16 жнiўня 2018, Чацвер, 20:38
Рубрыкі

Белорусы об отдыхе в Танзании: Там растет картошки больше, чем у нас

1

Минчане рассказали о своих приключениях в африканской стране.

Белорусы Вероника и Саша рассказали CityDog, что они делали в Танзании 18 дней.

– Всего мы приехали в Танзанию на 24 дня. Восхождения заняло только шесть из них, поэтому времени у нас было много. Среди глобальных планов у нас было пятидневное сафари. Мы хотели посетить три национальных парка: Серенгети, Тарангире и кратер Нгоронгоро. А еще я очень хотела увидеть настоящих масаев. Это племя, распространенное в Западной Африке, которое сохранило древний уклад жизни и все традиции.

Мы специально купили еще в Беларуси китайские часы для того, чтобы обменять их на сувениры – они почему-то очень любят такие украшения. Настоящих масаев деньгами не удивишь, им просто негде их использовать. Вот корова – да, ей бы они точно были рады. Но мы решили пойти более простым путем.

Первые дни после восхождения мы провели в небольшом городке Моши – восстанавливали силы. Состояние стабилизировалось быстро. Как только появился аппетит, все сразу стало хорошо (улыбается). Вообще, в отеле было много белых людей, многие с травмами, перебинтованными ногами. Все понимающе кивали друг другу, мол, «О, Килиманджаро!»

У нас был красивый ухоженный отель со своим бассейном и садом. Но когда мы отправились в город, картина открылась совсем другая: разруха и неопрятность. Контраст был разительным.

И к белым действительно относятся как к ходячему кошельку. Попрошайничество там очень развито. Часто подходили люди и предлагали, например, показать дорогу за вознаграждение. Или прямо говорили – дай денег.

Главное, вовремя отшутиться, не проявлять агрессии, улыбаться. Тогда они начинают просто с тобой общаться. Можно узнать много интересного. Особенно если выучить несколько фраз на суахили. Это очень располагает местных жителей к тебе.

Детям мы раздавали конфеты, которые привезли из Беларуси. И оказалось, что это опасно, особенно если их много – они готовы вырвать сладости вместе с рукой и просто сбивали с ног. Поэтому потом я угощала только отбившихся от толпы малышей.

Часто туристы приезжают с неуважительным отношением к африканцам, даже мы таких встречали. В основном это русские туристы, они разговаривали на русском языке с местными, удивляясь, почему их не понимают.

Поэтому, когда танзанийцы видят искреннее расположение, они просто не могут не ответить взаимностью. Мы в любой стране, где бываем, стараемся выходить «в народ». Только Килиманджаро или джипа сафари не достаточно. Первое обязательное место – рынки, второе – общественный транспорт, третье – нетуристические улицы. Не побывать там, значит, не побывать по-настоящему в стране.

К слову, о рынках. Считается, что это визитная карточка любого города, но в Моши это почему-то было не настолько весело и колоритно, как везде. Приятно, что там можно поторговаться и купить дешевые овощи и фрукты, но не более того.

Особо необычного там ничего нет. Ананас, манго, драгон фрукт, папайя – для тех, кто много путешествует, уже хорошо знакомы. Продавцы предлагают все попробовать, но условия, конечно, далеки от норм санитарии. Фрукт просто мыли в ведре перед дегустацией. Но ничего, все остались живы (смеется).

Кстати, в Танзании едят очень много картошки. Из нее готовят самые разные блюда – вариантов, может, даже больше, чем в Беларуси. А еще часто используют кукурузную крупу.

Сейчас в Танзании живет достаточно много индусов, что, конечно, отразилось и на кухне. На каждом шагу встречаются местечки с национальной кухней. У нас даже в отеле поваром был индус, поэтому по блюдам иногда было не совсем понятно, где именно мы находимся: в Индии или Танзании?

«САМОЕ ОПАСНОЕ ЖИВОТНОЕ В САВАННЕ – БУЙВОЛ»

После Моши мы поехали на сафари. Это очень классный формат, потому что там тоже нужно было жить в палатках – мы провели так четыре ночи. Я читала, что туристы ночуют на территории, огороженной от диких животных специальной оградой под напряжением.

