5 августа 2021, четверг, 13:49
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

РБК: Свеча Лукашенко догорела

231
РБК: Свеча Лукашенко догорела

Сегодня мы наблюдаем агонию последнего оплота социализма в Европе.

«Белорусское экономическое чудо», которое местные власти ставили в пример своим восточным и западным соседям последние 15 лет, имело под собой два главных базиса: исключительно тесные торговые связи с Россией и дешевые энергоресурсы, поставляемые едва ли не по внутрироссийским ценам, пишет РБК.

Однако с началом финансового кризиса 2008 года Москва возжелала перевести отношения с Минском в рыночное русло, особенно в вопросе энергоресурсов, и «чудо» дало трещину. В Минске осознали, что тягаться с Москвой не получится, «молочные» и «мясные» войны доказали свою бесперспективность, и местным чиновникам пришлось искать пути выхода из грядущего тупика. И эти меры больно ударили по всем белорусам, которые, как ни печально, привыкли к потрясениям.

Когда финансы поют романсы

После начала масштабного кризиса весной 2011 года произошла 300-процентная девальвация национальной валюты, и основные продукты питания резко подорожали. В то же время зарплаты не показали трехкратного роста, и тем, кто раньше привык жить на 400-700 долл. в месяц, пришлось учиться сводить концы с концами, имея на руках не больше 200 долл. Инфляция в Беларуси в 2011 году составила 118,1%, в 2012 года, по оценкам властей, - «скромные» 40%.

В течение следующего года, несмотря на потуги Минэкономики, цены в стране продолжали расти. В мае в магазинах ценники прибавили от 10 до 35%. На треть подорожали говядина и свинина, молоко и кисломолочные продукты росли в цене в два этапа - на 5% в мае и 5% в июне. Водка подорожала вдвое - с 9,4 тыс. до почти 20 тыс. белорусских рублей. Последний пример особенно важен: впервые в новейшей истории Беларуси спиртные напитки стали стоить дороже хлеба.

Фото AFP

Отметим, что повышение цен резко сказалось на богатстве ассортимента в местных магазинах. Уже весной 2011 года практически все белорусские частники переориентировались на экспорт, и сейчас встретить белорусские продукты в Москве проще, чем в самом Минске. Показательный пример: если два года назад на витринах белорусских магазинов лежали 10-15 видов сыров, пакеты молока от пяти заводов, 5-6 видов хлеба, 3-4 вида говядины, то теперь в Минске вам придется выбирать из двух предложений, и то не лучшего качества.

Вслед за частниками на экспортные рельсы перешли и госпредприятия: в России при поддержке белорусского правительства открылись десятки магазинов с вывеской «Купляйце беларускае». Одновременно с этим десятки тысяч белорусов возродили давно забытый промысел челноков и теперь покоряют рынки России, Украины и Польши.

Параллельно с этим в белорусских магазинах наметился дефицит дешевых продуктов питания. Так, после введения максимального ценового порога для молока низкой жирности местные предприятия свернули его производство, переключившись на продукцию более дорогого сегмента. Это стало причиной регулярных потасовок в магазинах за «социальную молочку» между пенсионерами, которые привыкли покупать 1,5-процентное молоко и кефир. Видеозаписи «побоищ между стариками» регулярно появлялись в Сети.

Фото: ИТАР-ТАСС

Белорусские власти похоронили местный бизнес. Сейчас нужно быть отчаянным человеком, чтобы открыть в стране собственный магазин. По данным Минэкономики, рентабельность белорусских магазинов составляет всего 3%, в непродовольственной сфере - 7%. Таким образом, затраты на открытие магазина окупятся в лучшем случае лет через 15. Зачастую владельцам магазинов после оплаты коммуналки и аренды попросту нечем выплачивать зарплату продавцам.

