27 января 2021, среда, 10:36
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Атомная афера века

26
Атомная афера века

Утверждение, что строительство Островецкой АЭС призвано укрепить энергетическую независимость Беларуси, с самого начала было просто дымовой завесой.

В газете «Народная Воля» от 15 октября текущего года опубликована статья Марии Эйсмонт «Неусвоенный урок» о встречах и беседах с людьми, знающими подноготную взаимоотношений российской власти с гражданами Армении, ответственными за состояние и безопасность атомной станции российского производства. Эта статья как бы «попала в резонанс» с размышлениями, все настойчивее возникающими в сознании за последние годы. Многое из написанного в статье могло бы раньше показаться нереальным, но сегодня все это стало убедительным подтверждением реальности тех сомнений, которые все чаще терзали сознание. И прорвало: нет больше права молчать!

Беларусская атомная станция строится «под ключ» Российской государственной корпорацией РосАтом. Как известно, строительство АЭС «под ключ» в какой-либо стране предполагает, что существует некоторый апробированный проект атомной станции, который компания, строящая АЭС в другой стране, переносит в эту другую страну. Такой проект называется референтным. Подобная практика принята в мире, так как хорошо известно, что строительство АЭС по новому проекту всегда встречается с необходимостью серьезных доработок, вызванных появлением непредвиденных затруднений и проблем. Именно, учитывая данное обстоятельство, практически все атомные станции, построенные в странах, которые не имели собственных производств по созданию атомных электростанций, были результатом переноса референтных атомных проектов из страны, обладающей развитой ядерной энергетикой.

В случае Беларуской АЭС референтным проектом должна была стать Калининградская атомная станция. Это был первый Российский проект АЭС с реактором мощностью 1200 МВт (1 миллион 200 тысяч кВт электрических). В случае завершения строительства Калининградской АЭС и успешного проведения этапа опытной эксплуатации существенно уменьшились бы возможные проблемы для Беларуси, так как при строительстве Калининградской АЭС были бы отработаны все узкие места Российского проекта. Вот тогда бы этот российский реактор стал референтным.

Однако в настоящее время появились серьезные сомнения в возможности построения Калининградской АЭС. Сейчас уже не возникает никаких сомнений в том, что эта станция была задумана в основном для производства электрической энергии с целью продажи ее в страны Европейского союза, например, в Польшу, Литву, Латвию, Эстонию. Уже сама по себе такая затея выглядит весьма неприлично: все вредности и опасности – народу своей страны, а чистую энергию – соседям.

Однако этот план оказался несостоятельным. Эти страны отказались от покупки электроэнергии не только от строящейся Калининградской атомной станции, но и вообще у России. И это свое намерение Польша, Латвия, Литва и Эстония подкрепили решением о десинхронизации своих электрических сетей от сетей Российской Федерации и уже приступили к реализации данного решения. По достижению полной десинхронизации электрических сетей ни одна из указанных стран Европейского союза не сможет покупать электроэнергию, которую бы вырабатывала Калининградская АЭС, даже если бы они очень хотели использовать российскую электроэнергию.

Отказ стран прибалтийского региона покупать российскую электроэнергию сделал полностью ненужным реализацию проекта Калининградской станции. Кому она нужна вообще? Ведь Калининградская область обеспечена электроэнергией, производимой на тепловых станциях. Данное обстоятельство вынудило правительство России приостановить реализацию проекта по строительству атомной электростанции в Калининградской области.

Председатель РосАтома С. Кириенко, выступая в конце июня этого года на радиостанции «Эхо Москвы» прокомментировал таким образом сложившуюся ситуацию с Калининградской областью: «Борьба-то с ней (с Калининградской атомной станцией - Лепин Г.Ф.) продолжается. На первом этапе была попытка заблокировать ее через эту конвенцию Эспо. Не прошло, поскольку все страны, кроме Литвы, дали согласие. Потом были попытки задавить через МАГАТЭ или через Евросоюз. Тоже не прошло. Мы сделали несколько слушаний в Брюсселе, показали предельную открытость того, что мы делаем. Этот номер тоже не прошел. Как я понимаю, сейчас включен новый инструмент борьбы, серьезный, не надо недооценивать наших партнеров-конкурентов. Сейчас всерьез встал вопрос об отсинхронизации прибалтийских стран от единой энергосистемы с Россией, Украиной и Белоруссией. Если это происходит, у нас Калининград оказывается изолированным, это изолированная энергосистема. Мы обязаны с этим считаться. Они уже заявили, что они (страны Балтии и Польша - Лепин Г.Ф.) к этому двигаются. Идут переговоры с Евросоюзом о том, по каким правилам это будет делаться, сколько времени в запасе. Но мы должны делать для себя выводы. Первый вывод, который надо сделать: если калининградская система становится изолированной — она не очень велика, и блоки такой мощности не смогут в ней существовать. Мы строим два 1200, а общая потребление Калининграда сегодня 450-500...».

Для Беларуси история с Калининградской АЭС должна быть поучительна во многих отношениях. Ясно, что решение о строительстве Беларуской АЭС на границе с Литвой не было какой-то случайностью. Островецкая площадка была выбрана в надежде, что электроэнергия, вырабатываемая на этой АЭС, пойдет на обеспечение потребностей Литвы, Латвии, Эстонии и других стран Евросоюза. Калининградская и Беларуская атомные станции позволили бы практически полностью решить энергетические проблемы Литвы, Латвии, Эстонии и частично Польши. Естественно, что следствием этого стало бы то, что энергетические секторы стран Балтии и Польши оказались бы полностью под контролем Москвы. Очень похоже на то, что именно в этом и заключалась главная цель Москвы. И именно это стало причиной размещения Беларуской АЭС на Островецкой площадке, т.е. в непосредственной близости от потенциальных потребителей производимой на АЭС электрической энергии. Все утверждения средств массовой информации о том, что строительство Островецкой атомной станции призвано укрепить энергетическую независимость Беларуси, с самого начала было просто дымовой завесой, предназначенной для того, чтобы скрыть основную цель строительства этой станции: поставить под контроль Москвы энергетические сектора стран Балтии и Польши.

Дополнительным подтверждением высказанного выше вывода о том, что основной целью строительства Беларуской АЭС была не решение энергетических проблем, а постановка под контроль Москвы энергетики ближайших стран Евросоюза, является и создание Российско-Белорусской компании «Энергоконект» по продаже электроэнергии Островецкой АЭС. Организация этой компании недвусмысленно указывает на то, что возможная продажа электроэнергии с этой электростанции должна проводится под прямым контролем Москвы.

Желание Москвы поставить под свой контроль страны Балтии и Польши в области энергетики объясняет на первый взгляд странный выбор площадки для строительства Беларуской атомной станции. Она строится на границе национального парка и вдали от регионов страны, которые нуждаются в электроэнергии. Но ведь она строится с совершенно иной целью. И по этой причине площадка Белорусской АЭС оказалась на границе с Литвой. Скорее всего, и саму Островецкую площадку выбирали и утверждали не в Минске, а в Москве. Уж очень резко противоречит этот выбор всем без исключения интересам народа Беларуси! И здравому смыслу тоже!

Об ужасающей спешке особый разговор. Тут и «политическое решение», спорить с которым не позволительно. Тут и срочное начало строительства еще до появления проектной документации и без всякого «референтного проекта», тут и жесточайшая борьба с любым инакомыслием, тут и стремление любыми средствами сломить сопротивление стран-соседей. Тут и демонстративные приезды руководителей России для ускоренного «проталкивания» нужных документов, сопровождаемые арестом несогласных и недовольных. Создается даже странное впечатление, что некоторые руководители России лишь по совместительству руководят страной, являясь де-факто лоббистами из компании атомщиков.

