30 верасня 2020, Серада, 13:03
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Дешевая отмазка

43
Дешевая отмазка

Работа с электоратом – это обычная «отмазка». Никто не мешает партийцам общаться с народом, когда им захочется.

Уже который месяц слышу от представителей оппозиционных партий одно и то же: «выборы» будут недемократичными, не соответствующими стандартам ОБСЕ, с давлением на тех, кто решил в них участвовать, а результаты, как обычно, будут сфальсифицированы.

Но в этой бодяге, продолжают они, непременно нужно участвовать, чтобы иметь возможность работать с электоратом и объяснять народу, как на самом деле обстоят дела в стране, потому что по телевизору об этом не скажут, и только личный контакт поможет ничего не знающим избирателям понять, что происходит.

Едва ли не каждую неделю, после того как их инициативные группы или кандидатов не зарегистрируют, кого-то уволят с работы, а кого-то начнут запугивать, они собираются на срочное совещание, после чего решают: конечно, власть ведет себя по-хамски, но мы еще подождем, потому что у нас есть возможность общаться с избирателями, а снять кандидатов в знак протеста мы сможем и в последний момент.

Вот Анатолий Лебедько, например, рассказывает в эфире «Свабоды», что лично обошел несколько тысяч квартир и собрал 500 подписей. Анатолий, никогда и никому больше про это не рассказывай – засмеют. Потому что обойти несколько тысяч квартир («несколько тысяч» – понятие размытое, но уж никак не меньше трех тысяч), в каждой из которых явно живет не один человек, а чаще всего трое-четверо, и из этих уже многих тысяч людей выдавить всего 500 подписей? Хреновенький, прямо скажем, результат. Лишний раз доказывает, что плевать народ хотел и на «выборы», и на ОДС, от чьего имени действует Анатолий. Впрочем, для меня, как и для тех обитателей нескольких тысяч квартир, ОДС – это такая же бессмысленная аббревиатура, как, к примеру, СНГ. Не существующая в реальности, придуманная непонятно кем и непонятно для чего, ни на что не влияющая и никому не интересная. Такой же провальный проект, как участие партий в «выборах».

Я прекрасно понимаю, почему поход Лебедько по квартирам оказался неудачным. Вот стучится Анатолий в дверь к избирателю. Тот спрашивает: «Ты кто?» Лебедько отвечает: «Я – оппозиционный политик, хочу объяснить вам, как вас обманывает Лукашенко. Никакого парламента не существует, это всего лишь карманная записная книжка Лукашенко, а выборы – фарс. Оппозицию все равно туда не пустят, а результаты голосования сфальсифицируют. Поэтому поставьте за меня подпись, пожалуйста, потому что я в этом участвую». Что отвечает избиратель? Естественно, он говорит, что если дела на самом деле так плохи, так никаких подписей он никуда ставить не будет и вообще на «выборы» не пойдет. А тебе, мил-человек, продолжает избиратель, если ты так хорошо все понимаешь, вообще западло в этом участвовать, так что катись-ка ты куда подальше. И захлопывает дверь.

Так что работа с электоратом – это обычная «отмазка». Во-первых, никто не мешает партийцам общаться с народом, когда им захочется. Но они почему-то предпочитают это делать в строго отведенное властями время. И потому приходят к народу раз в четыре года, как Олимпийские игры. Наверное, чтобы электорат понял: лицезреть Лебедько и Калякина – это настоящий праздник. А во-вторых, зачем с электоратом вообще работать? Это имеет смысл в демократических странах, где существуют парламенты и проходят выборы, где люди приходят на избирательные участки и голосуют, потому что понимают, что от каждого голоса зависит исход этих выборов. Но в условиях диктатуры все по-другому. Если некая часть электората за четырнадцать лет лукашенковских плясок так ничего и не поняла, то уже и не поймет. Они всегда будут делать то, что велит им начальство, не задумываясь, зачем они это делают. И всегда будут довольны, если войны нет, а чарка и шкварка есть, - кто бы ни был у власти. Возиться с этой частью противопоказано. Силы нужно беречь для настоящей работы. Точно так же бессмысленно «работать» с теми, кто абсолютно доволен нынешней властью – им хорошо, а сытый голодного не разумеет, - и с теми, кто ее ненавидит. У этих людей уже есть убеждения, и они все знают. Появление Лебедько на пороге квартиры ничего нового в их жизнь не внесет. А вот в жизни Лукашенко и компании от кипучей деятельности партийцев действительно может многое измениться.

Все оппозиционеры, которые пытаются пробиться в «палатку», признают: у них есть шанс туда попасть, только если будет политическое решение Лукашенко. Запад нашептывает: хоть одного, граждане начальники, туда впендюрьте, и мы признаем режим. К сожалению, это так. И я согласна с Анатолием Лебедько, который говорит, что Запад устал, он не знает, как влиять на ситуацию в Беларуси, потому что исчерпаны все механизмы. Запад действительно устал. Представляю, как какой-нибудь докладчик по Беларуси, который вчера осудил арест молодежных лидеров, а сегодня поприветствовал освобождение Козулина, сидит в своем кабинете, любуется закатом и сам себе говорит: «Господи, как же я смертельно устал от этой Беларуси!..» Вот только нам-то что от их усталости? Это их проблемы. В свободном мире можно выбирать: устал от безнадежной Беларуси – займись, например, перспективной Украиной. И мне их, уставших, не жалко. А партийцам, выходит, жалко. Хочется помочь усталому пожилому Западу, и дать ему возможность отдохнуть от всех нас, и если для этого нужно всего лишь поучаствовать в игре в поддавки под названием «выборы», то они готовы. Так, может, это все-таки Лебедько и его соратники устали? Настолько, что осознанно позволяют Лукашенко победить и послушно, как куклы в фургоне Карабаса-Барабаса, ждут своей участи. Вернее, политического решения. Если оно будет принято, то Ермошина с Лозовиком напишут на бумажках фамилии всех зарегистрированных кандидатов, положат эти бумажки в шапку, перемешают и вслепую (чтобы «выборы» были честными) вытянут бумажку с фамилией кандидата. После чего начнут испытывать к нему настоящую нежность, облизывать его и приговаривать: «Ах ты наша золотая рыбка, наш маленький легитимушка, наш билетик в Париж!..» А ему, бедолаге, придется сидеть в резервации, получать пайку от Лукашенко, понимать, что он теперь один из них, и не иметь возможности ничего изменить. И пока Лукашенко будет ручкаться с Меркель, нашему избраннику светит разве что общество Костяна. По-моему, неравноценная замена – личная свобода на Костяна.

Кстати, о личной свободе. Анатолий Лебедько заявил, что ему было бы очень комфортно выйти пару раз на улицу с плакатом «Бойкот!» и сесть на 15 суток. Причем он говорит вовсе не о том, чего не знает. Лебедько уже сидел в тюрьме на Окрестина, и неоднократно. И если ему действительно комфортно рядом с парашей, тогда сразу становится понятным, почему он рвется в «палатку». Так что не надо рассуждать о важности работы с электоратом. Отмазка не проходит.