ударами ему, опять же, никто не собирается запрещать и, главное, никто не спешит мешать. Такой вывод я делаю хотя бы уже потому, что нынешние западные лидеры даже не обсуждают вопросы о том, чтобы передать ВСУ ракеты Томагавк с дальностью 1,5 тысячи километров и стратегические бомбардировщики, которые смели бы с лица земли все те военные заводы, которые в России производят все, чем она продолжает воевать.

Я, разумеется, понимаю, что это мое сотое по счету письмо – разговор в пустоту. Знаю, что никто не услышит. Знаю, что все посмеются и укажут на игру «Глобального Запада» и «Глобального Востока»: мол, смотрите, все сложнее. На самом деле – нет, не сложнее, но и я не пытаюсь переубедить своих оппонентов. Цель этих моих периодически появляющихся эссе состоит в другом: посмеяться, что называется, «последним». Когда Запад проиграет в своей наивной попытке усидеть на двух стульях, когда потерпит фиаско в приручении «Глобального Юга», когда проспит военный удар со стороны Китая, когда получит от украинцев на блюдечке сломленную Россию, сидящую на китайском аппарате искусственного дыхания, а у западных бюргеров не окажется даже столовых приборов, чтобы порезать уже сокрушенную Россию на пирог – в смысле воли, конечно, а не оружия, ибо у Запада уже сейчас одних только F-35 столько, что хватит, чтобы ликвидировать всю российскую армию от оккупированного Кенигсберга до временно не подконтрольного Пекину Владивостока. 

Вот тогда я покажу свои тексты, написанные много лет назад. 

Чтобы продемонстрировать, что время было упущено, что тектонические плиты истории не перебороть, что эту цивилизацию не спасти так же, как невозможно было спасти греческие жемчужины мысли от бездарных римских варваров, убежденных в своем превосходстве. Тьма веков на тысячелетие ожидает нас, как ожидала она ничего не подозревавших жителей Афин, Фив и Олимпии, которые были переварены в варварских желудках тоже не в одно мгновение, а постепенно – в течение десятилетий и даже столетий. Как известно, Древняя Греция не знала, что она «Древняя» – такое имя ей дали далекие ее интеллектуальные потомки через пару тысячелетий после падения эллинской цивилизации. Человечество, очевидно, нуждается в подобных диалектически неизбежных катаклизмах, чтобы совершать скачки, подобные тем, что были совершены в эпоху Возрождения и Новое время. Гегелевское зерно должно прекратить существование, чтобы однажды преобразиться в розу. 

Ну а сейчас – прямо сейчас – мы продолжим наблюдать за тем, как горят российские танки. Как уничтожаются российские штабы. Как разваливается российская экономика. Как смешно суетятся медведевы и путины, пытаясь изыскать все новые и новые террористические ответы на несгибаемый украинский дух в этой совершенно неравной битве. Show must go on – это как раз про нашу эпохальную битву, где сиюминутность момента имеет куда больший психологический эффект, нежели грозные предзнаменования века, которые раскатами грома периодически напоминают о себе где-то за линией горизонта. Я только об одном прошу: не забывайте о различиях в углах зрения. У тех, кто сидит на трибунах Колизея, и у тех, кто носится по арене с щитом и палицей, эти углы разные.

Александр Кушнарь, «Фейсбук»

Напісаць каментар 12

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках