2 чэрвеня 2020, aўторак, 16:58
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Эволюционное преимущество

37
Эволюционное преимущество
Аркадий Бабченко

Прямо на наших глазах шкала ценностей возвращается с головы на ноги.

Когда я читаю новости о том, что через две недели карантина разрушаются семьи и статистика домашнего насилия идет вверх, я, честно говоря, вообще не понимаю, о чем идет речь. Так и хочется спросить: вы до этого на что свою жизнь-то тратили, аллё? На гулянки тусовки, а потом, когда пришлось перенести жуткое, невероятное, нечеловеческое испытание - две недели с супругом в одной квартире - начались избиения жен и разрушения семей? У вас тут что, фестиваль инфантилизма по всей планете? Взрослых людей, знающих такие слова, как «ответственность», «семья», «брак» - вообще не осталось?

Если ты не можешь вытерпеть человека две недели - или два месяца - зачем ты вообще с ним живешь?

Жизнь - это не два месяца. Это долго.

В нашей семье, например, не изменилось вообще ничего. Ни в плане отношений, ни в бытовом, ни в каком-либо ином. Живем точно так же, как и жили. Ругаемся не больше, чем обычно. Не меньше, но и - не больше.

Я просто не могу понять, как может напрягать человек, с которым у тебя общее прошлое и дети.

Тем более, в такое время, как наше. Когда жизнь, хочешь не хочешь, подкидывает такие испытания, по сравнению с которыми этот коронавирус - ну, блин, даже говорить стыдно.

Моя вторая половина ждала меня с войны, терпела мою военкорровскую журналистику с командировками и нищетой, избиения и задержания, прошла вместе со мной через уголовные дела, травлю и выдворение из страны, через беженство и утерю всего, покушение на убийство и полтора года в бункере.

Пару-тройку недель карантина рядом друг с другом…

Простите, о чем вы?

Никто, конечно, не знает дальнейшего. Я вот сейчас спросил - как только карантин закончится, брошу тебя, говорит, козлину старого, и уеду жить на Шулявку.

Но если это и произойдет, то точно не из-за того, что нам пришлось два месяца пробыть вместе.

Да, Олечка?

Смотрите, какая интересная вещь получилась. Этот «апокалипсис» вскрыл совершенно иные пласты современной жизни. Он взял и просто вынес на помойку такие наиважнейшие вопросы современного общества, как подсчет количества полов, борьба за гендер, марши за бодипозитив, войны за феминитивы, вегетарианская инквизиция и прочая чушь, которой золотой миллиард, живущий в розовых облаках с какающими радугой розовыми пони, бесился от жира, и мир занялся своим основным делом - обделавшись от страха, принялся обеспечивать выживание вида.

И выяснились удивительные вещи.

Выяснилось, что многие современные стратегии, которые были хороши - и возможны - только в сытом, благополучном мире, оказались ложными в ситуации критического положения.

Стратегия «моя хата с краю» - оказалась неверной стратегией. Если ты всю жизнь жил, думая только о себе, о своей карьере, о своем благополучии и об ипотеке, с наступлением чрезвычайной ситуации ты остался только лишь с тем, что нарабатывал. С карьерой, деньгами и хорошей квартирой.

Но карьера вдруг раз - и просто-таки одномоментно - кончилась. Причем, кончилась тем быстрее, чем моднее она была в сытом мире. Тренеры личностного роста, гештальт-психологи интровертов и коучеры оказались нафиг не нужными в первые же дни.

Самыми востребованными профессиями оказались профессии труда - продавцы, водители, курьеры, рабочие теплотрасс.

И ты, один на один со своей переставшей существовать карьерой, вдруг оказался - именно один.

Ты, все эти годы нарабатывавший скиллы, но не нарабатывавший социальных связей - остался без этих самых социальных связей.

Без группы своих людей, которые готовы за тебя в огонь и в воду.

Выяснилось, что стратегия «сильная самостоятельная женщина», которая так настойчиво продвигалась под видом равноправия - хотя я совершенно не могу понять, какое это имеет отношение к равноправию - в момент апокалипсиса тоже оказалась ложной стратегией. Рвать жопу, чтобы достать тебе в больницу ИВЛ в условиях их тотального дефицита - на это способна только семья. А котики на это не способны.

Стратегия «чайлдфри» - оказалась ложной стратегией. Ровно по той же причине. Даже если вам дадут койку и ИВЛ - вы будете один и нахер никому не нужны в забитой до потолка больнице, потому как у доктора и без вас еще пятьсот пациентов. Таскать за вами утку и переворачивать от пролежней в случае краха медицинской системы будет только семья. Котики к тому моменту сами уже передохнут.

Стратегия внебрачного партнерства без обязательств тоже ушла в локдаун. По этой же причине.

