12 лiстапада 2019, aўторак, 20:23
Добрая навіна
Рубрыкі

Стокгольмский синдром или сделка с КГБ?

Стокгольмский синдром или сделка с КГБ?

Действия и заявления некоторых белорусских правозащитников по так называемому «делу боевиков», которое ведёт КГБ, вызывают недоумение.

С момента арестов бывших и нынешних политических активистов Беларуси нашими силовиками, включая налеты ОМОНа на офисы журналистов и правозащитного центра «Вясна», прошло достаточно времени. Наши доблестные чекисты где-то в лесу обнаружили схроны с... арматурой и ещё какими-то муляжами, что-то пробовали туда подбросить и т.д.  И под это дело упаковали в СИЗО КГБ более двадцати ни в чём не повинных граждан (некоторых, впрочем, начали отпускать, не сняв обвинений).

Признаюсь, я ожидал очень жёсткой и консолидированной реакции со стороны всех белорусских правозащитников и журналистов по поводу творимого властями беспредела. О том, что последуют очень жесткие заявления и обращения по этому поводу к международной общественности, правительствам стран ЕС и США, к правозащитным организациям мира с описанием ситуации и требованием немедленно всех освободить, а также признать арестованных граждан политзаключенными - в этом плане у меня не было никаких сомнений! Но не тут то было!

Уважаемый мной правозащитник Валентин Стефанович (ПЦ «Вясна») пояснил  в интевью радио «Свабода»,  что: «...калі мы хочам сказаць, што гэта палітычна матываваны перасьлед, мы мусім мець аргумэнты, што гэта сапраўды так. А каб мець аргумэнты, мы павінны назіраць непасрэдна судовы працэс, у чым іх абвінавачваюць, што там за зброя, ёсьць яна ці няма яе, ці была там падрыхтоўка да беспарадкаў... Гэта ўсё будзе вядома і ўсё можна будзе ацаніць».

Из этого пояснения следует, что отныне КГБ и спецслужбы вправе схватить любого гражданина Беларуси, предъявить ему любое обвинение, включая подготовку (!) к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления -- и на этом основании упечь его в СИЗО как минимум на несколько месяцев, т.е. до суда.

Не стану излишне излагать противоречивые попытки В.Стефановича оправдать такую страусиную позицию якобы существующими международными критериями для признания арестованного и находящегося под следствием гражданина политзаключенным, т.е. преследуемым в уголовном порядке по политическим мотивам. Приведу лишь свой ответ В.Стефановичу на форуме белорусской службы радио «Свабода», в котором критерий для международного признания гражданина политическим заключенным выделен жирным шрифтом:

П.Знавец: «Вось гэта "пазбаўленне волі, ужытае па відавочна палітычных матывах: па-за сувяззю з нейкім правапарушэннем, калі ёсць падставы меркаваць, што абвінавачванне цалкам сфальсіфікаванае, ужытыя неабгрунтавана жорсткія меры затрымання і стрымання" і ёсць доказ палітычна-матываванага пераследу. Валянцін, іх жа пазбавілі волі да суда, трымаюць у СІЗА КДБ, а не пад хатнім арыштам, магчыма, прымяняюць катаванні ці маральна-псіхічныя (псіхатропныя сродкі) для выбівання патрэбных прызнанняў і г.д. 

Аргументацыя, сп.Валянцін, наконт таго, што трэба дачакацца судовага разбіральніцтва, каб пераканацца ў палітычна-матываваным абвінавачванні - не вытрымлівае крытыкі. Так можна схапіць любога, і мяне, і Вас у тым ліку (напрыклад, сцвярджаць, што мы ведалі пра схрон «арматуры» для падрыхтоўкі масавых беспарадкаў) - і закрыць сп. Стэфановіча і Знаўца ў СІЗА КДБ да суда. Гэта не смешна, сп. Валянцін. Вы і Вашыя калегі па «Вясьне» баязьліва дзейнічаеце і, скажу мякка, небяспечна памыляецеся».

Из всего вышеизложенного у меня, как, полагаю, и у многих других граждан Беларуси из числа яростных критиков и просто оппонентов режима Лукашенко есть основания полагать, что часть белорусских правозащитников, увы, уже не свободна в своих действиях. Тут возможны два варианта для объяснения, мягко говоря, сверхосторожных действий (а точнее, бездействий) наших правозащитников:

1) Они либо находятся под гласным или негласным контролем спецслужб, заключив с нашим КГБ своеобразный «пакт о ненападении», суть которого: вы молчите о наших действиях до суда, а мы в свою очередь гарантируем, что арестованных «организаторов будущих беспорядков» или «несостоявшихся террористов» осудят по минимуму.

2) Наши правозащитники уже поражены так называемым «стокгольмским синдромом».

Напомню, что стокгольмский синдром — это психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда заложники начинают симпатизировать и даже сочувствовать своим захватчикам или отождествлять себя с ними. 

Как известно,  25 марта  2017г. отряд ОМОНа совершил налёт на офис ПЦ «Вясна».  Всех находившихся там людей, включая правозащитников, вооруженные спецназовцы положили лицом в пол, пиная и обыскивая их и всё вокруг. После такой предварительной «жёсткой обработки» возникновение стокгольмского синдрома у части людей -- обычное явление.

Если у человека под воздействием сильного стресса возникает стокгольмский синдром, то у него ломается воля, а с ней и способность сопротивляться насилию. Вся психика человека, поражённого стокгольмским синдромом, вкупе с его мыслями и действиями направлена на то, чтобы выжить и сохранить себя любой ценой.

В заключение хочу сказать следующее: я ни в коем случае не хочу никого из белорусских правозащитников обидеть. 

Сейчас для всех нас важно, чтобы творимый  властью и её чекистским и милицейским ведомствами беспредел был немедленно остановлен. Остановлен как внутренним массовым гражданским неприятием и презрением, так и максимально жёсткой международной реакцией по фабрикуемому делу «боевиков».

Одной из действенных мер, способной остановить этот беспредел  и дальнейшую шизофренизацию белорусской власти  и её спецслужб может быть следующее:

1) рекомендация европейским структурам о внесении в список невъездных в страны Евросоюза, США и Канады сроком на 25 лет или пожизненно всех лиц, задействованных в фабрикации «дела боевиков», а также членов их семей;

2) публикация сведений о них в СМИ и внесение в соответствующий люстрационный список. 

Этот люстрационный список должен быть приложением к соответствующему  Закону, который вне всякого сомнения, будет принят в постлукашенковской Беларуси. 

Таким образом, по Закону о люстрациях все лица, причастные к репрессиям в отношении граждан и организаций в период правления Лукашенко, будут лишены возможности в будущем занимать любые должности в государственном аппарате.

Павел Знавец, депутат Верховного Совета, «Белорусский партизан»