Если же вы открываете фирму, которая специализируется на производстве, будьте готовы к тому, что ваш бизнес отберут, если речь будет идти о прибыли с шестью нулями, говорят белорусские предприниматели. В лучшем случае нагрянувшие с инспекцией чиновники попросят вас по-хорошему проспонсировать строительство очередной детской площадки, дворца спорта или проведение хоккейного матча с участием белорусских спортсменов.

Белорусская промышленность? Нет, не слышал

Отдельной темой является белорусская промышленность, которую ставят в пример критики современной российской власти. Согласно позиции защитников Лукашенко, белорусские заводы не закрылись не благодаря поддержке властей, а по причине собственной конкурентоспособности.

Это миф, который не имеет под собой никаких оснований. С началом кризиса 2008 года властям пришлось в разы увеличить финансирование всех крупных предприятий, которые последние 15 лет существуют исключительно за счет дотаций, поступающих с «нефтяных сливок». Чтобы сдержать отток рабочих с предприятий, на заводах прекратили увольнять их собственному желанию, угрожая увольнениями по статье.

Однако даже эта мера не помогла: сейчас на всех заводах, и даже самых крупных и брендовых, как, например, Минский моторный завод или Минский тракторный завод, работают пенсионеры, женщины и выпускники вузов, направленные по распределению. Квалификация рабочих находится на исключительно низком уровне, потому что на предприятиях готовы набирать кого угодно: от филологов до выпускников сельхозакадемий. За полтора года белорусские заводы не смогли закрепиться на прежних рынках сбыта, и большинство предприятий по-прежнему работает «в склад». Однако белорусские власти не теряют надежды выгодно сбыть инвесторам крупнейшие государственные предприятия. Яркий пример - компания «Беларуськалий», которую Лукашенко отказался продавать меньше чем за 30 млрд долларов.

Правда, иностранные инвесторы больше не готовы связываться с Минском, особенно в свете истории 2002 года с фирмой «Балтика». Тогда российская компания реконструировала завод «Крынiца», и стороны договорились, что по окончании работ фирма из России получит долю больше 50% в предприятии. Однако белорусские власти по сути «кинули» питерцев, отказавшись передавать контрольный пакет. В итоге российская компания понесла убытки на 10 млн долларов. Видимо, тогда белорусский правитель впервые апробировал совет «инвестирующего оттолкни», потому что подобные истории происходили и позднее, вплоть до 2011 года.

История повторилась в августе 2013 года, когда белорусские силовики задержали в минском аэропорту генерального директора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера. Бизнесмена арестовали и предъявили ему обвинения в злоупотреблении властью и служебными полномочиями. Белорусские следователи полагают, что топ-менеджмент Белорусской калийной компании нанес «Беларуськалию» и БКК ущерб в размере 100 млн долларов. Затем Минск заочно предъявил обвинения одному из самых влиятельных людей в России - сенатору и совладельцу «Уралкалия» Сулейману Керимову.

Вся эта история, сопровождавшаяся пренебрежением всеми уголовно-процессуальными нормами, свидетельствует только об одном: от произвола белорусских властей не застрахованы даже самые состоятельные зарубежные инвесторы. А потому возникает вопрос, насколько уместно вкладывать средства в белорусскую экономику, не имея «крыши» в лице властей. Хотя и эта «крыша» порой может «поехать».

Фото: ИТАР-ТАСС

Боливар не выдержит двоих

Когда отношения Беларуси и России в очередной раз зашли в тупик в середине 2010 года, белорусскому правителю пришлось экстренно искать новых партнеров по бизнесу. Благо, адептов социализма в мире по-прежнему много.

Поддержать белорусскую экономику энергоресурсами согласилась Венесуэла: в октябре 2010 года Уго Чавес пообещал обеспечивать Беларусь нефтью следующие 200 лет, однако договор на поставки 10 млн тонн нефти заключили все же лишь на четыре года.