И прочая, и прочая, и прочая.

Если вы всю жизнь спасали коал, это, конечно, замечательно и достойно похвалы.

Но у коал сейчас все хорошо. Они - природа. Они умеют самовосстанавливаться.

В отличие от тебя.

Коалы к тебе в палату не придут.

Выяснилось, что в условиях апокалипсиса на первый план выходят консервативные ценности. Бизнес, деньги, счет в банке, мерседес, должность, власть, положение - все это оказалось ложной шкалой ценностей. Бизнес накрылся медным тазом, деньги в твоем банке ждут - по словам главы МВФ Кристалины Георгиевой - самого страшного за сто лет экономического кризиса, а на мерседесе просто тупо некуда ездить.

Две недели карантина - и вашему бизнесу кирдык. А свои социальные связи ты растерял сам, когда карабкался на вершину.

А что по-настоящему стало иметь значение, так это семья. Дом. Оружие. Земля. Транспортные средства. Навыки и умения. В первую очередь прикладные.

И, самое главное, социальные связи.

Сплоченная группа своих, готовых за тебя в огонь и в воду.

При том, что сам-то я ни разу не консерватор, я вообще либертарианец. Живите, как хотите, сами, и не мешайте жить, как они хотят, другим. Все люди абсолютно равны в своих правах независимо вообще ни от чего - цвета ли кожи, половой ли принадлежности и от чего угодно вообще.

Но когда начнется по настоящему, преимущества будут иметь не те люди, которые кутались в пледик с капучино на подоконнике, а те, кто ходил в тир.

Я вот ходил.

И дочь водил.

Вы заметили, например, как пропали разговоры про депрессии? Как ветром сдуло. С началом пандемии депрессия просто исчезла - и все. Золотому миллиарду вдруг стало как-то не до «одного из самых тяжелых заболеваний двадцать первого века». За гречку с туалетной бумагой бороться надо. Не до депрессии. Плачущих интровертов сожрут вооруженные агрессивные экстраверты. Чем больше будет семья - или иная другая группа - экстравертов, тем больше у них будет преимуществ.

Начинает выясняться, что все те надстройки, с которыми золотой миллиард носился с жиру как дурак с торбой - начинают сыпаться. И на первое место опять выходит базис.

И если ты не трудился над построением семьи все последние двадцать лет - и не можешь прожить с этим человеком две недели вместе - вдруг выясняется, что ты в эволюционном меньшинстве.

Наилучшими инвестициями оказались инвестиции в социальные связи. Именно они стали сейчас эволюционным преимуществом. Наличие плотной крепкой группы своих. Семья - это первая, самая базисная, самая главная и самая устойчивая такая группа. И она является основным эволюционным преимуществом.

Но она не единственная.

Выяснилось, что эволюционным преимуществом в заданных условиях также оказалась активная социальная жизнь. Если все эти годы вы не оставались в стороне, а таскали покрышки на майдане, волонтерили на фронте, пошли добровольцем, плели маскировочные сети, выходили на Банковую - все то «кастрюлеголовое», «майданутое», «скачущее», над чем ржали любители вывешивать фоточки с Гоа в инстаграмм - вы, тем самым, создавали сплоченные сцементированные группы.

Семью ли. Ветеранское сообщество. Добровольческое ли движение. Партию. Объединенные по интересам громады.

И именно наличие такой группы стало главным активом.

Если ты пошел добровольцем на фронт, а дома тебя ждала семья, у тебя будет ветеранское сообщество, почти наверняка волонтерское сообщество, почти наверняка сообщество тех, кто был на Майдане, плюс семья.

Если ты все эти годы гонял евробляхи и был «моя хата с краю» - у тебя будет только семья.

Если все эти годы ты шлялся по тусовкам и инстаграммам - у тебя, возможно, будет семья, с которой тебе, возможно, будет невыносимо тяжело провести две недели вместе.

Если ты придерживался сильной самостоятельной стратегии - у тебя не будет вообще ничего.

Все восхищаются «Моссадом», который провел блестящую спецоперацию и достал сколько-то там сотен тысяч масок для Израиля. Но давайте зададимся вопросом - а где он их достал? Ну, раз речь идет о спецоперации разведки, то, видимо, не во французской аптеке купил. И не на Алиэкспресс заказал.

Видимо, где-то какой-то чиновник был Моссадом коррумпирован и маски из страны этого чиновника переместились в страну Моссада.

В Украине вот, говорят, два миллиона масок куда-то продались.

Я ни на что не хочу сейчас намекнуть - суть не в этом.

Суть в том, в Израиле это спасет жизни. А там, где эти маски продали - это жизни убьет.

Почему? А потому, что в Моссад служат люди, которые рвут жопу за своих.