Все это убедительно подтверждает обоснованность сомнений в том, что декларируемые благородные цели строятся якобы на заботе о нуждах наших народов. Увы, эти декларации не имеют ничего общего с реальными стремлениями затеявших эту авантюрную аферу. И не случайно так спешили, а вдруг поймут их истинные цели и сорвут столь грандиозный замысел. Но не успели. Решение стран Балтии об отсоединении энергетических систем от энергосистем России, Беларуси и Украины однозначно ставит крест прежде всего на планах строительства форпоста этой грандиозной аферы - Калининградской АЭС.

Прекращение строительства Калининградской АЭС убедительно подтверждает, что у Беларуской АЭС нет референтной атомной электростанции. А это означает, что именно в Беларуси (а не в России) будет производится доведение до готовности российского проекта, который, как известно, существует только на бумаге.

Еще ни одна страна не смогла построить в срок атомную станцию по новому проекту. Это позволяет с уверенностью говорить о том, что все сроки введения в строй Беларуской атомной электростанции не реальны, а действительные финансовые затраты на ее создание будут такими громадными, что они никогда не окупятся вообще. Это очень важное обстоятельство, если учесть, что Беларусь не сможет продавать электроэнергию, которую должна была производить Беларуская АЭС, в страны Балтии и Польши. Но чем хуже для Беларуси, тем лучше для авторов этой аферы: надежнее ведь держать союзничка «на коротком поводке». И армянский опыт «равноправных» взаимоотношений с проатомным руководством России это убедительно подтверждает. «России выгодно закинуть петлю на шею любого государства» - подводит итог своему опыту инженер-энергетик, эксперт в области ядерной энергетики Эмиль Саакиян. И все эти льготные и очень выгодные кредиты оборачиваются лишь в изощренный способ накинуть эту петлю.

И это не единственная проблема Беларуской атомной станции. Вторая важная проблема обусловлена необходимостью иметь в горячем резерве мощность, сравнимую с мощностью одного реакторного блока, т.е. равную 1 миллиону 200 тысячам кВт. Суммарная установленная электрическая мощность Беларуси составляет примерно 6 миллионов кВт. Следовательно, мощность горячего резерва составит около 20% от установленной мощности Беларуси. Ни одна страна в мире не имеет такого соотношения между установленной мощностью и горячим резервом.

Сложная ситуация со строительством Беларуской АЭС возникла в связи с желанием руководства Беларуси подыграть Москве в ее опасных играх. Подыграть, надеясь, что самим удастся выйти сухим из воды. Напрасные надежды, уж очень сильный и расчетливый игрок. Единственным выходом из заведомо проигрышной «партии» может стать лишь решение о незамедлительном прекращении строительства АЭС. После провала Калининградской аферы у Беларуси не осталось иного выхода. Финансово-экономическое положение нашей страны не позволяет реализацию таких безумных проектов.

Проблема нашей страны заключается в том, что руководство страны словно с закрытыми глазами бросилось в бездонную пропасть, не замечая, что союзник-то остался на краю, не желая следовать за ним. Практически все силы, которые бы могли довести до руководства страны, что строительство Беларуской АЭС – это полное безумие, «вырублены» и лишены такой возможности. В прошлые времена эту роль могла бы сыграть Академия наук. Но в нашей стране Академия наук низведена до положения захудалого колхоза, куда в качестве руководителя можно «подсунуть» любого временщика. Что же касается Министерства энергетики Беларуси, то оно также лишено какой-либо возможности оказывать влияние на проведение энергетической политики в стране. И результатом такого положения стало участие нашей страны в величайшей атомной афере века, грозящей полным обвалом финансовой системы страны.

Атомная афера века дала неисправимую трещину. Можно ли ждать, пока обломки

этого сооружения обрушатся на нашу страну?

Георгий Лепин, профессор, специально для charter97.org

Лепин Георгий Федорович – физик, профессор, доктор технических наук. После аварии на Чернобыльской АЭС с 1986 по 1992 годы работал в чернобыльской зоне на аварийном блоке и в непосредственной близости от него. Являлся членом Правительственной Комиссии, которая в декабре 1998 года приняла решение о приостановке на 10 лет работ в области атомной энергетики в Беларуси. Является сопредседателем Общественного Движения «Ученые за безъядерную Беларусь». Выпустил ряд книг этого направления.