11 снежня 2017, панядзелак, 8:35

Пять неизвестных фактов о Калиновском

8

Вокруг Кастуся Калиновского историки неустанно ведут споры вот уже более ста лет.

За это время сама личность человека превратилась в миф. Какие факты за сто лет мифологизированы? Как использовали миф Калиновского в своих целях при советской власти и во время войны? Действительно ли Калиновского звали Кастусем? «Белсат» представляет пять малоизвестных фактов о Калиновском.

На Лукишках Калиновский не похоронен!

Первые шаги в мифологизации личности Калиновского были сделаны самими представителями царской власти в Беларуси. Экзекуцию они превратили в настоящее шоу, раструбив на весь Вильнюс и окрестности, что будет повешен «коновод мятежа». В свою очередь Калиновский сам «поддал жару», стоя на эшафоте. Он постоянно перебивал служащего, который читал приговор, обращался к присутствующим людям, а когда его назвали «дворянином», то он выкрикнул в толпу «У нас дворян нет – все равны!».

Многие сейчас не знают, где же тогда, после экзекуции, было похоронено тело Калиновского. Многие считают, что сразу там, на Лукишской площади, но это не так.

Сразу после экзекуции тело Калиновского было похоронено недалеко от виселицы. Но с наступлением темноты тело снова выкопали и перезахоронили на горе Гедимина. В то время там располагался военный гарнизон. Тело засыпали известью, а позже на том месте сделали площадку для крикета.

Это было сделано, чтобы жители Вильнюса не имели доступа к могиле Калиновского и других повстанцев, которых хоронили на территориях гарнизонов. Царские власти хорошо помнили экзекуции и события после них в 1831 и 1839 гг., когда у повстанцев Ноябрьского восстания и союзников Шимона Канарского на могилах даже зимой лежали живые цветы.

Калиновского звали не только Кастусём!

Но настоящим первым мифотворцем стал Вацлав Ластовский, который фактически и сделал из Калиновского общенационального героя, рыцаря в сверкающих доспехах, покровителя обиженных несправедливостью.

Публикация Ластовского вышла в 1916 году в издании «Гоман». Статья называлась «Памяти справедливого». Ластовский пишет: «Много лет пролежала у меня в тайном укрытии пачка бумаг, из которых отрывками хочу сейчас поделиться со своим гражданством. Бумаги эти – прозрачная память о погибшем борце за белорусское возрождение Кастюке Калиновском…»

Во времена Калиновского двойные имена были обычным явлением. Вацлав Ластовский решил упростить длинное «Викентий Константин Калиновский» до «Кастюка Калиновского», а потом и до Кастуся Калиновского, с помощью историков времен белорусизации. Наверное, Кастусь звучало более благозвучно, чем Викентий Константин, для того большого количества белорусов, у которых только формировалась в сознании идея о создании собственной истории и независимой страны. Единомышленники-историки подхватили идею и миф, что Калиновского называли Кастусем, которая живет по сей день.

Социалист Калиновский с саблей в руке

Во времена белорусизации (1920-е годы), которая проходила на территории Советской Беларуси, Калиновский вообще становится белорусским социалистом! Антироссийский аспект и восстания, и деятельности Калиновского начал замалчиваться, поэтому показывался только антишляхетский.

Белорусский герой, который боролся за предоставление земли крестьянам и против царизма, очень хорошо подходил тогдашней идеологии. Историки начинают вырывать из контекста цитаты союзников Калиновского, где говорится о предоставлении земли крестьянам и уничтожения шляхты как класса.

Поэт-социалист Алесь Дудар вообще упоминает Калиновского в стихотворении о «Советско-Польской» войне и угрожает полякам образом Калиновского:

Не сягоння было і не ўчора…

Ой, ды з раніцы плакалі гуслі…

Вандравала ліхое гора,

вандравала ў палёх Беларусі.

Госць няпрошаны, госць нязваны

нашы нівы таптаў нагой.

Помняць, помняць яшчэ партызаны

дзевяцьсот дваццаты год…

Не сягоння было і не ўчора,

бо сягоння загоены раны.

Ты не плач, Наваградскае ўзгорʼе,

не журыся тугой саматканай:

кінуў дзень залатыя кроплі

над заводам, над полем, над лугам…

Кастуся Каліноўскага покліч

сёння зноў –

ад Вяллі да Буга.

На этой волне в 1928 году выходит фильм Владимира Гардина под названием «Кастусь Калиновский». В фильме Калиновский с саблей в руках бьется с польскими панами и с представителями царского правительства, которые издеваются над белорусскими крестьянами. Правда, во времена свертывания «белорусизации» убирают и Калиновского из пантеона социалистических героев: в сталинские времена бунтари не были нужны. Советский историк Самуил Агурский заявил, что восстание проходило под польскими шовинистическими лозунгами, а Калиновский был «мифическим героем».

«Калиновцы» были во ІІ Мировой войне

«Калиновцами» сейчас принято называть либо участников восстания, либо студентов учебной программы при поддержке правительства Польши. Однако, «калиновцы» были и во времена Второй мировой войны. Причем, как по советской стороне, так и по антисоветской.

В период с 1943 по 1944 годы на территории Белостокской и Гродненской областей самым активным партизанским формированием была бригада имени Кастуся Калиновского. Под руководством комбрига Войцеховского, партизанская бригада провела большое количество диверсий против войск Гитлера. В этом формировании принимал участие и известный белорусский писатель – Алексей Карпюк.

В среде антисоветчиков тоже были свои «калиновцы» – партизанские отряды, которые создавались с разрешения немецкого командования с лета 1944 года и при поддержке Белорусской Незалежницкой Партии.Такие отряды должны были быть десантированны на территорию Беларуси и вести там партизанскую борьбу. Один из отрядов антисоветской организации «Черный кот», которая действовала в послевоенный период под руководством Михаила Витушко, также был назван в честь Калиновского.

Интересно, что и советские партизаны, и антисоветчики считали, что борются с оккупантом своей земли. Борются под лозунгом «за нашу и вашу свободу».

Калиновский не был «мясником» и не линчевал православных

С наступлением перестройки кроме национальных историков начали появляться западнорусисты. Поклонникам «русского мира» Калиновский стал костью поперек горла. В противовес Калиновскому они взяли графа Муравьева, которого называют талантливым администратором, который погасил мятеж.

За последние 10 лет с личностью Калиновского успели побороться Яков Трещенок в учебнике по истории за 10 класс 2008 года издания, где автор показывает Калиновского следующим образом: «По этнической самоидентификации, он был безусловно поляком и никогда не называл себя белорусом. Никаких объективных оснований превращать К. Калиновского в «национального героя белорусского народа» не существует».

Постоянный автор антибеларусского сайта «Regnum» – Александр Гронский также создает образ Калиновского как польского террориста в своей работе «Конструирование героя: Кастусь Калиновский».

Исследователь полагает, что Калиновский использовал крестьян для достижения собственных целей, ненавидел русских и призывал убивать православных.

Интересно, что Гронский не обращает внимания на труды историков, которые давно доказали, что среди участников восстания было около 40% православных. В межвоенный период Ян Позняк доказал, что на стороне восстания также было много православных священников и обращался к польским властям с просьбой почтить их память.

Не был Калиновский и «мясником». Он относился к жизни людей с уважением и не хотел лишних жертв. Об этом свидетельствует его объяснение, написанное в тюрьме: «В своем сознании я преступник не по убеждению, но по стечению обстоятельств, а потому пусть и мне будет дозволительно утешать себя надеждой, что воссоздасться народное благо. Дай Бог только, чтобы для достижения этого потомки наши не проливали лишней братской крови».