20 сакавiка 2019, Серада, 19:23
Выклік для кожнага
Рубрыкі

Провальный пикник в горах

21
Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Белорусско-российские саммиты продолжают бить рекорды.

Когда перед Новым годом А. Лукашенко два раза на одной неделе посетил Кремль, все говорили, что такой интенсивности переговоров раньше не было. Но вот теперь мы впервые увидели сочинский марафон, встреча лидеров продолжалась три дня.

Важно обратить внимание, что 8 февраля, накануне встречи Лукашенко и Путина в Сочи, отношения с Беларусью были рассмотрены на заседании Совета безопасности РФ. Чего, кажется, тоже раньше не было. Во всяком случае, об этом публично не сообщалось. Поэтому можно сделать вывод, что политический вес белорусского вопроса во внешней политике России возрастает.

Надо полагать, инициатором новой встречи лидеров была белорусская сторона. Об этом свидетельствует тот факт, что в начале первого дня переговоров А. Лукашенко шесть (6)! раз благодарил В. Путина за приглашение в Сочи.

Переговоры закончились, что в сухом остатке? Если главным итогом трехдневного саммита объявляется договоренность о сотрудничестве в гуманитарной сфере, то вывод один: стороны опять не договорились по ключевым вопросам, как и во время встреч в Кремле 25 и 29 декабря прошлого года.

Но тогда, перед Новым годом, ни сами президенты, ни их пресс-службы никак не комментировали итоги переговоров.

И отличие Сочинского саммита от предыдущих неудач заключается в том, что теперь обе стороны тщательно микшируют, прячут провал, всячески демонстрируют успехи сотрудничества, пытаются строить «потемкинские деревни» интеграции. Это выразилось не только в том, что президенты по итогам встречи вместе поиграли в хоккей. Ранее признаком провала был как раз отказ А. Лукашенко участвовать или присутствовать на спортивных мероприятиях. Теперь трехдневный саммит был представлен как пикник в горах. Неудача была закамуфлирована внешним благочинием, всяческим ретушированием проблем в двусторонних отношениях.

Полной неожиданностью прозвучало заявление А. Лукашенко, что вопрос о налоговом маневре не обсуждали: «Мы только что говорили, что выйдем, нас журналисты встретят, и я чувствую, что обязательно этот вопрос зададут, как будто это важнейшая проблема в отношениях между Беларусью и Россией. Она действительно существует. Но я вам исключительно искренне и честно говорю: мы, по-моему, даже это слово не промолвили за эти три дня».

В таких случаях в старину российские крестьяне говорили: вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Уже в течение трех последних месяцев все выступления белорусских и российских официальных лиц, дискуссии в СМИ двух государств сконцентрированы вокруг темы компенсации за налоговый маневр, увязанной с проблемой дальнейшей интеграции Беларуси и России в рамках Союзного государства. Теперь это один из «проклятых вопросов» белорусско-российских отношений. И накануне сочинской встречи высокие чиновники с обеих сторон довольно определенно формулировали, что президенты намереваются решить ту самую проблему налогового маневра, по которой не удалось договориться в ходе предновогодних переговоров в Кремле 25 и 29 декабря. 7 февраля посол Беларуси в России Владимир Семашко даже заявил: «Я почти на 100% уверен, что 13 февраля вопрос налогового маневра будет решен».

И теперь А. Лукашенко на голубом глазу заявляет, «как будто это важнейшая проблема в отношениях между Беларусью и Россией», и «мы, по-моему, даже это слово не промолвили за эти три дня». Явно неуклюжая попытка сохранить хорошую мину при плохой игре. Зачем же тогда он приехал в Сочи? Чем занимались президенты целых три дня? Только катались на лыжах и играли в хоккей? По словам А. Лукашенко, они договорились проанализировать состояние союзных договоренностей. Но об этом они договорились еще во время первой встречи в Москве 25 декабря, и для решения этой задачи даже создали совместную рабочую группу (которая почему-то так и не приступила к работе).

Понятно, что таким нехитрым способом А. Лукашенко хотел скрыть неудачу переговоров. Дескать, поскольку вопроса о компенсации налогового маневра не было в повестке дня, то нельзя говорить о неудачном результате. Но в итоге получилось все с точностью до наоборот. Внешне выглядит так, что тот вопрос, который больше всего интересует официальный Минск, В. Путин не захотел даже обсуждать.

Хотя, мне кажется, что на самом деле вопрос налогового маневра все же обсуждался. Посмотрите на состав представителей правительств двух стран, которые участвовали в переговорах. Это вице-премьеры, министры, отвечающие за энергетику, экономику и финансы. Именно в таком составе и можно обсуждать этот вопрос. Зачем же эти сильно занятые люди приехали в Сочи?

И еще. Обратила на себя внимание длинная реплика А. Лукашенко перед журналистами о суверенитете, независимости, его ссылка на волю народов. Сложилось впечатление, что он продолжает спор, повторяет аргументы, которые он использовал совсем недавно во время переговоров.

Для политиков важно умение проигрывать красиво. В данном случае получилось не очень. И здесь удивительно вот что. А Лукашенко и В. Путин знают друг друга 20 лет, каждый год встречаются по нескольку раз. За это время они должны были бы понимать один одного с полуслова, полувзгляда. Поэтому странно, что им понадобилось провести три многочасовых саммита, чтобы понять простую вещь: разногласия непреодолимы, они договориться не могут!

И здесь неожиданно всплывает еще один сюжет. Оказывается, 16 февраля А. Лукашенко должен был выступить на Мюнхенской конференции по безопасности. До сих пор новый образ Беларуси как государства-миротворца, донора безопасности формировался в выступлениях Лукашенко в Минске. Теперь появилась возможность сделать это на представительном международном форуме в Германии.

Визит А. Лукашенко в Мюнхен готовился, но был отменен. Начальник управления информации МИД А. Глаз объяснил это так: «Буквально в самый последний момент возникли определенные временные накладки. В связи с необходимостью решения важных вопросов белорусско-российских отношений во время переговоров с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным в Сочи в этот раз участие в Мюнхенской конференции на уровне президента Республики Беларусь не представилось возможным».

Что же за важные вопросы не пустили А. Лукашенко в Мюнхен? Было бы понятно, если бы в ходе третьего дня переговоров в Сочи В. Путин пообещал дать денег. Так ведь нет. Согласно официальной информации, 15 февраля Лукашенко и Путин обсуждали сотрудничество в области культуры, образования, спорта. Никаких особых проблем в этой сфере между странами нет. Это вопросы явно не президентского уровня. И ради этого А. Лукашенко пожертвовал поездкой на Мюнхенскую конференцию?

Этот сюжет сильно ударил по имиджу А. Лукашенко. Получается, что уже приехав в Сочи, он передумал лететь в Мюнхен. Какой вывод могут из этого сделать зарубежные наблюдатели? Только один: Путин не пустил. С учетом того, что А. Лукашенко проигнорировал уже несколько приглашений в Европу, данный эпизод укрепляет достаточно распространенное мнение, что во внешней политике, особенно в отношениях с Западом, Беларусь несамостоятельна, сильно зависима от Москвы.

Валерий Карбалевич, «Свободные новости»