Но нет. В первую ночь в саванне гид нам говорит: не рекомендую брать с собой еду в палатку, даже банан, потому что гиены очень остро реагируют на все запахи. У нас была минутка шока. Какие гиены? А ограда? Ну, ничего, гиена – это же собака, а собака – друг человека. В принципе все было нормально, даже почти не страшно. Иногда, правда, мы просыпались от их «смеха» в ночи. А перед сном несколько раз проверяли, не затерялся ли у нас банан в сумке.

Основная суть сафари – увидеть большую пятерку зверей. Это лев, леопард, носорог, буйвол и слон. Раньше это была пятерка трофеев, которые считалось почетным привезти с охоты. Но сейчас в Танзании очень берегут свою природу и борются с браконьерами. Если запрещенный товар конфисковывают, его сразу же уничтожают, а самих преступников жестко наказывают.

Гид рассказывал, что охотиться разрешают, только если кто-то переплодится. Например, у слонов не такая большая кормовая база, а еды им нужно очень много. Поэтому слишком большое количество особей становится настоящей проблемой.

Парки продолжают друг друга, но дорога все равно отнимает много времени. Например, первый день мы ехали на джипе пять часов. Посмотрели зверей и вернулись в лагерь. Там их нет совсем, даже москитов – территория специально обработана. Первая ночевка была самой комфортной. Там стояли огромные шатры, в которых были даже кровати!

На следующий день мы отправились в саванну. Там, кстати, очень много зелени, часто встречаются озера и реки. Мы были в сезон, и погода стояла отличная. Сейчас там начинается сезон дождей.

Больше всего запомнились, конечно, детеныши животных. Особенно здорово наблюдать, как им умиляются взрослые люди. Ты просто полчаса смотришь на леопарда с малышом и тебе совсем не надоедает. Момент настоящего созерцания. Леопардик прыгнет на камушек, и вся машина хором издает протяжное «Ах!». Это было очень эмоционально.

Семья слонов – это тоже прекрасно, хотя и страшновато, потому что ходят они толпой. Семья состоит из взрослых самок и детенышей. Самцов выгоняют – там царит матриархат. Забавно наблюдать, как на самом деле огромный слоненок, прячется за своей мамой, видя туристов.

Такая семья переходила перед нами дорогу. И тут неожиданно самая большая слониха повернулась к машине и подняла в нашу сторону хобот и начала хлопать ушами. Водитель всегда глушил мотор, когда мы наблюдали за животными, но тут он предусмотрительно завел машину и сказал: «На всякий случай».

А вот у львов, в отличие от слонов, – патриархат. И это самые настоящие ленивые задницы. Они целыми днями валяются на солнышке и ничего не делают. Охотятся только львицы, самец может это сделать, разве, когда будет совсем умирать от голода. Его задача лежать и громко рычать – я царь зверей и это мой прайд, не подходите.

Встав пораньше, и мы видели, как прайд завтракал. Интересное дикое зрелище: лев отгоняет львиц и, только насытившись, а мы наблюдали за всем около часа, позволяет им приступить к трапезе.

Молодым львам, у которых еще нет прайда, приходится все делать самим. Одного из них мы видели буквально на расстоянии вытянутой руки.

Было удивительно узнать, что самое опасное животное в саванне – это не лев или слон, а буйвол. Они ходят стадами и, бывает, даже крушат целые деревни масаев просто потому, что у них нет настроения. В последнюю ночь мы как раз ночевали с ними по соседству. Но они были спокойными и дружелюбными. А вообще самые милые и безобидные животные – в саванне это жирафы.

«МАСАИ ВЫБИВАЮТ СЕБЕ ПЕРЕДНИЕ ЗУБЫ. ДЛЯ КРАСОТЫ»

В парках полностью дикая природа. Джипы ездят по определенным дорогам, выходить из них нельзя. Только если очень попросить гида, но мы этого не делали. И так все прекрасно видно. То, как удастся рассмотреть животное, зависит от того, как близко оно подойдет. В целом звери настолько привыкли к людям, забыли об охоте, что совершенно не боятся машин, воспринимают их просто как непонятный вонючий камень.

