9 жнiўня 2020, Нядзеля, 11:42
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Москва, убирайся!

6
Москва, убирайся!

Почему поднялся Дальний Восток России.

10-го июня губернатор Хабаровского края Сергей Фургал по обвинению в организации покушения на убийство одного бизнесмена и убийстве еще двух в 2004—2005 годах был арестован доставлен в Москву. После этого в Хабаровске прошли самые массовые акции протеста за всю его историю — к тому же еще и не санкционированные. В городе с населением чуть более полумиллиона человек по данным местного МВД протестировать вышли 10−12 тысяч человек, хотя оппозиционеры утверждают, что эта цифра — занижена. Несанкционированные акции протеста также были и в Комсомольске-на-Амуре. Интересно, что несмотря на несанкционированность этих акций и даже переброшенные в Хабаровск отряды Росгвардии из других регионов, по сообщениям, первые аресты протестующих состоялись в воскресенье, 12-го июля, и то задержаны были только четверо молодых людей, один из которых, возможно, был пьян.

Удивительно то, что в России действующих руководителей регионов с регулярностью в среднем один раз в год арестовывают по обвинению в каких-то уголовных делах (с 2015 года таких случаев — минимум четыре), но из-за них население на местах не выходило на улицы с протестами, а тем более в интернете не распространялись призывы в их поддержку — как в этот раз — «Я/МЫ — Сергей Фургал». Еще более странно то, что даже российские оппозиционные журналисты и политики не отрицают возможной причастности господина Фургала к криминальным деяниям — даже убийству — но их симпатии, как и симпатии народа, на стороне хабаровского губернатора. Издание «Медуза» свою публикацию о нем и протестах вокруг его ареста назвало «Слишком народный губернатор».

Попробуем разобраться, в чем дело. Сначала о самом фигуранте дела: Сергей Фургал не новый человек в российской политике. Он трижды избирался в Государственную Думу России V, VI, VII созывов в 2007 — 2018 гг. До того с 2005 по 2007 гг. был депутатом Законодательной думы Хабаровского края IV «на непостоянной основе». Интересно, что для возбуждения уголовного дела понадобилось пятнадцать лет, потому что во времена его депутатства в Москве его дела бизнеса, которые вполне могли иметь «уголовную составляющую», российские правоохранительные органы не интересовали.

Теперь посмотрим на регион, в котором происходят протесты: Хабаровский край входит в состав ДФО — Дальневосточного федерального округа, является третьим по площади среди субъектов Российской Федерации, но занимает 35-ю строчку по количеству населения с 1 миллионом 315 000 жителей. Законодательный орган — Дума Хабаровского края — состоит из 36 депутатов, из которых 24 депутата избираются по одномандатным избирательным округам, 12 — по единому избирательному округу, сроком на 5 лет. По результатам выборов, состоявшихся в сентябре прошлого года, 28 мест в местной Думе получила ЛДПР, по 2 голоса — Единая Россия и КПРФ, одно место — Депутатское объединение Наш край и один депутат — внефракционная, которая была исключена из рядов коммунистов уже после избрания. Российское региональное издание «ВостокМедиа» пишет, что эта Дума может претендовать на звание самого молодого регионального парламента России: средний возраст народных избранников — 47 лет, причем почти 40% депутатов 3 это люди, которым на момент избрания было меньше 40 лет. Интересно, что свою мартовскую публикацию, в которой журналисты в общих чертах пишут о первых полгода работы хабаровской Думы, издание назвало очень показательно: «Как Хабаровский край превратился в тренировочный полигон ЛДПР».

