21 лютага 2020, Пятніца, 23:56
Засталося зусім крыху
Рубрыкі

Санта-Назарбарбара

Санта-Назарбарбара
Айсултан Назарбаев (Рахат)

История выглядит странно даже для азиатских автократий.

Младший внук первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Айсултан — классический enfant terrible. На свою нелегкую дорожку этот слушатель академии футбольного клуба «Челси» вступил как раз на ниве футбола: в 25-летнем возрасте Айсултан попытался взять власть в казахстанской федерации этого вида спорта. За этим последовала виртуальная война с олигархами и администрацией своего дедушки, признание в наркозависимости, проникновение в чужую квартиру в Лондоне и оставление там в стиральной машине своих вещей, укус полицейского и условный срок с обязательством лечения от пристрастия к кокаину, которое президентский внук начал получать в конце 2019 года.

Иными словами, от Айсултана Назарбаева можно было ждать чего угодно. Но он все равно смог всех удивить: утром 22 января в его фейсбуке начали появляться очень странные посты. Айсултан написал, что он долгое время находился в тюрьме, а его страницей все это время, помимо его воли, управляла мать — спикер Сената Дарига Назарбаева — в тандеме с бывшим председателем Комитета национальной безопасности Альнуром Мусаевым. Дальше Назарбаев-младший выдал сенсацию, написав, что «моя мать держала деда на крюке из-за того, что я его сын».

Сомневающимся в том, что это пишет непосредственно президентский родственник, Айсултан предложил позвонить на британский номер телефона.

Кроме того, Назарбаев-младший заявил, что вскоре его попытаются представить психом и убьют, представив все как самоубийство. Так, считает Айсултан, было с Рахатом Алиевым, которого до этих постов все определенно считали его отцом: Алиев, приговоренный на родине к 20-летнему сроку, был найден мертвым в тюремной камере в Вене, где ожидал суда по экстрадиции. Все это перемежалось заявлениями о том, что Дарига Назарбаева применяла против Айсултана магию, а о ситуации предупреждена британская королева.

Журналисты издания HolaNews не смутились стилистикой письма и первыми додумались позвонить по указанному номеру телефона и действительно поговорили с Айсултаном Назарбаевым. Позже подобную беседу записало издание Exclusive.kz, а с родственником Нурсултана Назарбаева телефонный разговор имел главный враг первого президента опальный олигарх Мухтар Аблязов. Сильно яснее ситуация после этих интервью не стала, но Айсултан Назарбаев еще раз публично заявил, что Нурсултан Назарбаев на самом деле его отец. Якобы Айсултан сам об этом узнал лишь недавно, но своим истинным отцом все равно считает Рахата Алиева, который его воспитал.

Выглядел при этих интервью Айсултан Назарбаев, строго говоря, неважно, и все это можно было бы списать на его больную или затуманенную фантазию. Но последующая череда событий заставляет в этом несколько усомниться.

Дарига Назарбаева. Фото: ТАСС

На следующее утро после интервью сайт HolaNews «лег»: главный редактор издания Гульнара Бажкенова рассказала о массированной DDoS-атаке. Проблемы с доступом к ресурсу возникли и у Exclusive.kz.

В парламенте, где выступала Дарига Назарбаева, внезапно усилили охрану,

а журналистке радио «Азаттык», которая попыталась задать вопрос об Айсултане Назарбаеве, сотрудники охраны в буквальном смысле закрыли рот рукой. Когда журналистка извернулась и все-таки задала свой вопрос, Дарига Назарбаева удостоила ее лишь молчанием.

Под вечер бывший глава КНБ Альнур Мусаев выложил в своем фейсбуке снимок бумаги, который он назвал ДНК-тестом на отцовство Рахата Алиева. Согласно снимку, вероятность того, что отец Айсултана Назарбаева все-таки Алиев — 99,999784244%. Проблема лишь в том, что на снимке вообще не было ни одного опознавательного знака, который бы подтвердил подлинность бумаги, и не очень понятно, зачем такой тест, судя по документу, делался в 2013-м году.

Экс-глава КНБ Альнур Мусаев (справа) показал документ с результатами ДНК-теста на отцовство Рахата Алиева

Поздно вечером казахстанские телеграм-каналы распространили сообщение, что Айсултан Назарбаев сбежал из клиники, где он лечился от наркотической зависимости, его поймали полицейские и после консультаций с врачами отправили внука в психиатрическую лечебницу.

Сама по себе история выглядит диковато даже для азиатских автократий. Людям оказалось проще согласиться с тем, что, действительно, Нурсултан Назарбаев скрыл факт того, что Айсултан — его младший сын: весь интернет завален сравнением фотографий деда и внука (отца и сына?). В этом случае Дарига Назарбаева вовсе и не биологическая мать, да и Нурсултану Назарбаеву она никакая не дочь (интернет-умельцы уже изменили статью в Википедии о самом Айсултане).

По-человечески почти всех участников этой истории можно пожалеть. Если не брать в расчет совсем противоестественные варианты того, как обстояло дело, нынешние отношения Нурсултана, Дариги и Айсултана Назарбаевых — большая семейная драма, помноженная на всякого рода зависимости. Вся проблема только в том, что долгие годы именно этой семье можно было больше остальных, а любое публичное обсуждение их поступков — зачастую очень спорных с точки зрения что морали, что закона, — в какой-то момент вообще превратилось в наказуемое деяние. И после того как тень Нурсултана Назарбаева, ушедшего в отставку в марте прошлого года, слегка сошла с казахстанского общества, оно первым делом начало промывать косточки всей семье.

Уже звучат вопросы, что думает по поводу всей этой ситуации жена Назарбаева Сара, да и, собственно, где она вообще? Широко обсуждаются видеоролики с торжеств брата Нурсултана Назарбаева Болата, а особо настойчивые пытаются подсчитать точное количество его «жен». А о таком подарке, как признания Айсултана Назарбаева, и мечтать не приходилось: такого шанса критики елбасы упустить не могли. Под вопрос теперь ставится не политическое, а моральное право Назарбаева управлять страной. Он точно не таким отцом-основателем хотел войти в историю Казахстана.

Точку в ситуации мог бы поставить сам Нурсултан Назарбаев, но представить, что престарелый отец нации что-то честно расскажет о своей семье, вообще не получается.

Для высоких политиков азиатского типа семья, как правило, не опора в жизни, а уязвимое место,куда, по мысли самих автократов, то и дело норовят ткнуть враги (сравните для примера степень открытости семьи любого американского президента). Но чрезмерная защита родных людей от постороннего внимания чаще всего ведет к их вседозволенности, и поступки близких в какой-то момент и в самом деле превращаются в проблему. Удар изнутри семьи — самый болезненный, но когда автократ это понимает, может быть уже слишком поздно.

Вячеслав Половинко, «Новая газета»