14 снежня 2018, Пятніца, 21:15
Дзякую вам
Рубрыкі

«Они набросились на сына, как сорвавшиеся с цепи псы»

93

Сморгонская милиция оказалась в центре скандала.

У жителя Сморгони Бориса Змитровича мелкая размолвка с женой послужила поводом для задержания, в ходе которого он был сильно избит и получил химический ожог глаз. Избиение продолжалось и в помещении дежурной части милиции, куда его доставили в последствии, пишет «Гомельская весна».

Поздним вечером 14 января, после празднования юбилея отца в ресторане, у молодого человека состоялась словесная перепалка с женой; Борис слегка оттолкнул её и ушел домой. Жена, пребывая в расстроенном состоянии, не задумываясь набрала в телефоне классическое «102» и стала просить помощи. Обращение в милицию поступило к проезжавшему милицейскому патрулю: не разбираясь в сути конфликта и правомерности поведения участников конфликта, те, в свою очередь, ориентировали другие патрули на задержание Змитровича.

Далее события стали развиваться стремительно и катастрофически для Бориса. Ни о чём не догадываясь, тот шел по ночному парку. Внезапно прямо по пешеходной дорожке пронёсся милицейский автомобиль с мигалкой.

«Что-то случилось», - успел подумать Борис.

Но к нему уже спешно приближались трое сотрудников милиции.

Они были плохо ориентированы в сути конфликта и, не называя определенных причин для задержания, потребовали от Бориса проследовать с ними в отдел милиции, невнятно называя при этом какие-то надуманные основания. Мол, поступила на вас какая-то жалоба, но от кого и по какому поводу сообщить не могли. Борис Змитрович, предполагая свою невиновность и, соответственно, отсутствие оснований для задержания, проследовать в милицию наотрез отказался.

Вспоминает мать пострадавшего, Наталья Васильевна:

«Сын постарался выяснить причину задержания, но в ответ слышал только: «Проедем в РОВД». Затем два сотрудника заломили ему руки, брызнули в лицо газом из баллончика, свалили на дорожку и, надев наручники стали наносить удары ногами по телу. Третий сотрудник продолжал «обрабатывать» лицо перцовым газом.

После этого Бориса, избитого и окровавленного, затащили в автомобиль и доставили в РОВД.

Там сына держали в наручниках более 30 минут, хотя он вёл себя спокойно и надобности в применении спецсредств никакой не было. Ему ничего не объясняли и не оказывали никакой медицинской помощи, хотя сын стонал от боли, и ещё очень сильно жгло глаза».

В РОВД раздумывали: ведь, если Змитрович жену не бил, а насильственное задержание, очевидно, надо чем-то оправдать, то решили привлечь его к ответственности за появление в ночном зимнем безлюдном парке в состоянии алкогольного опьянения. Поэтому, не снимая наручников, увезли из РОВД в больницу на освидетельствование. На жалобы же задержанного на боль в глазах, нехватку воздуха для дыхания не реагировали, хотя по закону обязаны были оказать немедленную помощь.

Медики центральной районной больницы почему-то тоже отнеслись к своим обязанностям халатно, нужной медицинской помощи не оказали, а старались «найти» алкогольное опьянение. Дежурный доктор не заметил даже ожога коньюнктивы глаз.

В итоге установили наличие в крови 1,55 промилле алкоголя, что совсем не говорит, что человек сильно пьян. Далее врач принял решение проверить Бориса в позе Ромберга (стояние с вытянутыми вперед руками в целях выяснения устойчивости), не обращая при этом внимания на химический ожог глаз и сдавленные за спиной наручниками руки. В итоге – констатировал состояние опьянения, хотя указал, что на вопросы обследованный отвечал четко.

Далее рассказывает мать Бориса:

«Мы стали искать сына и когда узнали, что он в милиции, сразу же поехали туда и в конце концов, забрали окровавленного Бориса в порванной куртке и с разбитым телефоном домой. Только тогда вызвали скорую, которая и оказала необходимую медицинскую помощь».

Из заключения судмедэксперта:

«У Змитровича Б.В. обнаружены телесные повреждения: химический ожог конъюктивы обоих глаз, кровоподтеки и ссадина на лице, ссадина в правой пояснично-повздошной области и ссадины в области лучезапястных суставов... Они образовались от действия твёрдых тупых предметов... образовались от скользящих воздействий предметами, имеющими ребра (тупые двугранные углы)».

Как это похоже на удары милицейскими берцами! Но на этот вопрос ни жене пострадавшего, ни его матери никто не ответил ни в милиции, ни в Следственном комитете.