Один важный нюанс дела кроется в ЛДПР. Действительно, роль партии Владимира Жириновского в России в целом, и в Хабаровском крае в частности, очень интересна. ЛДПР является одной из двух российских партий, которая имела свои фракции в каждой Государственной Думе РФ, то есть она участвовала во всех выборах и всегда преодолевала проходной барьер. Российская оппозиционная журналистка Юлия Латынина часто называет ЛДПР «партией-спойлером», которая формально выполняет роль санкционированной оппозиции, главная задача которой — производить впечатление наличия в России некоего подобия политического плюрализма. Злые языки говорят, что когда Сергей Фургал шел в политику, ему не хватило денег на вступление в партию Единая Россия, но хватило на ЛДПР. Также распространена информация о договоренности между предыдущим губернатором и «единороссом» Вячеславом Шпортом и Сергеем Фургалом: мол, г-н Фургал на выборах 2018 г. не должен был «идти до конца» для того, чтобы обеспечить победу господину Шпорту, против которого малоизвестная кандидат от коммунистов Анастасия Саламаха шансов бы не имела. Говорят, что для разговора с господином Фургалом перед вторым туром в Хабаровск приехал и сам полномочный представитель (полпред) президента России в ДФО Юрий Трутнев и также говорят, что и ему он пообещал снять свою кандидатуру. В результате Сергей Фургал все же пошел до конца: в первом туре он получил 35,81% голосов, Вячеслав Шпорт — 35,62%, преимущество составляло 675 голосов избирателей, но во втором туре он победил — 69,57% против 27, 97%. Юрий Трутнев, возможно, человек и не очень злопамятный, но этот случай он однозначно запомнил.

Имеем такую ситуацию: кандидат от Единой России проиграл кандидату от ЛДПР, на выборах в местный парламент, состоявшихся в следующем году после избрания губернатора, правящая партия получила лишь 2 места в Хабаровске думе, ЛДПР — 28. Понятно, что, с одной стороны, Кремлю политическая ситуация в Хабаровском крае никак не может нравиться, в частности на фоне довольно низкой явки на голосовании по поводу изменений в конституции этого года —44%. С другой стороны, в Кремле хорошо знают, что «Единой России» доверяет все меньше граждан и этот факт летом прошлого года официально признал Дмитрий Медведев. На этом фоне понятно, что и ЛДПР имеет вид не такого уж и надежного «ручного конкурента». Владимир Жириновский в ответ на арест Сергея Фургала заявил о гонениях на ЛДПР и пригрозил различными демаршами, в частности отзывом других губернаторов от ЛДПР (таких, как минимум, еще двое — во Владимирской и Смоленской областях) и даже революцией. Очевидно, его угрозы вряд ли к чему-то приведут, но господин Жириновский действительно вынужден пересмотреть стратегию деятельности своей политической силы и ее сотрудничество с кремлевским режимом.

Еще один важный аспект этих протестов — их откровенная направленность против федерального центра. Люди на улицах Хабаровска призывают Москву убираться из их края и даже цитируют Кутузова, которому приписывают выражение «Чтобы спасти Россию, нужно сжечь Москву» (кстати, если поискать эту фразу в интернете и посмотреть, на каких изображениях она чаще всего встрачается, вы можете удивиться, что некоторые россияне охотно пишут ее на своих машинах). Протестующие говорят журналистам, что не хотят больше терпеть Путина, давления со стороны Москвы, Фургал — выбранный ими губернатор и так далее. Им не интересно слушать о темном прошлом своего губернатора, они — на его стороне, а также соцопросы подтверждают, что он в регионе — популярнее, чем президент России.

Арест Сергея Фургала состоялся вскоре после голосования за внесение изменений в Конституцию и, соответственно, «обнуление» сроков президентства Владимира Путина. Можно прогнозировать, что политический прессинг Кремля на регионы будет только усиливаться, но также становится очевидным, что в ответ будут усиливаться и протестные настроения населения России. Не факт, что в случае несанкционированных акций в других регионах Росгвардия будет вести себя столь же вежливо и сдержанно, как в Хабаровске, однако мятежный Дальний Восток России уже воспринимается российскими оппозиционными силами как знак того, что по крайней мере какая-то часть населения готова к протестам. Нам не стоит тешить себя надеждами на свержение путинского режима силами региональной российской оппозиции, а тем более руками недовольной ЛДПР во главе с господином Жириновским, однако хабаровские протесты все же вселяют веру в то, что с Россией «не все потеряно».

Напоследок, немного смешной конспирологии и просто красивого символизма относительно «Хабаровского майдана»: на гербе Хабаровского края изображен белогрудый черный медведь с высунутым красным языком, который сидит в хорошо известной нам позе казака Мамая, но вместо бандуры в своих лапах держит щит, на котором, кроме маленькой красной рыбки, изображен обратный вилкообразный крест… голубого цвета на желтом фоне. Совпадение?

Максим Яковлев, «Новое время»