Что касается сафари, я бы советовала не торопиться, а отправляться на 3–5 дней, хотя есть туры на 1–2 дня. Тогда точно увидишь всех животных, побываешь в разных парках и не останешься разочарованным.

Тур мы искали еще в Беларуси на сайте TripAdvisor, стоил он 600 долларов с человека. Писали в местные компании и расспрашивали, что включено. Кстати, именно на этом варианте мы остановились, потому что нас пообещали отвезти к настоящим масаям. Они единственные, кто живет на территории парка Серенгети. Сейчас им запретили охотиться, но раньше они славились именно как первоклассные воины. Сейчас они разводят и пасут скот.

Когда я уже во время сафари спросила у гида, когда же будут масаи, он ответил – так вот же деревня. А там уже все наряженные, готовы петь и развлекать туристов – этакие танзанийские Дудутки. Я много читала о масаях, и они никогда бы не стали такое делать.

Вход в эту деревню еще нужно оплачивать отдельно, он стоит 20 долларов. В том, что мы не побывали в настоящем поселении, было самое большое разочарование от поездки. А так хотелось бы хотя бы день пожить в их деревне. Наверное, договариваться с гидами стоило на месте, потому что в интернете любые сафари-туры включают посещение масайской деревни, но это деревня-музей.

Но несколько настоящих масаев мы все-таки видели. Они не говорят по-английски, в отличие от «коллег» из псевдодеревни, которые готовы с радостью провести экскурсию. Масаи выбивают себе передние зубы – это считается красивым. А еще они очень не любят фотографироваться.

Пастухи-подростки, которых я пыталась сфотографировать, даже вылили на меня какую-то жидкость. Но договориться с ними можно, если относиться по-человечески, а не как к туристической диковинке.

Гиды это не очень одобряют, потому что масаям запрещено общаться с туристами. Это сделано, чтобы не нарушать, налаженную государством систему. Есть «Дудутки» – милости просим туда. Продовать что-то туристам им тоже запрещено, но я все-таки купила браслетик.

«ИЗ ОКНА ОТЕЛЯ ВИДНО, КАК В МУСОРЕ КОПАЮТСЯ ГОЛЫЕ ДЕТИ»

После сафари мы отправились дальше в город Дар-эс-Салам. Это самый богатый город страны – ее бизнес-центр. Если в Моши даже нет высотных зданий кроме парочки отелей, то в Дар-эс-Саламе есть и небоскребы. Встречаются ухоженные бизнес-леди, и мужчины в строгих костюмах и с дипломатами – в общем, Уолл-стрит по-танзанийски.

Но стоит свернуть на соседнюю улицу – и все как обычно. Мы жили в отеле среди трущоб: из окна было видно, как в мусоре копаются голые дети.

Вечером в городе достаточно много пьяных. Чувак свалился с мопеда прямо под колеса нашего такси. Как туристу там делать нечего, как путешественнику – просто узнать новое место.

В отеле нам всегда рекомендовали брать такси и после наступления темноты не гулять по улицам. Мы гуляли, но все вещи оставляли в отеле. В такси нужно обязательно закрывать окна и блокировать двери, иначе могут что-нибудь выхватить прямо на ходу.

Мы там пробыли всего сутки перед тем, как на пароме отправиться на остров Занзибар. Цены отличаются для местных и приезжих: если в первом случае это 15 долларов, то для мзунгу – на суахили – это белый человек – сразу 35.

Особые нравы проявляются не только в этом. Например, в Танзании до сих пор развит шаманизм. Там рождается много альбиносов, и их используют в ритуалах. Допустим, хочешь денег – отруби руку альбиносу. Они действительно в опасном положении. Сейчас это уголовно наказуемо, но изредка все равно встречается – детей-альбиносов воруют и распродают шаманам по частям.