Потому что вся страна Израиль - это одна сплоченная сцементированная группа, котора трудилась над построением этих социальных связей все последние семьдесят лет.

И это дает ей сейчас гигантские групповые преимущества.

А чиновник, продавший маски, это человек, которому плевать на всех, кроме своего обогащения.

Обогатиться-то он, конечно, обогатился.

Но если у любого еврея сейчас будет девять миллионов человек, готовых рвать за него жопу - то у этого чиновника не будет никого.

К этому моменту вы уже забыли про котиков и коал, да?

Кучковаться будут не по признаку богатства, мерседеса за три миллиона гривень, гендерного равноправия, феменитивов или защиты телят.

Кучковаться будут по признаку «свои».

Евреи для Моссада - свои. Все остальные - чужие.

У нас с вами нет столько евреев.

Но у двадцати пяти процентов из нас есть не менее сплоченные социальные группы, которые мы строили на протяжении этих шести лет.

Это была адова работа. Требовавшая адовых усилий и таких же жертв.

Но сейчас она - повторюсь - стала групповым эволюционным преимуществом.

Я сейчас не хочу провести какие-то градации, сказать, что кто-то лучше или хуже, или как-то иначе провести границы или внести очередную лепту раздора. Нет у меня и цели запугать. Нет. Я просто констатирую сейчас положение вещей в изменившемся мире.

Прямо сейчас, прямо на наших глазах, шкала ценностей возвращается с головы на ноги.

В критической ситуации ты не возрастешь до уровня своих ожиданий, а рухнешь до уровня своей подготовки.

Имейте активную позицию. Не стойте в стороне. Боритесь за свою страну. Хлебайте с ней говно полной ложкой.

Это - ваши тренировки перед апокалипсисом. Которые дадут вам навыки, а, самое главное - понимание реальной шкалы ценностей.

Именно это, прочистив мозги, в критической ситуации станет эволюционным преимуществом.

Вот вам пример того, как работает эта цепочка из моей собственной жизни. Сергей Мохнаткин. Лет десять назад, на антипутинском митинге, вступился за женщину, которую избивали менты. Дал омоновцу в табло. Отсидел. На очередной акции был арестован повторно за то же самое. Второй срок. В колонии за бунты, неприятие оккупации Крыма, сопротивление режиму, добавили еще два срока. Сломали позвоночник. В спине у него сейчас дыра. В прямом смысле слова дыра.

Все эти годы Сергей вел крайне активную оппозиционную деятельность. Это сформировало вокруг него группу сторонников. В этой группе была женщина, которая стала Серегиной женой.

Сейчас она борется за его жизнь и здоровье - несколько дней назад его ситуация сильно ухудшилась - дергает врачей и общественность, собирает деньги. Группа сторонников помогает в этом и добивается общественного резонанса. Общественный резонанс таков, что Мохнаткин является публичной фигурой и врачи боятся падения хоть волоска с его головы.

А теперь представьте, что одинокому шестидесятилетнему пенсионеру из Котласа, отсидевшему десять лет, сломали позвоночник и выкинули его из тюрьмы в Архангельской области.

Так вот. К чему я все это. Жизнь прямо сейчас, в прямом эфире, показывает ровно то, что все эти годы рассказывал Дед Ванга.

Если ты рвал жопу за свою страну и прошел с ней через те круги ада, через которые прошла она - у тебя есть группа твоих, которые не бросят тебя ни при каких условиях. Если ты рвал жопу за свою семью, у тебя есть супруг-супружница, которая за годы этой задницы, что вы прошли вместе, уже пятьсот раз, конечно, пожалела, расстреляла и бросила тебя в своей голове, но ваша связь стала настолько крепкой, что не разрезать автогеном. У тебя есть семья, ценность которой ты, пережив эти свои круги ада, понимаешь, как никто, и есть дети, которые принесут тебе стакан воды в коронавирусную палату.

Активные майданутые, те самые, которые скакали, таскали, плели, добывали, возили, воевали - имеют сейчас эволюционное преимущество перед евробляхерами, пересичными, pohui и какая разница.

Вишь ты, какая штука-то вышла.

Коалы, котики, бабки, должности и мерседесы - все это, безусловно, замечательно. И спасать их, безусловно, надо. Но только вот на первом месте должны быть люди - ЛЮДИ - и не только потому, что это морально с точки зрения нашего вида, а хотя бы просто потому, что это элементарно повышает ваши шансы на выживание даже если вы законченный эгоист, сволочь и человеконенавистник.

Просто логика, ничего личного.

Make people, not money.

И трудитесь над этим. Над вашими отношениями.

Да, это тяжелый труд, но нет ничего главнее в этом мире.

Семья. Семь Я.

Поймите это уже наконец.

Заводите людей.

А не котиков.

Аркадий Бабченко, Facebook