1 красавiка 2020, Серада, 16:51
Народны карантын
Рубрыкі

В этом королевстве что-то явно пошло не так

2
В этом королевстве что-то явно пошло не так

Почему застройщикам можно все?

О праве на город в Минске говорят, кричат, спорят и плачут уже очень давно. Власти распоряжаются городским пространством на своё усмотрение, при этом нередко игнорируя интересы местных жителей. А мы злимся и возмущаемся, но нам в ответ чуть ли не прямым текстом говорят, что это просто бизнес. Ничего личного.

Вот и новый пример, который описала белорусская служба «Радио Свобода»: строительство комплекса Minsk World в районе старого аэропорта. Кипрская компания решила инвестировать в строительство, а сербская организация, чьи владельцы лично знакомы и публично симпатизируют Лукашенко, выступает в качестве застройщика и получает ряд льгот.

Новые квартиры – это, конечно, хорошо, но для строительства этого комплекса сносили частные дома, проигнорировав желания их жителей. А здание старого аэропорта продали за две базовые величины. Теперь там финансовый центр Dana Holdings.

И было бы нечестно считать, что происходящее касается только отдельно взятого городского района. Такие застройки имеют огромное идеологическое значение и показывают, как меняется семиотика (знаковые системы) города, и как мы сами, увы, очень мало можем на это повлиять. Во всяком случае, пока что.

Градостроительство как стихийное бедствие

Семиотика современных городов в целом имеет свои особенности. Если в эпоху Ренессанса города, по мнению теоретиков, должны были иметь точные планы строительства и развития, основанные на разных концептуальных подходах, то сейчас всё иначе.

Сейчас города часто растут очень стихийно, и это происходит из-за неразрывно связанных процессов урбанизации и рурализации. И о пересекающихся интересах властей и крупного бизнеса тоже не стоит забывать.

Конечно, планы градостроительства есть и сейчас. Но, как показывает практика, с концептуальностью стратегии развития Минска у нас серьёзные проблемы. Планы могут меняться достаточно резко, и о какой-то конкретной концепции говорить достаточно сложно. С кем властям выгодно сотрудничать, те компании и получают преференции в своей работе. А уж что и как они понастроят, это дело десятое.

Эти процессы приводят к обострению конфликта «свои-чужие» в городском пространстве. Изначально виноваты в ситуации с застройками те, кто даёт на них разрешение. Но с народной злостью в результате приходится сталкиваться и тем, кто покупает квартиры в недавно построенных жилых комплексах. Этих людей обвиняют в предательстве и говорят, что они не любят город. Их объявляют чуть ли не классовыми врагами.

Постоянное разделение городского пространства на «своё» и «чужое» обусловлено самой природой города, но также и некоторыми особенностями механизмов нашей самоидентификации в эпоху постмодерна.

В традиционной культуре и культуре модерна в основе самоидентификации индивида были сообщество, религия и место жительства, а сейчас эти механизмы стали более сложными и менее очевидными.

Настоящие местные и понаехавшие

В городском пространстве оппозиция «свои-чужие» обычно относится к объектам окружающей среды (зданиям, площадям, памятникам, паркам и пр.), но также распространяется и на субъектов – местных жителей. Людей, живущих в крупном городе, снова же традиционно разделяют на «настоящих» местных и «понаехавших». Ко второй категории относятся как к чужим, пришлым и порой воспринимают их (нас) как опасность для города и «настоящих» местных жителей.

Чтобы попасть в категорию «понаехавших» чужих, совсем необязательно быть родом не из Минска. Порой достаточно на любом уровне поддержать сомнительные проекты (например, купить квартиру в новом жилом комплексе Dana Holdings). И пусть хоть пять последних поколений в вашей семье рождались и жили в Минске, вас всё равно не будут воспринимать как «своих».

