25 жнiўня 2019, Нядзеля, 15:35
Мы ў адной лодцы
Рубрыкі

Белорусская власть пошла вразнос, сделав анекдот былью

33
Белорусская власть пошла вразнос, сделав анекдот былью
ДМИТРИЙ РАСТАЕВ

За последние четверть века власть насквозь пропиталась хамством.

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью», — пели во времена комсомольских строек, ударных пятилеток и доллара по 60 копеек. Правда, так и не сделали. С большого грома малый дождь. Беларуси повезло больше, но с одной поправкой — Беларусь сделала былью не сказку, а анекдот.

Долгие годы я ждал, когда же бородатая анекдотина про прачечную («Алле, это прачечная? — Х…чечная! Это министерство культуры».) обретет, наконец, плоть и кости. Дождался. Оказывается, надо было просто звякнуть в министерство сельского хозяйства — по ходу, они сейчас законодатели «культурной» моды.

«Перестаньте вы заниматься этой х…ней, где ей не нужно заниматься», — эта фраза просто обязана стать крылатой! Это ж на уровне Черномырдинского «у кого руки чешутся — чешите в другом месте». Нет, «на х…й вам тот комментарий» тоже, конечно, блеск, но все же пожиже. Хотя эти фразы вполне дополняют друг друга, и их можно элегантно комбинировать.

Ну, а если серьезно, то просто оторопь берет, когда наблюдаешь, что у нас происходит во властных коридорах. За последние четверть века власть насквозь пропиталась хамством и бескультурьем, начиная с самого лофта и кончая цокольными этажами. Если наверху есть «обос…нные коровы», почему бы внизу не быть «этой х…не»?

Но ладно: бескультурье — изъян воспитания, а не болезнь. Даже хамоватые и бескультурные люди, находясь в публичном пространстве, обычно придерживают словесных коней, боясь осуждения со стороны общества. А белорусская власть пошла вразнос и ничего уже не боится: общественное мнение в стране сведено к плинтусу — кого может напугать плинтус?

Даже с журналистами здесь особо не церемонятся. Хотя почему «даже»?

Это в цивилизованных странах пресса — четвертая власть. Там журналисты не делятся на «чэсных» и «нячэсных», они могут придерживаться разных взглядов, поддерживать Трампа или выступать против него, но принципы свободы слова незыблемы для тех и для других. Равно как и журналистская солидарность. И власти вынуждены с этим считаться.

В Беларуси медиа-сообщество разделено на собственно журналистов и на обслуживающих власть агитпроповцев, для которых свобода слова и журналистская солидарность — пустой звук. Перед ними открыто куда больше дверей, от власти им достаются жирные финансовые шматки, но уважения к ним властные кормильцы не испытывают.

Что, в общем-то, справедливо: баре к челяди никогда иначе и не относились. На это бы можно было махнуть рукой — что заслужили, то и получают — но, к сожалению, такое отношение власть распространяет на всю журналистскую братию.

В цивилизованном мире, где власть чувствует ответственность перед обществом, эпизод с матерщиной ведомственного пресс-секретаря, был бы просто немыслим. Вы можете себе представить, чтобы, скажем, британский репортер обратился за комментарием в пресс-службу DEFRA (тамошнее Министерство окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства), а ему бы ответили «F*ck your shitty comment»? Вот и я не могу.

Но если бы вдруг такое случилось, на следующее утро глава организации публично извинился бы за своего подчиненного, а экс-пресс-секретарь пошел бы искать работу в портовых доках ( нашем случае, пресс-секретарь Минсельхозпрода после шумихи попросила прощения).

Нам же, похоже, еще долго придется выслушивать и мат, и окрики, и забубенное хамство от этой власти.

Дмитрий Растаев, «Солидарность»