18 чэрвеня 2024, aўторак, 11:06
Падтрымайце
сайт
Сім сім,
Хартыя 97!
Рубрыкі

«Я как крыса с Титаника бежала»

15
«Я как крыса с Титаника бежала»
Иллюстративное фото

Жительницы Оренбургской области РФ рассказали о потопе.

Корреспондент российского издания «7х7» поговорил с женщинами, чьи дома затопило в Оренбургской области после прорывов дамбы в двух районах города Орска, поселка Никель и поселка Лесоторговый.

Потоп, начавшийся 5 апреля, – один из сильнейших за последние 100 лет. Жители предупреждали власть о сильном повышении уровня воды и проблемах на дамбе. Чиновники до последнего не объявляли эвакуацию.

Жители Орска вышли на митинг 8 апреля и добились встречи с губернатором Оренбургской области Денисом Паслером. Они надеются, что получат помощь и компенсации. По данным на 8 апреля, в Орске затоплено 7 тыс. жилых домов. В зоне риска Оренбург, где вода 9 апреля подбиралась к критической отметке.

Из-за потопа в Орске погибло как минимум пять человек. У двоих случился сердечный приступ, еще один человек, по версии властей, «умер естественной смертью», один совершил самоубийство. 82-летняя жительница Зоя Степанова утонула внутри собственного дома, который затопило в ночь с 6 на 7 апреля. Пенсионерка не смогла выбраться наружу – ранее она пережила инсульт и, вероятно, была лежачей. Сын Степановой искал спасателей, чтобы вытащить тело матери. Те сказали, что в оренбургском МЧС нет водолазов.

«Если сидеть и молчать, мы вообще ничего не добьемся»

– Я уходила из дома переночевать, утром началась истерика, пришло осознание утраты всего, к чему стремились, что строили своими руками, – вспоминает утро 5 апреля Юлия – одна из пострадавших от наводнения в Оренбургской области.

Дом семьи Юлии находится в поселке Первомайский на улице Беломорская. Это в тридцати минутах езды от центра затопленного Орска. Вечером 4 апреля женщина, послушав совет отца, пошла ночевать к родственникам. Утром в ее доме было по колено воды.

Перед уходом Юлия сняла с цепи пса. Ночь он провел на веранде.

– Моего пса выносили спасатели. Вода в доме, дом в воде. На руках только документы, – говорит женщина.

Первые дни женщина не могла ни спать, ни есть: «в голове каша и только боль от утраты».

Из имущества Юлия не вывезла ничего. Ей казалось, в этом не было необходимости. Жители соседних домов, в основном старики, утверждали, что Юлин дом даже в 1957 году не затапливало, вода доходила лишь до фундамента. Во время сильнейшего наводнения в Орске в 1957 году были затоплены 11 школ, девять больниц, около 7,5 тысяч жилых домов. Тогда вода в реке Урал поднималась до уровня 988 см. По данным на 8 апреля 2024 года, уровень воды в Урале в районе Орска был 932 см.

По словам Юлии, власти не говорили жителям эвакуироваться. Слова главы МЧС Александра Куренкова, утверждающего обратное, девушка комментирует так: чиновники боятся за свои рабочие места и наказаний.

Семья женщины переехала в Первомайский в 2012 году, за год до рождения ее третьей дочери. Дом пришлось расширять. Супруги до сих пор выплачивают кредит, взятый на перестройку. Оценивать масштаб ущерба Юлия не берется:

– Все, что есть в доме, все [надо] выкинуть. Стены [придется] все ободрать. Дом шпальный, он пропитался водой. Это не месяц [нужен], чтобы все просохло. Полы [нужно] все вскрывать, доски выкидывать. Мы строили все сами – и шпалы клали, и крышу крыли. Собирали всех родных и друзей и возводили все вместе.

В затопленных районах много мародеров. Жителям приходится патрулировать улицы на лодке каждые два часа.

Юлия должна получить обещанную властями выплату в 20 тыс. руб. Дальше надо ждать, когда вода сойдет, и придет комиссия по оценке ущерба.

– Хотелось бы верить [властям], больше ничего не остается, – говорит женщина.

Заявление подрядчика, который возводил дамбу в 2010 году, что ее повредили грызуны, Юлия комментирует с насмешкой: «Ну кто-то же должен быть крайний. Хорошо, что не муравьи ее [дамбу] разобрали».

Женщина не ходила на стихийный митинг в Орске 8 апреля. Но считает, что жители должны говорить о проблемах: «Если сидеть и молчать, мы вообще ничего не добьемся».

«Шла как будто к себе на похороны»

Днем 6 апреля Татьяна из Орска шла по грязной объездной дороге, чтобы впервые после затопления увидеть свой дом.

– Я шла будто к себе на похороны, – вспоминает она.

Дом Татьяны в Орске. Фото предоставлено «7х7»

Ее дом, в котором она живет с супругом, 14-летней дочерью и 5-летним сыном, находится в Юбилейном переулке. Семья строила жилье с 2017 года, супруги сами провели к дому свет и отсыпали подъездную дорогу.

Накануне затопления Татьяна отправила детей к свекрови, а сама осталась дома. Поняв, что идет вода, женщина вызвонила мужа с работы. Начала экстренно выносить имущество.

– Мы успели вывезти часть техники. Но в доме вся наша жизнь, ее в паре машин не вывезти, – говорит она и плачет.

Женщина считает, что их семья еще не так пострадала. У соседей «Газель» с имуществом снесло волной. Люди выбежали из машины, оставив ее на дороге, и спасались сами.

