20 кастрычнiка 2019, Нядзеля, 20:48
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

В Пскове 100 дней подряд стоят пикеты

1
В Пскове 100 дней подряд стоят пикеты
Фото:RFL/RL

Жители российского города требуют освободить политических активистов.

В дождливый день 21 сентября псковичи вышли с плакатами в сотый раз потребовать свободы для политических активистов Артема и Лии Милушкиных, обвиняемых в сбыте наркотиков. "Сотый" – в буквальном смысле: сегодня сто дней, как в Пскове началась бессрочная акция протеста, пишет Север.Реалии.

Ирина Милушкина, мама Артема, на сотом пикете
Фото:RFL/RL

"Здравствуйте, Елена! Спасибо вам за письма! Пытаюсь достучаться до главного врача СИЗО Капитонова. Прошу врача отправить меня на обследование в областную больницу в связи с ухудшением здоровья, и в СИЗО нет врача пульмонолога, невропатолога. Пишу заявления, но тщетно", – письма Артема Милушкина из следственного изолятора активисты сегодня в "гайд-парке" читали вслух, под дождем. Редкие прохожие останавливались, недолго слушали, шли дальше.

Артем и Лия Милушкины лишены свободы с января этого года. Артем содержится под стражей, Лия – под домашним арестом. Супруги – известные в Пскове политические активисты, Лия была избрана координатором псковского отделения "Открытой России" и сотрудничала со штабом Навального, Артем был организатором и постоянным участником протестных акций.

Лия и Артем Милушкины
Фото:RFL/RL

Сейчас им предъявлено обвинение в сбыте наркотиков в крупном размере. Дело почти целиком строится на показаниях наркозависимого полицейского агента. Участники бессрочной протестной акции уверены, что дело Милушкиных сфабриковано точно так же, как было сфабриковано дело журналиста Ивана Голунова. И рассчитывают освободить их тем же способом – через общественное давление.

"Не дать сделать как привыкли"

Бессрочные пикеты в поддержку арестованных активистов спровоцировали сами полицейские. 14 июня мать Артема Ирина Милушкина пришла на митинг за отставку губернатора Псковской области Михаила Ведерникова с плакатом "Свободу Артему Милушкину, 5 месяцев в СИЗО". Как только она развернула плакат, к организатору митинга подошли полицейские и потребовали убрать его "ввиду несоответствия заявленным целям акции".

Уже через час Ирина Милушкина стояла с тем же плакатом у здания регионального УМВД.

– Это моя последняя надежда выразить свой протест, сказать свое слово в защиту сына. По-другому я ему помочь не могу. Он не виноват, пять месяцев в СИЗО – это большой срок для того, чтобы предъявить доказательства, если бы он был виновен. За это время мне разрешили с ним увидеться только один раз, – говорила Ирина Милушкина полицейским, которые сразу окружили ее.

Первый пикет Ирины Милушкиной
Фото:RFL/RL

Ее первый выход с пикетом совпал с волной протеста из-за дела журналиста Голунова и подготовкой к Международным Ганзейским дням, когда в Псков должны были съехаться делегации из десятков европейских городов ("Ганзейский союз Нового времени" объединяет более 180 городов из 16 европейских государств. Это международная неправительственная межмуниципальная организация ("культурное содружество городов"), основанная в 1980-м году, которая ставит своей целью развитие торговли и туризма. – СР). Активисты решили объявить о начале бессрочных пикетов. Более десяти человек заявили, что будут стоять ежедневно и прекратят акцию только в случае освобождения Милушкиных или предъявления очевидных доказательств их вины.

– Пикеты – это часть общественной кампании, цель которой – не дать полиции сделать всё как они привыкли – без лишнего внимания прессы и общества. Сделать то же самое под камерами журналистов и правозащитников – значительно сложнее, – считает один из постоянных пикетчиков правозащитник Владимир Жилинский.

– Протестовать "на кухне" или в "Фейсбуке" я не умею, поэтому когда вижу, что происходит несправедливость, которая касается (или может коснуться) меня или моих друзей (а у нас – "один за всех и все за одного"), то выхожу на улицу, – объяснял активист Павел Чернов.

Акция поддержки в Санкт-Петербурге

Либертарианец Николай Никифоров специально приезжает из Санкт-Петербурга на пикеты в Псков, потому что "если люди будут молчать, то власть станет раскручивать маховик репрессий".

– Дело сфабриковано потому, что Артем выступал против действующей власти, – считает Николай. – Сфабриковано потому, что, во-первых, будучи политическим активистом, человек вряд ли будет заниматься сбытом наркотиков, во-вторых, силовики еще в ноябре угрожали ему подбросить наркотики, это было в прессе. Власть боится неповиновения и запугивает людей при помощи выборочных посадок.

Свое обещание активисты сдержали. Каждый день, начиная с 14 июня, в Пскове стоит пикет с требованием освободить Артема и Лию.

Пикетчики собирали митинг в "Гайд-парке", стояли в поддержку Милушкиных на центральных улицах города и у "желтого дома" – так в Пскове называют здание администрации региона на улице Некрасова. Игорь Батов для этой локации сделал специальный плакат с надписью: "Губернатор! Псковичи Милушкины сидят за политику!"

– Губернатор – фигура, наиболее близкая к правительству, президенту и к позволяющим этот беспредел лицам. Губернатор отвечает за происходящее в области. Я не могу высказать своё недовольство Путину и Медведеву в лицо, поэтому пошел под окна его кабинета, – рассказал Батов, лидер общественной экологической организации "Свободный берег".