«Минск не будет испытывать недостатка в этом сырье», - заверил тогда венесуэльский лидер. Стоимость энергоресурсов оказалась выше, чем если бы Минск закупил нефть в России, однако это не смутило Лукашенко, который заявлял, что этот проект имеет не экономическую ценность. Уго Чавес был солидарен с белорусским правителем: «Мы - товарищи, мы строим альтернативу империализму - многополярный мир». Он добавил, что в отношениях Венесуэлы и Беларуси нет должников и кредиторов.

В мае 2010 года в Одессу прибыл первый танкер с венесуэльской нефтью. Оттуда по железной дороге в Мозырь поступили первые 57 цистерн с черным золотом. Затем танкеры из Латинской Америки стали прибывать в Эстонию, а уже оттуда - на новополоцкий нефтеперерабатывающий завод «Нафтан». Таким образом Беларусь получала до 160 тыс. тонн нефти в месяц.

Однако проект себя не оправдал: в июне 2012 года первый вице-премьер правительства Владимир Семашко заявил, что венесуэльская нефть больше не поставляется в страну ни танкерами, ни по своп-схемам. «Поставки нефти из Венесуэлы были братской помощью нашей стране в нужный момент», - заявил тогда чиновник.

Тем не менее отношения двух стран на этом не прекратились. В июне 2012 года Лукашенко заявил, что одним из наиболее перспективных направлений работы является развитие в Венесуэле добычи природных ископаемых, в частности фосфоритов, а также производство азотных удобрений. «С учетом того что Беларусь производит много калийных удобрений, она готова создать в Венесуэле огромный центр по смешиванию удобрений с последующей их продажей на весь регион Латинской Америки», - заверил он, добавив, что Беларусь и дальше готова участвовать в строительстве в Венесуэле теплоэлектростанции, газопроводов, а также агрогородков. С кончиной Чавеса и эти проекты оказались под угрозой свертывания.

Фото AFP

Миф о социальном государстве

Одной из главных заслуг белорусских властей долгое время считалась качественная бесплатная медицина. Действительно, частных клиник в стране не так много, и по большей части они специализируются на стоматологических и гинекологических вопросах.

Местные власти решили занять и эту нишу: теперь правительство регулярно спускает больницам и поликлиникам планы по оказанию платных услуг, а за невыполнение врачей карают увольнениями. Дабы выполнить установку, в клиниках назначают пациентам избыточные процедуры. В итоге только в 2012 года объем платных услуг населению вырос втрое. Таким образом, уже через несколько лет «тутэйшым» придется привыкнуть к платной медицине и рассчитывать лишь на бесплатный первичный осмотр у врачей.

Белорусам приходится за свои деньги покупать не только лекарства, но и бинты и шприцы. Помимо этого, из аптек напрочь исчезли многие лекарства, и тяжелобольным, например раковым пациентам, приходится покупать таблетки и ставить уколы за границей.

В Беларуси, как и в России, широко распространена практика выписывания из больниц смертельно больных пациентов. Дабы не портить статистику, подобных граждан обычно отправляют «на лечение» домой.

Фото: ИТАР-ТАСС

Иностранцы, проживающие в Беларуси, в том числе русские, рассчитывать на полностью бесплатную медицину не должны. Им приходится платить за все, в том числе за заведение медицинских карточек.

Белорусские специалисты, например выпускники технических и медицинских вузов, в эпоху «нулевых» высоко котировались за рубежом. Но какой власти нужны умные граждане? Белорусское правительство всерьез озаботилось проблемой обучения в университетах. Студентам платных отделений в течение 2012 году дважды повысили стоимость обучения.

Одновременно с этим Министерство образования озвучило планы по урезанию числа бюджетных мест в вузах до 50%. И это только цветочки: не исключено, что в ближайшие два-три года в стране напрочь отменят бесплатное высшее образование. Однако даже в самом министерстве эта инициатива, предложенная реформаторами, близкими к Лукашенко, вызвала бурю критики, и ряд чиновников лоббирует отмену законопроекта.