Сообщения от властей об эвакуации за неделю до наводнения женщина не видела. Ее надежда – на чиновников: «Если наша власть выполнит все свои обещания, начать жизнь с нового листа – не страшно».

«Я ревела. У меня была истерика»

Утром 5 апреля Наталья закрыла входную дверь в дом и пошла на работу на механический завод. Женщина работает вулканизаторщиком. Спустя четыре часа ей позвонил супруг – к дому подступала вода. Наталья побежала домой.

У нее с супругом трое детей: девочки 17 и 19 лет и трехлетний сын. Дом в поселке Первомайском семья строила с 2013 года. Сначала в комнатах поставили старую мебель и технику, со временем все обновили.

– Этот дом – мое гнездо, я там прожила счастливые годы с мужем и детьми, после свадьбы мы построили для себя новый дом. Как мы хотели, там было все самое лучшее, – рассказывает она.

Вернувшись домой, женщина тут же начала собирать «узлы» (пакеты с вещами). Через 40 минут к дому Натальи подошел сотрудник МЧС и спросил, собирается ли семья эвакуироваться. Она сказала да – на сборы дали полчаса.

Сначала Наталья думала перебраться к родителям. Они живут на той же улице в двухэтажном частном доме (впоследствии первый этаж родительского дома тоже затопило), но сотрудник МЧС порекомендовал ехать ближе к центральной части Орска. Который в итоге тоже затопило.

– Я ревела. У меня была истерика, я не знала, что делать и куда бежать. Вода очень быстро подходила, у нас за домом огород, а за ним речка Горячка. Нас топило с трех сторон, с обеих сторон улицы и с огорода. За три часа в дом пошла вода. Я как крыса с Титаника [бежала], схватила детей, документы и вещи детские в пакете, – рассказывает женщина.

Сотрудники МЧС довезли ее с детьми до остановки – там было сухо. Оттуда их забрала сестра Натальи. Позже 6 микрорайон, где живет сестра, тоже начало топить. Семья уехала к тете супруга.

9 апреля супруг Натальи смог зайти в дом. Увидел, как внутри плавают вещи, мебель, техника. Женщина думает о том, что предстоит сделать:

– Столько было куплено туда, теперь нужно начинать все с нуля. У нас нет ничего, даже вещей, на работу не в чем выйти. Местные власти озвучили меры поддержки, вот, например, эти 20 тысяч. Нас пятеро, ну получим мы 100 тысяч, этого даже на ремонт в одной комнате не хватит. Но у нас хоть стены остались, у кого-то дома снесло полностью. Я благодарна Богу, что хотя бы остались целы стены и крыша.

«Они надеялись прожить старость в своем доме, но судьба решила иначе»

– Мы ходили периодически на протяжении всего дня смотреть, какая обстановка на дамбе. Когда приходили последний раз, до края оставалось меньше двух метров, – вспоминает жительница Орска Кристина.

Дом ее семьи в районе Старого города находится недалеко от места прорыва. Кристина с супругом собирали вещи 5 апреля, не дожидаясь эвакуации. Что-то убрали под потолок на шкафы. Дом затопило по крышу. Расположенная рядом с домом летняя веранда всплыла, и от нее ничего не осталось. Семья уехала к знакомым.

Дом супруги купили после свадьбы в 2017 году. Женщина хотела жить именно в районе Старого города в пригороде Орска, где она провела большую часть детства. Там же они начали строить новый дом, поставили его «коробку».

– Это тихий район, рядом речка, прекрасное и безопасное место для детей. Сейчас пишу, и слезы из глаз. Мы до последнего верили, что сможем вернуться в наш дом. Пусть он был небольшой и не новый, но наш. Дом – это все что у нас было. Для любого человека его дом – это особое место. Там легко и тепло всегда. А сейчас очень тяжело, – рассказывает Кристина.

Новый дом ее родителей тоже затопило вместе с имуществом. Родители женщины переехали в Орск из Казахстана, много работали:

– Отец душу вложил в этот дом. Каждый из нас принимал участие в строительстве. Они надеялись прожить старость в своем доме, но судьба решила иначе.

По словам Кристины, наводнения были и раньше, например в 2003 году, но тогда вода поднималась не выше фундамента:

– Все в том районе старались строить дома с учетом паводка, с высоким фундаментом. Ну и у нас люди не думали, что может быть такое наводнение, потому что все-таки дамба, и администрация после ее строительства говорила, что город больше не затопит.

Скриншоты с официальными оповещениями для жителей, предоставленные «7х7»

Заявления властей о том, что они просили людей эвакуироваться, женщина отрицает. Она сказала, что первые заявления были 5 апреля, когда дамбу уже прорвало. Сами жители дежурили на месте пролома и звонили в МЧС, просили прислать технику. Им отвечали, что ничего не случится.

– Потом уже было поздно. То, что старались засыпать, как-то укрепить дамбу, все мгновенно смывало, – говорит Кристина.

Женщина подала заявления на выплату 20 тыс. руб. на каждого члена семьи:

– Чтобы получить выплату, нужно подать кучу заявлений на себя, на ребенка. Везде есть наши данные, даже на «Госуслугах», есть данные у города, сколько тут народа проживает. Неужели нельзя подать хотя бы одно заявление на семью. Мне до сих пор по выплате нет ответа, одобрено или нет.

Напісаць каментар 15

Таксама сачыце за акаўнтамі Charter97.org у сацыяльных сетках