Со слов матери рапортов о задержании в отделении милиции никто не составлял. Это позже появились протоколы, а когда забирали сына из милиции, начальник сказал, что оформим формальный протокол и отпустим. Ну и составили протокол по 17.3 КоАП (распитие алкогольных напитков или нахождение в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения), а сын даже не мог прочесть, что подписывает из-за ожога глаз. Это уже в понедельник, когда Змитровичи подали заявление в милицию на действия сотрудников, проводивших задержание, только тогда были написаны рапорта, с ошибками по времени задержания.

Более 9 месяцев назад Борис Змитрович обратился в районный отдел Следственного комитета с заявлением о привлечении сотрудников милиции, которые его задерживали, к ответственности за избиение при задержании. За это время следователь Гришечкин принял 3 постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Во всех постановлениях действия сотрудников признаны правомерными. Два постановления отменены, а жалобу на последнюю рассматривает Гродненская областная прокуратура. Отклонены были и жалобы по факту избиения при задержании, поданные в службу личной безопасности милиции.

Говорит Наталья Васильевна:

«Чтобы добиться справедливости мы фактически боремся с многими инстанциями: милицией,прокуратурой, следователями. Практически везде встречаем фальшь и непонимание.

Мы впервые столкнулись с такой несправедливостью, с этой всей системой. Мы думали, что случается несправедливость, но чтобы вот так? Куда ни обратимся, в какие двери не войдем, везде – молчание и непонимание.

Самый частый ответ, который мы слышали всё это время: «Не знаю».

Я даже следователю Гришечкину так и сказала однажды: «Вот я педагогом работаю. У нас, когда ученик не знает предмет, мы ставим ему «Два». Так вот и вашей работе можно ставить «два». Как же так? Неужели нельзя задерживать по закону, не избивая, не заливая глаза перцовым газом? Они же сорвались тогда как псы с цепи. Ведь мы живём в обществе и милиция защищать нас должна, а не калечить. И почему мы должны бояться сотрудников милиции? В конце концов оказалось, что сын невиновен ни по статье 17.3, ни по статье 23.4 КоАП (неподчинение сотрудникам милиции). Так за что же тогда он был избит?»

Насколько такие действия милиции правомерны?

Сотрудники не разъяснили гражданину основания ограничения права, назвали ему выдуманную причину задержания. Впоследствии сотрудник стали ссылаться на то, что формальной причиной задержания являлось нахождение нетрезвого прохожего в общественном месте.

Само по себе нахождение нетрезвого в общественном месте не является правонарушением, а, следовательно, оснований для задержания Бориса не было, он не совершал правонарушения. Требование проследовать в отдел милиции, фактически – задержание, были неправомерными.

А применение слезоточивого газа в условиях, когда силы наряда милиции заведомо превосходят силы задерживаемого, когда тот не оказывает активного сопротивления и нет оснований беспокоиться за жизнь и здоровье сотрудников и окружающих – непропорциональное, а значит – необоснованное действие.

Избиение задержанного, т.е. применение физической силы не в правомерных целях, является должностным преступлением.

В помещении отдела милиции задержанный настойчиво просил дать ему возможность промыть глаза от слезоточивого вещества, однако вместо этого подвергся избиению.

И действительно, много вопросов у родных осталось после просмотра записи видеорегистратора непосредственно в здании РУВД. На видео отчётливо видно, как Змитрович, спокойно стоящий в коридоре милиции в окружении двух сотрудников, внезапно оказывается лежащим на полу, а один их сотрудников вдруг стал чесать видимо ушибленный правый кулак. Но основная загадка кроется во времени записи, из которой именно в этот момент исчезли 22 секунды.

Рассказывает Наталья Васильевна:

«По этому поводу мы обращались в милицию, и получили ответ, что пробел в записи связан с тем, что зависли компьютеры.

Затем мы обратились в отдел собственной безопасности, где ответили аналогично: технический сбой. Сын же не смог пояснить, почему он упал, поскольку из-за ожога глаз и сильной боли не видел, кто его так ударил. Но когда мы забирали его из милиции обратили внимание на разбитый в кровь нос сына. Мы даже опасались,что может быть перелом».

У Бориса Змитровича есть чувство собственного достоинства и понимание своих гражданских прав, поэтому сразу после случившегося он обратился с заявлениями в СК, прокуратуру и к руководству МВД.

И вот, спустя почти 9 месяцев – вывод Следственного комитета: действия сотрудников милиции правомерны. Даже избиение в отделе милиции?

А ведь этот факт вообще не стал предметом изучения в рамках проверки, несмотря на наличие вышеупомянутой записи с камеры наблюдения в материалах. Даже эксперт немного удивился:

«Указанные в постановлении и со слов подэкспертного обстоятельства не поясняют наличие у Змитровича Б.В. кровоподтеков на лице»

Обжалование неправомерных действий сморгонских милиционеров продолжается.