22 января 2021, пятница, 6:58
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Станислава Глинник: Белорусы уезжают, чтобы вернуться

7
Станислава Глинник: Белорусы уезжают, чтобы вернуться
Станислава Глинник

Как внучка Станислава Шушкевича помогает белорусским беженцам в Варшаве.

Станислава Глинник — внучка первого руководителя независимой Беларуси Станислава Шушкевича. В 2013 году она уехала на обучение в Польшу, а в 2020-м стала одним из основателей организации Белорусский Молодежный Хаб, которая входит в основной состав Центра Белорусской Солидарности.

О событиях в Беларуси и что сегодня делается для помощи белорусам в Варшаве Станислава рассказала сайту Charter97.org.

— Станислава, как ты, внучка первого руководителя независимой Беларуси, оказалась в Польше?

— В 2013 году я приехала сюда по Программе имени Кастуся Калиновского. До этого я училась в Белорусском государственном университете на специальности «Биотехнология», но забрала документы. В течение этого года меня задержали на работе, так как мы сдавали помещение независимым наблюдателям на «парламентских выборах». Из-за того, что я из политически ангажированной семьи, какие-либо проблемы и интерес ко мне возникал в течение всей жизни. В итоге я поняла, что получать образование мне лучше за границей и подала документы на программу Калиновского, по которой сюда приехала.

Здесь я продолжила образование в Варшавском университете, но так как поняла, что у меня не гуманитарный склад ума, сменила университет и сейчас заканчиваю SGGW (Szkoła Główna Gospodarstwa Wiejskiego — Главная школа сельского хозяйства) по специальности «Гастрономия и отельное дело».

— А как Станислав Станиславович отнесся к тому, что ты вынуждена была уехать из Беларуси?

— В принципе, он не имел ничего против. Разговоры о том, что я могу получить образование за границей, велись, наверное, в течение всей моей жизни. Было понятно, что семья не сможет оплачивать мое образование. Мы говорили о том, что если я смогу поступить на бесплатное, если я смогу сама доказать, что могу учиться за границей и получить диплом, то со стороны семьи нет препятствий. Единственное, что мы сразу решили, что я не должна остаться за границей после учебы. Получить образование за границей — это одно, а остаться где-то насовсем — это совсем другое.

— То есть, планируешь после получения диплома вернуться в Беларусь?

— Конечно. И в последнее время пытаюсь ускорить этот момент.

— Как пытаешься ускорить? Через свою общественную деятельность?

— Да, у меня уже есть какой-то опыт общественной деятельности, я вижу, чем могу заниматься по возвращению в Беларусь. У моей семьи тоже есть интересные проекты. Отец организует белорусский культурный центр на границе с Литвой. Есть много интересных вещей, которые нужно делать в Беларуси.

В Варшаве я занялась активизмом только в этом году. До этого я все время дружила с какими-то организациями, периодически принимала в чем-то участие, вела больше культурные мероприятия, устраивала литературные вечера, организовывала концерты белорусской и украинской музыки. В активную политическую деятельность я попала 18 июня этого года, абсолютно случайно, потому что это был период, когда в Беларуси начались массовые аресты. Насколько я помню, на тот момент уже арестовали и Сергея Тихановского, и Виктора Бабарико. В Минске начали выстраиваться цепи солидарности.

— Как раз 18 июня Виктора Бабарико и арестовали.

— И нужен был ответ от Варшавы, нужна была акция. Все хотели выйти и выразить солидарность. К сожалению, ни одна из имеющихся на тот момент организаций не организовала протест, на который могли бы прийти все. Я увидела в комментариях в группах белорусов в соцсетях, что люди начинают сами собираться, но понимала, что никто не договорился с польской полицией. Потому что по польским законам не надо просить разрешения, но надо уведомить о том, что будет акция. Я зарегистрировала акцию на себя, создала встречу и позвала всех.

Вот так прошла первая акция под посольством Беларуси 21 июня, на которую пришло больше полтора тысяч человек. И после этого очень много людей мне написали, очень много людей подходили на самой акции, начали появляться какие-то идеи, вокруг меня появилась группа активных ребят, и мы продолжили проводить акции в течение всего лета, вплоть до основания Центра белорусской солидарности.

— Ты стала одним из создателей в Варшаве организации Белорусский Молодежный Хаб?

— Да, вместе с Александром Лапко и Андреем Ракевичем мы создали Белорусский Молодежный Хаб. И Белорусский молодежный хаб стал сооснователем Центра Белорусской Солидарности. Мы сейчас работаем из офиса на Oleandrów 6, консультируем белорусов, которые сюда приезжают, не только репрессированных беженцев, но и в целом всех людей, которые в последнее время выехали из Беларуси по разным обстоятельствам.