Игорь Батов около здания администрации области
Фото:RFL/RL

"Потому что не могу молчать", – объясняет он мотивы своего участия в пикетах.

– Потому что на своей прострелянной шкуре знаю беспредел распоясавшихся силовиков и не желаю с этим мириться, – говорит Батов. Несколько лет назад у него случился конфликт во дворе, когда пьяный полицейский в ответ на замечание достал пистолет и начал стрелять. – Хотел своим примером показать, что надо бороться.

Каждый раз полицейские появляются на пикетах через пять минут после начала. Они переписывают паспортные данные, задают вопросы и снимают участников на видео. Самый мощный наряд был выслан к "желтому дому", когда там с плакатом появилась 84-летняя активистка Анна Ершова. Сначала мимо проехала обычная патрульная машину, и, оценив обстановку, запросила подкрепление в лице автоматчиков в бронежилетах. Автоматчики по телефону спрашивали начальство, нужно ли везти Анну Владимировну в отделение, но наверху решили не обострять.

– Полицейские спрашивали: "Кто вас послал?". А я им: "Меня не нужно посылать, я сама кого хочешь пошлю!". Один другому говорит: "Будем забирать?". Ну, вот что в башке у них?! – возмущается Анна Владимировна. – Я вышла, потому что дело Милушкиных – это, конечно, политический заказ. Человек сидит столько времени, уже суд нужен! А где улики? Его подозревают, но нет доказательств этому. Так можно на любого навесить невесть что. Меня это возмущает! Произошел произвол! Я лично Артема Милушкина не знаю, но всегда встану на защиту тех, кто терпит несправедливость!

84-летняя Анна Ершова

"Без папы какие каникулы?"

К библиотекарю Екатерине Новиковой, которая выходила на пикет в первый из Ганзейских дней, приехал ОМОН в компании полицейских на скутерах.

– Они подбежали, не представились, но сразу наехали и попросили в очень грубой форме прекратить митинг. Я им рассказала, чем митинг отличается от пикета и что я имею право стоять. Они не слушали и грубо кричали, что порвут плакат. Прессовали все время, пока я стояла, – вспоминает Новикова.

Екатерина Новикова с пикетом на городском празднике
Фото:RFL/RL

Екатерина – одна из постоянных участников бессрочных пикетов. В обеденный перерыв приезжает в центр города и разворачивает плакат.

– А что делать? Они за уши притягивают все дела. Человек не должен сидеть просто так: либо предъявляйте доказательства вины, либо выпускайте. А он в СИЗО. У нас полстраны сидит так. А наша цель проста – чтобы по закону все было! – объясняет Новикова.

Сыновья и отец Артема в суде
Фото:RFL/RL

– Правоохранительные органы не должны быть были марионетками в политических играх. Не должны держать людей в заключении месяцами и годами. Человек должен быть в СИЗО, только когда есть действительно железные доказательства вины. Если же его убирают как политически активного гражданина, за то, что он против действий властей и открыто выражает эту точку зрения – это неправильно, – согласен с ней пикетчик Кирилл Козлитин.

Псковский националист Георгий Павлов убежден, что Артема уже восемь месяцев держат в СИЗО из-за того, что он отказался сотрудничать со следствием.

– Он отказывается сотрудничать со следствием (естественно, отказывается, потому что он невиновен, я в этом полностью уверен), травят его здоровье. То есть думают так: "Не сотрудничаешь, мы тебя инвалидом сделаем", – уверен Павлов.

27 августа полицейские официально объявили адвокатам, что расследование уголовного дела завершено. К первоначальному обвинению в сбыте крупной партии наркотиков добавились и новые. Как рассказал адвокат Артема Владимир Данилов, следствие считает, что Милушкин сбывал наркотики в 2011 году, организовывал поджоги кафе и шиномонтажных мастерских в 2018 году и три раза продавал амфетамин в 2019 году (то есть до своего ареста 17 января).

О том, что Милушкин сбывал наркотики и был причастен к поджогам следствию рассказал ранее засекреченный свидетель – наркозависимый 28-летний Станислав Павлов, которого незадолго до начала "дела Милушкиных" полицейские задержали с партией наркотиков. Теперь, по словам Данилова, Павлов дает показания, что он вместе со своим другом получал от Милушкина наркотики, а тот за это просил их устраивать поджоги.

Владимир Жилинский на главной городской площади
Фото:RFL/RL

13 сентября Лие и Артему Милушкиным вновь продлили арест, пока адвокаты знакомятся с материалами дела. Защита просила заменить меру пресечения на более мягкую, но суд оставил в СИЗО Артема Милушкина, так как посчитал, что активист сбежит за границу или продолжит заниматься "преступной деятельностью". Его жена под домашним арестом. Ей разрешили звонить детям и встречать их после школы, а два часа для прогулки поделили на час днем и час вечером.

Несмотря на официальное завершение следствия, активисты не собираются уходить с улиц.

– Если мы не будем выходить, требовать, заявлять о происходящих несправедливостях, то их будет происходить всё больше и больше. Огласка, внимание, публичный диалог – это единственное, что может сейчас повлиять на силовиков, – говорит правозащитник Владимир Жилинский. Он уверен, что именно пикеты заставили следователей наконец передать дело в суд.

– На фоне резонансных дел Ивана Голунова и Павла Устинова мы увидели цеховую солидарность и реальный результат этой солидарности. Но количество незаконно осуждённых людей в России существенно больше этих двух случаев. И нам катастрофически не хватает общегражданской солидарности, – считает псковский оппозиционер, член партии "Яблоко" Николай Кузьмин.