18 лiстапада 2019, панядзелак, 5:26
Дзень другі
Рубрыкі

Валерий Карбалевич: Руководство Беларуси поражено государственным иммунодефицитом

15
Валерий Карбалевич: Руководство Беларуси поражено государственным иммунодефицитом
Валерий Карбалевич

Власти ведут опасную и вредную игру.

«Мы часто даем в руки соперникам орудие нашей собственной гибели».

Эзоп

Эта встреча премьеров Беларуси и России ожидалась с большим интересом как белорусской политизированной публикой, так и зарубежными актерами. Она должна была внести некую ясность в отношении перспектив белорусско-российской интеграции. Именно это обещали официальные лица.

29 мая пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил: «Путин и Лукашенко поручили правительствам двух стран до 21 июня подготовить «дорожную карту» по развитию интеграции». 15 июня министр экономического развития РФ Максим Орешкин по итогам встречи с министром экономики Беларуси Дмитрием Крутым в Москве отметил, что программы по углубленной интеграции России и Беларуси согласовали на 90%, дальнейшее обсуждение продолжится на уровне премьер-министров 21 июня в Минске. При этом уточнил: «У нас будет два документа: «дорожная карта» действий и некий концептуальный документ, который будет описывать принципы, на базе которых движение будет происходить».

И вот премьеры встретились. Звучали весьма оптимистичные заявления.

Но оказалось, что гора родила мышь, с большой тучи получился маленький дождик. Никаких документов по итогам переговоров Сергея Румаса и Дмитрия Медведева принято не было. Из этого следует, что большие надежды на итоговую встречу премьеров Беларуси и России не оправдались. Принципиальные разногласия между союзниками не преодолены, «дорожная карта» интеграции застряла в дороге.

Из реплик обоих премьеров выяснилось, что подписание документов переносится на ноябрь. Таким образом, все откладывается еще на пять месяцев.

Напомню, что о создании двусторонней рабочей группы по разработке перспектив отношений между союзниками президенты договорились перед Новым годом в Кремле. Но совместная работа как-то не заладилась. Российская часть группы начала работать сепаратно, подготовила свои предложения и направила их в Минск. Здесь разработали встречные предложения и отправили в Москву. Наконец в мае—июне начались реальные переговоры, подготовка документов. Однако сейчас выяснилось, что нужно еще пять месяцев, чтобы хоть что-то подписать.

Важно обратить внимание, что долгое время белорусская сторона стремилась вообще не трогать тему интеграции, а предлагала обсуждать только «спорные вопросы двусторонних отношений», например, компенсацию потерь из-за налогового маневра. А Москва упорно настаивала на своей повестке дня и, судя по всему, уломала официальный Минск. Об этом свидетельствует заявление Д. Медведева после переговоров в белорусской столице, что «мы наконец-то по интеграционной тематике говорим на одном языке».

Кстати, из реплик С. Румаса и Д. Медведева просочились хоть крохи информации о том, какие вообще темы и вопросы обсуждаются во время этого переговорного марафона. Вот белорусский премьер говорит: «В обновленной программе действий будут прописаны в первую очередь дорожные карты по секторам экономики».

То есть надо понимать, что речь идет о промышленной кооперации. Но эти проблемы можно решать на уровне министерств только в рамках государственной плановой экономики. В условиях рыночных отношений это вообще не дело правительств. Там сами субъекты хозяйствования самостоятельно кооперируются с кем хотят, исходя из своих интересов. К тому же все прежние попытки объединения (МАЗа — с «Русскими машинами», «Интеграла» — с «Ростехнологиями» и др.) закончились неудачно.

Еще одна реплика С. Румаса: «Когда мы говорим об общих, или даже по некоторым секторам — единых рынках, то понимаем, что это равные условия для наших субъектов хозяйствования». И пояснил, что равные условия хозяйствования предусматривают «одинаковое и налогообложение, и элементы бюджетной политики, и равные цены на энергоносители, и равные регуляторные правила».

То есть, как можно понять, речь идет о создании общих правил в экономике двух государств, согласовании макроэкономической политики, унификации экономических условий. А Дмитрий Медведев уточнил: «Работа над союзным договором Беларуси и России завершится только тогда, когда мы изменим необратимым образом наше законодательство».

Таким образом, Москва хочет застолбить, зафиксировать согласование макроэкономической политики с помощью унификации экономического законодательства. Теоретически все это, даже интеграцию таможенной деятельности, возможно сделать без создания наднациональных органов управления.

Но возникает один фундаментальный вопрос: зачем, какой в этом практический смысл? Для чего нужна, например, унификация налоговой, бюджетной политики? Ведь в Беларуси и России очень разные экономические системы, с разным масштабом, структурой, моделью хозяйствования. В РФ основным источником наполнения бюджета является экспорт нефти и газа. Для лучшего решения этой задачи теперь там осуществляется налоговый маневр. В Беларуси другие источники бюджетных доходов, а следовательно, должна быть другая налоговая система. Их трудно, даже вредно подводить под один знаменатель. Унификация экономических условий связывает руки правительствам обеих стран, а положительный экономический эффект такой интеграции очень сомнительный.

Унификация экономического законодательства и правил хозяйствования имеет смысл только при одном условии: если рассматривать этот шаг как переходный, промежуточный этап на пути к полному объединению двух стран. Никакого другого смысла нет. Поэтому, думаю, Россия хорошо понимает, что делает. А вот понимает ли белорусское руководство? Думая только о получении российских субсидий, оно открывает дверь в новое измерение, делает шаг к усилению зависимости от резко активизировавшей свою деятельность империи.

С другой стороны, такая тактика очень опасна для международной репутации, внешнего образа Беларуси. Ведь что видят и слышат иностранные субъекты? Что Беларусь и Россия ведут переговоры об объединении в одно Союзное государство, обсуждается процедура перехода к единой валюте. Все хитрости, тонкая игра официального Минска могут остаться без внимания. И какие выводы могут делать из всего этого зарубежные политики, инвесторы? Они достаточно просты. Какой смысл делать инвестиции, иметь экономические отношения с Беларусью, если неизвестно, какая здесь будет экономическая политика, валюта? Зачем рисковать? Так прямо, официально, в ходе переговоров, разумеется, никто не говорит. Но многие подразумевают.

Кажется, руководство Беларуси это обстоятельство до конца не понимает. Оно поражено государственным иммунодефицитом. Его уверения в незыблемости белорусского суверенитета и переговоры с Россией о создании Союзного государства противоречат друг другу. На самом деле эта игра опасная и вредная.

Валерий Карбалевич, «Свободные новости»