Многие уезжают из-за чувства небезопасности, необязательно быть при этом арестованными. Мы помогаем по возможности всем. Я лично консультирую семьи с детьми о том, например, как отдать ребенка в школу, как легализовать здесь свое проживание. Наш специалист Анна Каневска помогает студентам, помогает заполнить документы на программу Калиновского либо подобрать другую подходящую программу, консультирует по поступлению, по языковым курсам.

Александр Лапко, руководитель нашего Хаба и представитель By_help (организация, помогающая с выплатой штрафов и компенсаций жертвам насилия силовиков), сейчас занимается мероприятиями. Мы проводим онлайн и оффлайн мероприятия, в том числе образовательные и интеграционные вебинары о том, как начать жизнь в Польше. На них мы говорим об образовании, работе, легализации и о полезных лайфхаках. В проведении оффлайн мероприятий, конечно, во время пандемии у нас есть серьезные ограничения. Но малочисленными группами проводим экскурсии и вечера памяти, а также мастер-классы, например, по плетению рождественских венков. Недавно был вечер в честь 90-летия Владимира Короткевича: читали произведения, делали видеоматериалы, которые впоследствии распространяем в Беларуси.

По возможности стараемся делать как можно больше всего, концентрируясь на том, чтобы поддержать белорусов. Стараемся записывать видео, делать медиапроекты, разрабатывать инфографику.

— Ну а как ты оцениваешь вообще эмиграцию белорусов в Польшу? Сейчас серьезный рост?

— Рост серьезный, но я сравниваю с эмиграцией украинцев, поскольку застала эту волну. После начала Майдана в Польшу приехали 2 миллиона украинцев. Если считать по пропорции — это как будто бы приехало 500 тысяч белорусов. То есть, в сравнении получается, что не так уж и много уехало людей.

Все-таки, сравнивая с Украиной, я понимаю, что у нас срабатывает классическая история того, что мы «тутэйшыя» и белорусы со своих земель уходят только тогда, когда не остается другого выбора.

— А в каком настроении, в каком состоянии приезжают люди?

— В разном. Мне нравится, что у большинства людей, которые приезжают, нет желания ассимилироваться в Польше, быть поляками и забыть о том, что они белорусы. Чаще всего люди продолжают в меру возможного быть волонтерами белорусских активных групп здесь, ищут для себя работу в белорусских организациях. Кто был активно заангажирован в общественное движение, продолжает быть в общественном движении, только теперь отсюда.

Конечно, важный момент, что многие, к сожалению, не знают польского языка. Это часто влияет на возможности как-то трудоустроиться, но, тем не менее, каждый может что-то для себя найти. Мы всегда рады волонтерам, и люди продолжают помогать.

— То есть большинство готово работать на свое скорое возвращение домой?

— Да.

— А в прежние годы такая тенденция разве была?

— Мне кажется, что нет. С другой стороны, среди моих друзей, которые имеют статус беженцев еще с 2010 года, многие хотели продолжать помогать Беларуси избавиться от режима. Все-таки много редакций белорусских медиа, многие организации находятся здесь. Здесь работают люди, которые чаще всего по политическим причинам не могут вернуться домой. Но мне кажется, что до этого года крайне мало белорусских организаций могли удовлетворить запрос белорусов на активизм. То есть, люди, может быть, и хотели продолжать заниматься белорусским вопросом, но не могли, потому что не было организаций, которые могли бы их направить.

— Что сейчас делает Молодежный Хаб? Конкретно какую программу помощи вы выполняете?

— Мы сейчас реализовываем проект совместно с фондом HumanDoc, в рамках которого оказываем консультации по работе, консультации студентам, консультации по легализации, консультации семьям. И помимо этого мы делаем образовательные, культурные и интеграционные мероприятия.

В рамках работы Центра Белорусской Солидарности мы по возможности оказываем материальную помощь. Но это чаще всего не денежные выплаты. Помогаем найти жилье на первое время. Если человек нуждается, мы можем оплатить человеку жилье на месяц. Поскольку с 1 декабря в Польше можно работать по гуманитарным визам, то мы стараемся поддержать человека только первое время, пока не он найдет работу и не устроится.

Мы, конечно, хотели бы помочь всем, но на это у нас не хватит ресурсов, поэтому помогаем только первое время и только тем, кто действительно не может прожить здесь без нашей помощи. Также мы оформляем бесплатные sim-карты, передаем коды для супермаркета «Бедронка», в основном, в лагеря для беженцев и шелтеры. Шелтеры уже действуют в Варшаве, Кракове и Белостоке.

— Что такое шелтер?