Это происходит главным образом из-за конфликта ценностей. Новое строительство ведётся вопреки протестам местных жителей, и любая его поддержка считывается как пренебрежение теми людьми, чьи дома снесли ради строительства многоэтажек. А заодно это вроде как одобрение продажи застройщику историко-культурной ценности, вход в которую теперь возможен только по пропускам. И, напомним, продали здание аэровокзала за 2 базовые величины.

А ещё дело в том, что сообщества, через которые мы сейчас определяем кого-то как своих или чужих, часто объединяют людей не по врождённым признакам, а по приобретённым. Эти сообщества постоянно трансформируются, и люди часто попадают в них по собственному желанию или по приобретённому соответствию каким-то критериям. Конечно, врождённые критерии (место рождения, социальный статус, уровень образования и материальной обеспеченности родительской семьи) тоже на многое влияют, но роль приобретённых критериев становится всё более значимой.

Иерархия ценностей и образ города

Ценности, которыми мы руководствуемся в жизни, не равнозначны, а выстраиваются в достаточно чёткую иерархию. И достаточно абстрактные национальная и гражданская гордость может оказываться важней конкретного желания иметь жильё в собственности. Особенно, если гордость эта своя, а желание купить квартиру – чьё-то чужое.

Реальность такова, что, планируя своё будущее, человек ориентируется прежде всего на собственную иерархию ценностей. Ориентируясь в широком спектре социальных и прочих ценностей, он или она выбирает те, которые в данной конкретной ситуации больше всего связаны с его или её доминирующими потребностями.

Безусловно, такой же логикой руководствуются и власти, когда одобряют снос частной застройки и вырубку городских парков. Но к ним мы можем и должны предъявлять претензии по поводу этого выбора. Городские и государственные власти должны руководствоваться интересами города, а не своими собственными, - это их прямая должностная обязанность.

Один из подходов к изучению города предлагает рассматривать его как текст, а все городские пространства – как элементы этого текста. Важно, что ни один из элементов не должен рассматриваться обособленно. Все они существуют в контексте, который влияет на то, что горожане думают о трансформации города и насколько легитимной и допустимой считают стратегии городского планирования.

Как говорится, один раз – случайность, два – совпадение, три – уже тенденция. Вот и с минскими застройками так. Дом Чижа разрушает архитектурный ансамбль старого города, Кемпински изменяет образ проспекта Независимости, постепенный снос частного сектора то тут, то там, в целом изменяет городской ландшафт. Местные жители всегда недовольны, властям и застройщикам всегда наплевать.

Так что строительство Minsk World – это всего лишь элемент общей тенденции. Ещё одна клякса в тексте нашего города, которая сама и сама по себе портит общий образ и функциональность текста, а уж вместе с другими кляксами делает его всё менее читаемым.

Новая идеология

Долгое время о Минске можно было говорить, как о городе, в котором архитекторы перерабатывают общую военную травму. Этот процесс тоже был напрямую связан с идеологическими течениями, но в нём действительно были отображены идеи, актуальные для большей части жителей.

Да, мы и раньше как сообщество имели не очень много возможностей влиять на городское планирование, но были определённые границы, за которые вроде как никому нельзя было выходить.

А недавно на улице Стефании Станюты в Минске появился памятник Сретену Каричу – одному из основателей Dana Holdings. И это, кажется, был даже не тайный подкоп под негласную границу, а её полное разрушение «средь бела дня». Теперь у нас в городе есть памятник человеку, разрушающему образ этого самого города.

Безусловно, пока город жив, в нём всё ещё может меняться. Возможно, однажды мы вернём себе право на город и сможем сильнее влиять на его развитие. Но пока что тенденция удручающая.

У нас есть не только памятник застройщику, но и неприкосновенная скульптура «Минский городовой», которую нельзя ударять (школьнику пришлось публично раскаиваться в поступке), целовать, и на которую нельзя повязывать шарф.

У нас вырубают деревья, сносят частные дома и полностью переиначивают город. И мы очень, очень мало можем на это влиять.

Наста Захаревич, «Зеленый портал»