Если же распоряжение будет принято, то России стоит ожидать наплыва белорусских абитуриентов, которые легко могут составить конкуренцию местным школьникам. Не исключено, что российские власти тоже прикроют эту лавочку для «понаехавших».

Белорусам пора смириться и с мыслью о том, что социального жилья в стране больше не будет. Если раньше большинство молодых семей получали от государства льготный кредит на 40 лет под 6-12% годовых в национальной валюте, то теперь эта программа повсеместно сворачивается. Без льгот местные частные банки готовы кредитовать молодые семьи под 50-100% годовых. Если учесть, что зарплата теперь редко дотягивает до 500 долл., то многим граждан приходится жить на съемных квартирах, а мечты о собственной квартире отложить в долгий ящик.

При этом цены на недвижимость в Беларуси копеечные: двухкомнатная квартира в Минске редко стоит больше 30 тыс. долларов. Покупка квартиры в любом областном центре обойдется в 10-20 тыс. долларов. Между тем собственный дом в белорусской деревне можно приобрести за 200-1500 долларов.

Наконец, власти обещают согражданам трехкратный рост цен на коммунальные услуги. Первым эту проблему озвучил сам правитель страны, который вовремя заметил, что сегодня белорусы оплачивают едва ли 30% стоимости ЖКХ. Он указал, что, если граждане хотят жить «как в Европе», то и платить должны по европейским тарифам. Первыми на себе заботу властей почувствуют уехавшие из страны белорусы: глава государства заявил, что, даже бросив страну, они обязаны оплачивать стоимость коммуналки по полной.

А на прошлой неделе Лукашенко нанес еще один удар по вынужденным эмигрантам. Со следующего года на пенсию смогут претендовать только те белорусы, которые в течение 10 лет уплачивали взносы в Фонд социальной защиты населения. Первыми нововведение почувствуют на себе «поуехавшие». Кроме того, правитель надумал взимать с каждого белоруса, уезжающего за границу, по 100 долларов. Однако идея пока находится в стадии обсуждения.

Догорела свечка до полочки

Итак, что белорусы имеют на данный момент? После финансового кризиса 2011 года около 600 тыс. человек закрыли свои фирмы - обанкротились. За два года из страны на заработки, только по официальной статистике, уехали свыше 800 тыс. человек, причем большинство из них - мужчины в возрасте от 20 до 45 лет. В Беларуси в два-четыре раза упал уровень жизни.

Тем не менее есть и адепты белорусского лидера. По мнению экономиста Михаила Хазина, Лукашенко - это образец ответственного политика, который реально отвечает за свою страну. Система планирования, сохранившаяся с советских времен, умение играть на противоречиях России и Евросоюза, сохранение промышленности - все это является основой современного белорусского государства.

Безусловно, эти доводы имеют право на жизнь, однако относятся не к современной Беларуси, а к стране образца 2007 года. В течение 3-5 лет, с 2004 по 2008 годы, западный российский сосед мог стать новой Швейцарией в центре Европы: тогда французы, китайцы, японцы, шейхи с Востока активно вкладывались в местную экономику, в стране строили свою «Силиконовую долину», развивался мелкий и средний бизнес, ориентированный на ближайших соседей, власти проводили социальную политику.

Однако неумение и нежелание властей меняться вслед за переменами, когда классический капитализм меняет форму и лицо, потворство узким клановым интересам, наплевательское отношение на социально активные слои населения обернулось тем, что Беларусь превратилась в новую Молдову, откуда в поисках заработка и свободной жизни бегут сотни тысяч человек, а оставшееся население представлено льготниками в лице пенсионеров, врачей и - куда без них - военнослужащих и милиционеров. Сегодня мы наблюдаем уникальную картину агонии последнего оплота социализма. Стоит отдать должное, Минск удерживался от реформ даже дольше, чем КНДР.

Но теперь белорусским властям придется либо полностью реформировать модель экономики, что, безусловно, больно ударит по всем слоям населения, либо смириться и ожидать скорого присоединения к западному соседу. Правда, не на веку Лукашенко.