10 снежня 2022, Субота, 2:46
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Осторожно, клоны!

20
Осторожно, клоны!

Кто и почему борется с Николаем Автуховичем?

Недавно белорусскую общественность и людей, интересующихся нашей страной в мире, буквально шокировала информация, которая пришла из застенков гродненской тюрьмы от белорусского политзаключенного Николая Автуховича.

«Народная воля» назвала его письмо «Письмом из ада». Настолько трагической и страшной была правда бытия узников белорусских тюрем и концлагерей. Но оказалось, не все считают информацию, переданную Автуховичем на волю, правдивой. На сайте «Еврорадио» появилось интервью с «известным белорусским правозащитником» Андреем Бондаренко под заголовком «Правозащитник: Не все тюремщики из «черного списка» должны там быть».

Отвечая на вопрос журналиста о ситуации с Николаем Автуховичем и о том, почему администрация гродненской тюрьмы не попала в «черный список» Евросоюза, руководитель зарегистрированной в Беларуси организации «Платформ инновейшн» Андрей Бондаренко ответил так:

«Здесь надо понимать, что то оппозиционное лобби, которое сегодня существует за пределами Беларуси, отдалено от белорусских реалий, не всегда ориентируется в том, что на самом деле происходит в нашей стране. И получается так, что Евросоюз или министерства иностранных дел европейских стран не владеют полной информацией. А иногда даже владеют не вполне правдивой информацией о происходящем в Беларуси.

Относительно ситуации с Автуховичем, то здесь нельзя высказаться однозначно. Всем понятно, что происходит давление на политзаключенного. Но избранный им метод защиты, причинение себе вреда — это оставляет вопросы. Мы все ценим и уважаем Николая Автуховича. Но в данном случае необходимо было выбрать другой метод защиты. Николай сделал такой выбор, это его дело, и мы будем поддерживать политзаключенного. Но это не говорит о том, что начальник гродненской тюрьмы в этом случае должен быть внесен в список невъездных. Потому что каких-либо других доказательств его причастности к давлению,  к пыткам и жесткому бесчеловечному обращению с заключенными мы не имеем».

Очень просто: информация Автуховича «не вполне правдива», потому что каких-либо других доказательств о причастности руководства гродненской тюрьмы к давлению, пыткам и жестокому бесчеловечному обращению с заключенным они не имеют.

Находящийся уже почти без малого пять лет в заключении Автухович передает на свободу сигнал о помощи. Сообщает конкретные факты пыток и издевательств. Чтобы остановить беспредел администрации гродненского СИЗО в отношении себя и своих товарищей по заключению, даже вынужден был пойти на крайнюю меру — вскрытие живота. Но «правозащитнику инновейшн» эти факты и способ борьбы кажутся «сомнительными».

Сегодня я живу за границей и отношусь к «белорусскому оппозиционному лобби». Да, мы, руководители «Европейской Беларуси», «Письмо из ада» Автуховича восприняли как крик о помощи и разослали его во все международные структуры, которые занимаются правами человека в Беларуси, и по всем нашим международным контактам. В оценке реалий гродненской тюрьмы мы опираемся на информацию, полученную от политзаключенного Автуховича, а не на мнение какого-то «черта из табакерки».

Письмо Автуховича действительно наделало очень много шума на Западе, потому что появилось в тот момент, когда «отбеливатели» режима как в евроструктурах, так и из Беларуси, в очередной раз пытаются отмыть и помочь Лукашенко.

Для нас не является главным, попадет ли начальник гродненской тюрьмы в «черные списки» Евросоюза или нет. Мы убеждены, что все руководители силовых структур белорусского режима, всех тюрем и лагерей должны находиться в списках невъездных, так как репрессии против всего общества в Беларуси носят массовый характер, а условия содержания заключенных не соответствуют взятым на себя страной международным обязательствам.

Сегодня мы акцентируем внимание европейских политических и правозащитных организаций на том, что белорусские политзаключенные находятся в критическом положении, и остановить террор в стране могут только экономические санкции против диктатора и его олигархов.

Я уже более 16 лет состою в белорусском правозащитном движении, поэтому считаю крайне опасным заявление своего однофамильца в отношении Николая Автуховича, так как на основании таких заявлений таких правозащитников лоббисты белорусского режима утверждают о «значительном улучшении» ситуации с правами человека в стране, снимают санкции с Макея и Пефтиева и исключают проблему освобождения белорусских политзаключенных из повестки дня.

Сегодня «политбеженцами за границей» и «известными белорусскими правозащитниками» внутри страны называют себя все, кому не лень. В 2009 году в белорусских СМИ прошла информация, что к 7 годам заключения за финансовые махинации приговорен некто Андрей Бондаренко. К нам обращались представители одной из белорусских партий с просьбой, чтобы мы признали этого человека политзаключенным. У нас такой информации не было.

Весной 2011 года в тюрьме КГБ во время одного из допросов оперативники сказали мне: «Ваши друзья на Западе требуют освобождения Бондаренко. Так вот, мы Бондаренко уже освободили». Оказалось, что был освобожден, полностью оправдан и получил компенсацию за незаконный арест в размере 100 миллионов белорусских рублей экс-бизнесмен Андрей Бондаренко. Позднее я прочитал в газетах, что этот человек не только был чудесным образом оправдан, но и в кратчайшие сроки, опять же чудесным образом, зарегистрировал в Беларуси свою правозащитную организацию. К моему выходу из тюрьмы в апреле 2012 года мой однофамилец звучал во всех белорусских медиа уже как «известный белорусский правозащитник».

«Вясна» Алеся Беляцкого и многие другие действительно известные организации и партии зарегистрироваться в Беларуси не могут годами, а здесь такой фантастический успех. На постсоветском пространстве существует феномен такого вида грязных политических технологий как клонирование, когда по одному округу против сильного кандидата выставляются несколько однофамильцев, так называемых клонов, чтобы избиратели были в растерянности. Не считаю себя суперпопулярной фигурой, но когда после «американки» я попал в тюрьму на Володарского, а потом в ИК-15, ко мне подходили люди и говорили: «А почему ты здесь? Мы читали, что тебя освободили».

Главное, конечно, не в одинаковых фамилиях и не в одинаковых брендах. Сегодня спецслужбы широко используют прием взращивания псевдодемократических клонов — личностей, организаций и структур, которые действуют от имени оппозиции, представляются независимыми экспертами и известными правозащитниками. Но отличить клонов достаточно легко. Судите древа по их плодам.

Дмитрий Бондаренко, специально для charter97.org

Фото: «Наша Ніва»