— Это квартира, которая предназначена для того, чтобы там временно могли жить люди. Не в лагере для беженцев, а вот в таком месте. И в первый месяц они могут там жить бесплатно, во второй - это половина стоимости, и если они хотят остаться там дольше, то уже должны платить полную стоимость.

Для того, чтобы получить помощь в Центре белорусской солидарности, нужно обратиться на инфолинию ЦБС по номеру +48722722500 либо в Телеграмме по никнейму @cbshelp. Оператор инфолинии расскажет, чем можем помочь. Это может быть материальная помощь, консультативная помощь, помощь юристов и многое другое. В зависимости от ваших вопросов, сотрудники инфолинии направят к нужным людям, которые смогут вам помочь. Если есть какие-то вопросы, которые непосредственно Центр не решает, у нас есть огромная группа волонтеров, которые лично могут помочь: зарегистрировать счет в банке, сходить в какой-то исполком, привезти вам продукты, если вы находитесь на карантине. В целом по любому вопросу можно написать и узнать. Чаще всего мы можем помочь.

— Тяжело ли белорусам устроиться на работу в Польшу?

— С 1 декабря официальным решением польского правительства белорусам, которые въезжают по гуманитарным визам либо по программе Poland Business Harbour, разрешено официально работать. То есть больше не нужно разрешение на работу в Польше. Раньше нужно было писать воеводе, узнавать, нет ли поляков на конкретное рабочее место. Чаще всего это просто формальная процедура, но она занимает две-три недели. Сейчас ее не нужно проходить, можно напрямую устраиваться на работу.

Но есть и другой момент — знание польского языка. Для работы в Польше знать польский язык нужно чаще всего. Если это работа на польские компании, а не на международные, где идет речь об английском языке. Без польского языка это может быть только физический труд. Таких вариантов много. Есть большая потребность в людях на фабриках, на складах, на заводах, водителями, доставщиками. То есть физическую работу найти легко. Если же все-таки человек хочет работать на более высококвалифицированной должности, то нужно знать польский язык.

К счастью, белорусам легко выучить польский, потому что это близкая языковая группа. И сейчас не только мы, а также и другие организации предлагают ускоренные курсы польского языка. У нас сейчас нет нового набора, мы только что начали курс, но ищем дополнительных преподавателей. Я думаю, что с января мы запустим еще один курс польского языка. У нас будут группы и онлайн, и стационарные.

— Говорят, у поляков очень доброжелательное отношение к белорусам.

— Поляки очень любят устраивать на работу именно белорусов. Считается, и я с этим согласна, что белорусы исполнительные, трудолюбивые, не воруют, не обманывают. И поэтому опыт работы у поляков с белорусами хороший, очень охотно берут на работу, это правда.

— Помимо гуманитарной деятельности вам приходится заниматься и политикой. Вы сегодня выступаете активно за введение экономических санкций в отношении режима Лукашенко?

— Да. Мы поддерживаем все требования протестующих в Беларуси. Считаем, что Лукашенко должен уйти.

Главная цель нашей работы на самом деле — это прекратить эту работу. Центр Белорусской Солидарности — это временное объединение, созданное для экстренной помощи белорусам. И мы надеемся, что вскоре белорусам не нужно будет никуда убегать. Возможно, еще какое-то время нужна будет помощь, чтобы вернуться домой. На этом мы и закончим свою деятельность.

Если останутся белорусы, которые захотят жить дальше в Польше, они смогут стать участниками культурных и интеграционных процессов, налаживания дружеских связей между Польшей и Беларусью. Но я надеюсь, что нам больше не придется помогать беженцам, просто потому что их больше не будет.

— Будем надеяться. А что конкретно вы делаете для введения санкций? Идет взаимодействие с польскими властями, правозащитными организациями?

— В данный момент группа волонтеров Белорусского Молодежного Хаба готовят письма, обращения и к польскому правительству, и к конкретным организациям, которые сотрудничают с белорусским бизнесом. Мы хотим добиться санкций против режима Лукашенко в Польше.

В том же магазине Carrefour можно до сих пор купить продукты «Санта-Бремор», например. Есть и строительные поставщики. У нас есть список всех этих поставщиков. Мы сначала будем направлять письма непосредственного в эти организации, посмотрим на их реакцию. Возможно, они просто еще не догадались, что это не очень хорошо, что они поддерживают режим. Мы попробуем выйти с ними на контакт напрямую. Если у нас это не выйдет, мы продолжим этого добиваться акциями и направлять письма уже в государственные инстанции.

— Как Станислав Станиславович оценивает твою работу?

— Мы с ним это практически не обсуждаем. Иногда мама рассказывает, что деду, например, показали какое-то видео, на котором я что-то рассказываю, или мои вебинары. И мне передают, что он мной гордится. Это, конечно, приятно.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».