«НА ПЛЯЖЕ ПАРНИ КРУЖАТСЯ ВОКРУГ ЖЕНЩИН КАК КОРШУНЫ»

Остров Занзибар входит в состав Танзании, но он полностью автономен: у него есть свой президент, своя Конституция, и это действительно два разных государства.

Первое впечатление – это остров с картинки, рай на земле. Там безумно красиво. Но опять же: территория отеля и жизнь на улицах – совершенно разные вещи.

При этом главное отличие с континентальной Танзанией – люди. Больше 90% местных – мусульмане, раньше здесь был султанат, и это откладывает отпечаток на всем. Из-за религиозных правил люди более честные что ли. Местные очень отзывчивые сами по себе, не в ожидании вознаграждения. Они его не то что не просят за помощь, а всегда отказываются.

Большинство женщин ходят в парандже. В отличие от остальной Танзании, где даже мусульманки не придерживаются таких строгих норм. Но пообщаться с женщинами, кстати, мне не довелось нигде. Это были только работницы ресепшена и одна попрошайка.

Мы не платили ни за одну организованную экскурсию. Все искали сами, это очень просто – садишься на дала-дала и едешь. Это самый дешевый вид общественного транспорта, он есть только в Танзании, что-то вроде маршрутки, в которой места не заканчиваются никогда. Кстати, только в дала-дала цена для местных и туристов одинаковая – если мзунгу ездит на таком транспорте, значит, он почти свой.

Но отель, в котором мы жили на севере острова, был, наверное, самым дорогим в моей жизни – 100 баксов за ночь. Север – очень туристическое, тусовочное место, при этом считается, что там лучшие пляжи, поэтому так дорого. При этом мы жили даже не на первой береговой линии. Провели мы там три дня и переехали поближе к главному городу Стоун-Тауну. Цена за жилье сразу же упала в два раза. Зато пляжи там совсем другие.

Оттуда мы съездили на остров, где живут сейшельские черепахи. Экскурсия нам бы стоила 65 долларов с человека, но мы доехали на место за доллар на дала-дала, а потом договорились с лодочником за 20 долларов, итого – 21 доллар за двоих.

Черепахи просто огромные! И самой старой уже больше 160 лет. Их можно покормить, но трогать не стоит, потому что они переносчики сальмонеллеза. Мы ехали ради черепах, но и сам остров оказался очень классным. Особенно, пока не приехали другие туристы. Поэтому туда лучше ехать рано утром.

Он называется Prison island. Сначала там хотели построить тюрьму, потом туда свозили заболевших инфекционными заболеваниями, а сейчас это известная туристическая точка. Кстати, у острова есть владелец, и идея завезти туда черепашек принадлежала именно ему. Остров заселили и сделали заповедник.

Занзибар называют островом специй. Наверное, все виды, которые существуют, растут там. Все это можно найти на рынках, и тут рынки уже действительно очень колоритные. Мы же решили съездить на ферму специй. Они все принадлежат государству, поэтому организованных экскурсий туда нет.

По дороге туда в дала-дала с нами общался парень, который представился гидом. Мы сначала отказывались от его услуг, но он сказал, что работает за чаевые: понравится экскурсия – оставите. И мы не пожалели. Было интересно. Он вместе с напарником нам все очень подробно рассказывал. Мы пробовали специи на вкус, цвет и запах.

Несколько дней мы провели на пляже. Кстати, там – это основное место «съема». Между прочим, остров считается одним из главных направлений секс-туризма для женщин. Что ни взрослая одинокая европейка, то с местным парнем.

Я на себе испытала их подкаты. Первый день, загораю, муж пошел купаться. Как коршуны вокруг кружатся парни, и по очереди подходят знакомиться. Сначала пытаются задавать простые вопросы. Потом предлагают украшения, начинают делать комплименты, обещают отвезти на экскурсию. И коронное – может быть я нужен на ночь? Заходят издалека (смеется). Самое удивительное, что их действительно можно нанимать и как гидов, и как секс-партнеров.

В целом поездка в Танзанию выдалась очень насыщенной, думаю, многие моменты из нее запомнятся на всю жизнь. И уж точно могу сказать, что ни об одной даже самой сложной минуте мы ни разу не пожалели.